О боже, опять эти красные пятнышки. Ну что он мог такое съесть, он же вообще ничего не ест. И насморк не проходит… Аллергия, простудился? А еще ребенок плохо спит и часто встает на цыпочки.

Хотите об этом поговорить? Я – хочу. Но не с кем! Мамы меня поймут: если исключить толпу "знающих" соседок и подружек, то на самом деле не с кем. Нет, педиатр у нас, конечно, есть. И человек он, наверное, хороший, но как ни придешь, то к другому специалисту отправит, в другую очередь, то пробормочет что-то на своем медицинском языке. Ну, думаешь, мы тоже не лыком шиты, пойдем в интернет, вон сколько желающих проконсультировать. А что? Это быстро и удобно, и не надо выходить из дома… В итоге оказывается, что желающих-то много, но большинство их ответов заканчиваются фразой "это серьезно, приходите к нам на прием".

Кажется, нас опять надули... Кому верить в такой ситуации, к кому обращаться, если хорошего врача поблизости нет? И вообще – возможно ли адекватное консультирование на расстоянии? Тему интернет-консультаций я решила обсудить с известным детским врачом Евгением Олеговичем Комаровским, добрый десяток лет отвечающим на вопросы по интернету.

— Здравствуйте, Евгений Олегович. Перед родителями часто стоит проблема: надо проконсультироваться с врачом, но свой педиатр не устраивает, а ехать куда-то далеко на прием нет возможности. И, похоже, виртуальные консультации – один из способов решить эту проблему... Скажите, насколько это этически приемлемо для врача – консультировать на расстоянии? Не нарушается ли принцип "не навреди"? Ведь не навредить, не видя пациента, сложнее...

– Консультация – это ведь когда некий человек высказывает свое мнение и дает советы по вопросам, в которых он является специалистом. То есть это мнение эксперта, профессиональное заключение. Высказать мнение или дать совет на расстоянии – почему бы и нет. Это вполне этично и очень даже приемлемо. Стоит подчеркнуть, что очень важным в данном случае является то, насколько точно консультируемый сформулировал и описал свою проблему.

Что касается "не навреди" – навредить, не видя, сложнее. Можно навредить и когда видишь. Тут все зависит от врача. Главное, в чем здесь проявляется реализация принципа "не навреди": врач, давая виртуальные советы и рекомендации, должен предвидеть разные варианты развития событий, не допускать однозначных трактовок, предлагать пациенту варианты действий, обусловленные разными факторами. Например, совет может быть сформулирован так: если у вас температура снижается после такого-то лекарства, то есть смысл поступать так-то. Или же можно задать уточняющие вопросы, после чего дать более конкретные практические советы.

– Насколько эффективными могут быть такие консультации, от чего это зависит? То есть можно ли реально вылечить виртуального пациента – виртуально поставить диагноз, виртуально назначить эффективное лечение?

– Для начала надо сказать, что не следует сводить консультации только к попыткам вылечить и оценивать их эффективность с точки зрения назначенного лечения. Ведь консультировать можно (и нужно в идеале) не тогда, когда вы больны, а когда вас волнуют некие вопросы, на которые вы не можете получить ответ. Потому что некогда вашему педиатру, потому что книжки написаны невразумительным языком… А вы хотите, например, узнать, какая вакцина от гриппа лучше, надо ли прививаться каждый год, можно ли этот препарат принять во время беременности, какой витаминный комплекс предпочесть, какие лекарства взять с собой, если вы едете отдыхать на горнолыжный курорт, и т. д. И таких примеров, когда вам нужна консультация, но ни о какой диагностике речь не идет, – тысячи.

Что же касается эффективности консультаций применительно к болезням, тут есть определенные требования – как к врачу, так и к пациенту, которого консультируют. От врача требуется прежде всего реальный опыт, способность анализировать информацию, формулировать понятным языком советы, которые могут быть реализованы на практике. Главное и самое принципиальное состоит в том, что консультировать виртуально многократно сложнее, чем реально. Поэтому сделать это может, как правило, только опытный врач.

Но многое зависит и от пациента (ну или от родителя маленького пациента) – предоставление адекватной, по возможности полной информации касательно истории болезни и симптомов, касательно того, чем лечились и к чему это привело. Плюс имеющиеся результаты обследований и анализы. Еще очень важно, чтобы консультируемый обладал достаточным интеллектом и мог внятно и четко сформулировать вопросы, на которые он хотел бы получить ответы. Потому что если вы спросите у врача-консультанта "что вы обо всем этом думаете?" или "что скажете?", то вряд ли он сможет вас адекватно проконсультировать.

– По поводу анализов. Часто ведь пациент не знает, какие анализы потребуются в данном случае... Они всегда нужны для виртуальной консультации?

