Содержание:

Вряд ли найдется человек, который хотя бы однажды не оказался жертвой манипуляции. Какими бы умными и образованными мы себя ни считали, каждый вспомнит, как хотя бы раз поддался на уговоры мошенника — например, в обличье цыганки или экстрасенса, попал под влияние телевизионной рекламы или политической пропаганды. Можно ли защитить себя и близких от «промывания мозгов»?

Промывание мозгов - как это делается

Начну с истории. Двое друзей, которые когда то вместе учились в вузе, потом работали в одной ИT-компании, дружили семьями, — современные люди, с математическим складом ума, скептичные, ироничные — вдруг в одночасье стали врагами. Почти любой разговор теперь заканчивался взаимными нападками, оскорблениями. В конце концов они вообще перестали общаться. А началось все с того, что один в период украинских событий в 2014 году полгода проработал в киевском филиале компании, смотрел украинское телевидение и слушал местное радио, а другой остался в Москве и получал информацию из российских источников. Когда они встретились, каждый был уверен, что другому «промыли мозги». И правы были оба.

Чтобы сохранить голову ясной, не допустить разлада в отношениях с близкими, важно научиться противостоять внушению и манипуляции. А для этого стоит разобраться, как действует механизм «промывания мозгов».

К содержанию

Как работает механизм «промывания мозгов»

Впервые термин brainwashing употребил в 1950 году журналист (и одновременно сотрудник отдела пропаганды ЦРУ) Эдвард Хантер. В своей статье он буквально перевел на английский китайское выражение «си-нао» — «промывать мозги»: так говорили о методах принудительного убеждения, которыми искореняли «феодальный» склад мышления у китайцев, воспитанных еще в дореволюционную эпоху.

Позже было подробно описано, как во времена Корейской войны 1951–1953 годов, которую вели между собой две Кореи — Южная (среди ее союзников были США) и Северная (на ее стороне воевала армия Китая), китайские коммунисты в управляемых ими лагерях для военнопленных добивались глубоких поведенческих изменений у американских солдат.

Поначалу «объект» изолировали от привычного окружения и альтернативных источников информации, чтобы прежние установки и убеждения не подкреплялись извне. Дальше наступал черед жизненно важных потребностей: человека лишали пищи, сна, элементарных удобств. Очень скоро он становился безвольным и беспомощным: если не удовлетворяются базовые потребности, ценности и убеждения волей-неволей отходят на второй план. Когда жертва физически и духовно истощалась и становилась полностью зависимой от «хозяев», ей внушали новые «истины». За хорошее поведение — отказ от прежних взглядов — понемногу выдавали еду, разрешали спать, улучшали условия. Постепенно человек принимал новую систему ценностей и соглашался сотрудничать.

При манипулировании массовым сознанием физические методы не применяются, но в ход идет тот же «трехсоставный» механизм: отключить рацио (снизить критичность мышления), вызвать страх (создать угрозу), поддеть на «крючок спасателя» (предложить выход).

К содержанию

Манипуляция, шаг первый: отключить рацио

Обычно мы довольно критически воспринимаем получаемую информацию — человеку вообще свойственно инстинктивно сопротивляться новому, ничего не принимать на веру. Мы дотошно рассматриваем ботинки, которые собираемся купить, нюхаем еду, прежде чем положить ее в рот, с подозрением относимся к новостям: «Да ладно, такого не бывает». Но при зомбировании наше рацио уже не работает, и мы готовы поверить во что угодно. У нас «отключают» критичность, и мы начинаем оперировать образами и «фактами» искусственно созданной и навязанной нам социальной мифологии.

Доказано, что в массе нас оболванить легче, чем каждого по отдельности. Общаясь, мы воздействуем друг на друга, заражаемся чужими эмоциями. Воздействие на одного человека требует особого профессионализма, а в массах заражение происходит мгновенно — трудно «шагать правой», когда все вокруг «шагают левой». Эффект толпы срабатывает, даже если каждый из нас сидит в отдельной квартире, но при этом смотрит одну и ту же телепередачу.

К содержанию

Манипуляция, шаг второй: вызвать страх

Как превращают взрослого рационального человека в доверчивого ребенка? Создав угрозу его базовым потребностям. Как ни парадоксально, этот же метод применяется в рекламе. Конечно, нас не лишают пищи, воды или сна, но погружают в воображаемый мир нехватки самого необходимого: чем талантливее реклама, чем достовернее образы людей, измученных недосыпом, сексуальной неудовлетворенностью, голодом, жаждой, тем быстрее мы превращаемся в «испуганного ребенка» и подчиняемся власти того, кто избавит нас от мук с помощью, например, картофельных чипсов, жевательной резинки с новым вкусом или газированной воды.

Главное — любым способом заставить бояться. Чего угодно: бессонницы, голода, фашизма, угрозы детям. Запуганные люди пойдут на все, даже если им это не выгодно. Например, достаточно просто произнести заклинание «международный терроризм» — и мы уже не протестуем, когда в аэропорту нас обыскивают, заставляют разуваться и выворачивать карманы.

Манипуляция сознанием предполагает игру на чувствах, обращение к страхам и предрассудкам, а они есть у любого из нас. Обыгрываются национальные стереотипы, мифы. Каждый народ чего то боится или ненавидит. Например, для русских за словом «фашизм» — миллионы погибших, ненависть к врагам, что то очень страшное. И контекст уже не имеет значения. Нам говорят: «Вот он, фашизм!» — и тут же открывается дверь в подсознательное, оживают страхи, актуализируются наши болевые точки.

Бьют в цель и «мертвые слова». В пропаганде это «фашисты», «бомбежка», «хунта». В рекламе — «бессонница», «боль», «жажда». У цыганки другой набор: «заговор на смерть», «венец безбрачия», «родовое проклятие». Нас словно загоняют в узкое пространство, где нет места аргументации, где в ход идут ярлыки, где действительность объясняется простыми формулами. «Мертвые слова» не рассчитаны на критическое восприятие. Они должны запустить определенную эмоциональную реакцию: тревогу, ощущение угрозы.

Не надо думать, что в одной стране такое возможно, а в другой нет. Конечно, где то люди в целом «взрослее», рациональнее, а где то более инфантильные, внушаемые, живущие мифами, эмоциями, с «детским» сознанием. Наш народ в большей степени относится к «детскому» типу. У нас и у наших родителей годами вырабатывалась привычка «ходить строем» и абсолютно доверять средствам массовой информации: раз написали в газете или сказали по телевизору — значит, так и есть. К тому же мы многократно «раненая» нация, у нас много реальных страхов, засевших в подсознании: голод, репрессии, революции, войны. Нам пришлось испытать очень много такого, из чего трудно вырваться, но на что очень легко воздействовать.

К содержанию

Манипуляция, шаг третий: ввести «крючок спасателя»

Нас напугали, лишили самообладания и способности критически мыслить. И вот когда мы уже чувствуем себя жертвой и ищем спасения, нам является «спасатель» — и мы готовы выполнять любые его приказы.

Эта техника неплохо разработана у цыган. Ко мне на психотерапевтические приемы не раз приходили люди, у которых цыганки вытянули все деньги. «Как же так? Мне не угрожали ни ножом, ни пистолетом», — задним числом удивлялись они. А фокус прост. Сначала цыганка располагает к себе жертву. Потом вдруг «замечает» порчу, венец безбрачия, сглаз и страшную болезнь. Любой испугается, а в состоянии аффекта мы легко поддаемся внушению. В этот момент цыганка превращается в «спасателя»: «Твоему горю помочь несложно. Это сглаз завистника. Позолоти ручку...» И жертвы отдают им все добровольно.

Столкнувшись с трудностями, мы ищем простые ответы и стремимся исправить ситуацию простыми действиями, в том числе совершенно необоснованными. В рекламе «спасение» тоже всегда предлагается за счет псевдологики, выстраивания ложной причинно-следственной связи между явлениями: пей этот кофе — станешь богатым, жуй эту жвачку — понравишься девушкам, стирай этим порошком — и муж никогда не уйдет к другой.

Пропаганда работает так же. Нас пугают тем, от чего нам по настоящему страшно: войнами, фашизмом, хунтой, убитыми, ранеными. И на фоне всего этого кошмара показывают — вот он, путь спасения: например, создать сильное государство, которое защитит, которого остальные боятся.