– Виртуальному врачу анализы, как правило, нужнее, чем реальному, поскольку у виртуального врача главная проблема – дефицит объективной информации. Ведь когда некий родитель непрофессионально описывает свою проблему, то информация крайне редко бывает объективной: очень трудно оценить (иногда даже врачу это трудно) реальную тяжесть состояния, реальную выраженность проблемы, необходимость срочного решения этой проблемы. В этом плане лабораторные обследования – важный объективный показатель. Можно подробно описывать, как ребенок кашляет, а можно прислать рентгенограмму легких – и тогда все будет намного проще. Можно долго гадать, вирусная это инфекция или бактериальная, а можно быстро ответить на вопрос с помощью анализа крови. Можно рассказывать о том, как часто ребенок писает, и обсуждать, есть ли у него инфекция мочевыводящих путей, а можно прислать результаты клинического анализа мочи… В то же время пациент, действительно, как правило, не знает, какие анализы надо сделать для того, чтобы доктор мог получить объективную информацию. Это уже задача консультанта. Если я вижу, что есть простые исследования, позволяющие быстро получить объективную информацию, я, естественно, сообщаю об этом и советую прислать мне эти результаты.

– Многие врачи-консультанты в своих ответах пишут, что надо приехать на прием, иначе разобраться невозможно. Как это расценивать – как проявление непрофессионализма, рекламу клиники?

– Если говорят, что надо обратиться к врачу, что проблема не имеет виртуального решения, – это нормально. А если говорят, что надо обратиться именно вот к этому врачу, то, вне всякого сомнения – реклама. И тут следует признать, что виртуальные консультации очень часто являются одним из распространенных способов привлечения внимания к конкретному врачу или к конкретному лечебному учреждению. Как правило, непрофессионализма здесь нет. Непрофессионал в принципе не будет заниматься виртуальным консультированием, поскольку это намного менее благодарно, чем реальное лечение реальных пациентов.

– К вопросу о профессионализме. Когда блуждаешь по интернету, создается впечатление, что врачи и клиники постепенно туда перебираются – задать вопрос врачу не проблема. Но вот получить ответ, не приглашение на прием, а именно ответ – уже сложнее. Может быть, посоветуете, как определить, что виртуальному доктору стоит доверять?

– Ну прежде всего, вы должны иметь информацию о докторе: о его квалификации, реальном практическом опыте, может быть, об опыте виртуального консультирования. Повторюсь, всегда очень смущает, когда консультант дает рекомендации, привязанные к чему-то конкретному, то есть когда он советует посетить конкретного врача, сдать анализы в конкретной лаборатории, купить достаточно редкое лекарство, особенно в конкретной аптеке или у конкретного распространителя. Это однозначно коммерция. Очень опасно, когда рекомендуются заведомо коммерческие способы обследования и лечения, типа компьютерной диагностики или лечения биологически активными добавками.

Хочу еще добавить по поводу фразы "получить ответ сложнее" – сплошь и рядом получить ответ от реального доктора вообще невозможно. То есть реальный доктор видит свою задачу лишь в том, чтобы выдать вам список лекарств. А на ответы и на общение с вами у него вообще нет времени.

– Стандартная ситуация: пойдешь в поликлинику, а педиатр направляет к другому специалисту – мол, не мой профиль. А если консультируешься по интернету? Что, писать всем подряд? Заплатить деньги и получить ответ "вам к ортопеду или невропатологу" тоже как-то не хочется...

– В этом, казалось бы, совершенно обычном вопросе на самом деле куча подводных течений. Во-первых, платить не хочется никогда. Во-вторых, если вы написали, что ваш ребенок не вылезает из ангин, а сейчас у него сильно болят ножки, и вам посоветовали обратиться к ревматологу, то есть вместо того, чтобы сидеть в очереди на приеме в поликлинике два часа, вы сразу точно узнали, куда вам идти, – разве это зря? Это первое. Ну а второе, зачем же писать всем подряд, если вы знаете суть проблемы, знаете, врач какого профиля должен ее решать – тому доктору, собственно говоря, и следует писать. Вряд ли вы, имея проблемы с горлом, напишете ортопеду-травматологу. А если вы толком не поймете, к какому специалисту обратиться с вашей столь необычной, столь сложной проблемой, то почему бы и не посоветоваться, не получить от доктора четкий алгоритм действий – куда надо бежать, какие анализы сдавать, хотя бы для того, чтобы не тратить время. И такие советы порой дорого стоят. По крайней мере, пойти сразу куда надо, а не сидеть со своим ребенком в поликлинике среди других сопливых и кашляющих детей, рискуя подцепить новую болячку, – это не так-то уж и мало.

– За рубежом многие активно лечатся по интернету, не видя в этом особой проблемы. Но у нас все-таки другой менталитет. Готово ли наше общество к такому виду консультаций, готово ли платить деньги за это?

– Готовность у нас пока только теоретическая. Наше общество никак не может прийти даже к тому, что труд реального врача, который ставит реальный диагноз реальному больному, – что такой труд должен оплачиваться. Куда уж обществу прийти к выводу, что виртуальный совет тоже должен чего-то стоить. Поэтому ментально – не готовы. А организационно в этом нет никаких проблем. И врачи, готовые консультировать, есть однозначно.

– Насколько часто врачу-консультанту приходится говорить, что проблема не имеет виртуального решения?

– Очень редко. Поскольку большая часть тех, кто обращается за консультацией, – это люди думающие, которые вовсе не требуют от врача мгновенного решения проблемы ("золотой таблетки"). Они понимают, что есть проблемы, которые не только виртуально, но и реально не решаются никак. От консультанта, особенно виртуального консультанта, ждут совершенно другого – альтернативного мнения, варианта действий, алгоритма обследования, рекомендаций, что надо сделать, чтобы проблему решить.

Беседовала Елена Сергеева,
сайт доктора Комаровского.