Как защитить себя от манипуляций

К содержанию

Что делать?

Вначале поймем, что с нами происходит, когда мы попадаем под прицел умелых манипуляторов. Мы становимся некритичными, мыслим навязанными стереотипами, довольствуемся простыми ответами на сложные жизненные вопросы, верим только в свою правду, нетерпимы к чужому мнению. Мы словно закрываемся в информационном коконе и радостно ловим только «свою» информацию. Мы перестаем думать сами: начинаем говорить штампами, повторять реплики из газет, теле- и радиопередач.

Биполярное упрощение ведет к агрессии. Но начать противостояние легко, а вот выйти из него трудно, ведь отказаться от своего мнения — для многих все равно что признать поражение.

Чтобы не поддаваться манипулированию, главное — стать взрослым. Что это значит? Вернуть себе способность анализировать информацию, сохранить незатуманенное сознание с высоким уровнем критичности, отказаться от простых рецептов, ведь кроме черного и белого есть еще масса других оттенков. Чем сложнее человек воспринимает действительность, тем меньше в нем агрессии.

Поэтому можно попробовать следующее.

  1. Сознательно прервать контакты с источником информации — это простая и эффективная психологическая защита от промывания мозгов. Надо просто выключить телевизор, перестать читать газеты. Дать себе срок, скажем, две недели, и «наваждение» начнет проходить.
  2. Стараться не воспринимать информацию в расслабленном состоянии — непосредственно перед сном или сразу после пробуждения, когда снижен барьер критичности, а значит, все, что поступает из внешнего мира, откладывается в подсознании в виде психологических установок и формирует наше будущее поведение.
  3. Искать объективные данные в альтернативных, не пропагандистских источниках, например, в научных статьях, книгах, на неангажированных сайтах.
  4. Подумать: а нужно ли нам во всем этом разбираться? Совсем не обязательно иметь мнение по любому вопросу. Если та или иная информация не относится к категории жизненно важной, можно уйти во «внутреннюю эмиграцию» на свой «необитаемый остров».
  5. Воспользоваться «методом Карлсона» — попытаться мысленно, «поднявшись к потолку», посмотреть на все, что мы делаем. Увидев, что мы «не в себе», включить здравый смысл, успокоиться. Важно не смешивать политические конфликты и личные отношения и понимать, что у каждого своя правда. И какими бы абсурдными ни казались нам высказывания другого, нужно понимать, что он, вероятно, так же воспринимает наши доводы. Можно спорить, высказывать разные точки зрения, но при этом нужно уметь сказать себе «стоп», когда спор переходит в конфликт, в войну, в разрыв.
  6. Настроиться на диалог. Он расширяет наше представление о мире, помогает найти взаимопонимание с теми, кто мыслит иначе, отнестись к ним как к партнерам по выяснению истины, а не врагам. Если оппонент не идет навстречу, ничего не хочет слышать, нужно просто прекратить разговор, не считая себя побежденным, — хотя бы ради своего здоровья и сохранения отношений.
  7. Научиться спокойно, четко, открыто, аргументированно, не давая воли эмоциям и не обвиняя оппонентов, высказывать свои взгляды, при этом осознавая возможные — и не всегда позитивные — последствия.
  8. Разрешить себе менять мнение. Многим это дается трудно. С детства нас учили, что надо следовать своим принципам, отстаивать их, биться за правду. Но прежде надо понять, за что биться. За собственные цели и принципы или за навязанные извне? Изменить мнение — право каждого свободного человека. Это говорит лишь о том, что он живет и развивается.
  9. Пользоваться простыми «ключами» в оценке событий. Например, быть на стороне права или опираться на определенные, вполне понятные нравственные законы, такие как «Не укради» или «Не убий».

И, конечно, не надо обижаться на власть, пропаганду или рекламу. Во всем мире правители и интеллектуалы — это два полюса. Власть, государство стремится к единообразию, задача государства — все упростить, ведь трудно, как говорил Миттеран, управлять нацией, которая знает 300 сортов сыра. А интеллектуал воспроизводит сложность, его задача — не бояться разнообразия, инакости, уметь быть в меньшинстве и жить в условиях неопределенности, когда точно не понятно, кто «хороший», а кто «плохой».