Что такое неидеальный вес, я знаю с младенчества. Еще в ясельном возрасте я самоликвидировалась домой под присмотр няни. Так легко я теряла свои граммы, о килограммах речь не шла.

До школы я была просто тоненькой. Особенно на фоне сестры, у которой были щечки, ножки и вообще хоть что-то округлое. Моя мама шутила, что только в длину я удалась хорошо: длинные ножки, реснички и косички.

Вас в лицо никогда (годами) не спрашивали: "Почему ты такая худенькая?". Годам к десяти я уже закалилась настолько, что однажды сообщила врачу: "Меня дома не кормят". Маме было не смешно. Лет в 11 я еще и начала расти по десять сантиметров в год. Видимо, тянуться к солнцу. Жили мы на Севере.

Напомню, что в те времена это было немодно. По подиумам не порхали девы, состоящие только из ног и макияжа. Нет, у них была талия. Но и все остальное было. В фильмах показывали крепеньких колхозниц.

Лет в 13 я прошла этап несовпадения желаемого и действительного. Но постепенно увлеклась танцами. Где-то на станке, в пуантах я окончательно себе понравилась. В тех больших зеркалах я нашла себя. Годам к 19. Одежды, в которой я бы смотрелась прилично, тем более сапог, на меня не было.

Люди считали, что меня нужно утешать. "Были бы кости", "родишь, наберешь". Многие своеобразно поддерживали. Самая милая шутка одного из моих коллег — "у тебя не телосложение, а теловычитание".

После сорока лет меня вдруг перестали спрашивать, когда я поправлюсь, и начали спрашивать, как мне удается не поправиться. Врач качала головой: "Боже мой, вы же можете есть жареную картошку, это такое счастье!".

В моду уже вошли непропорционально длинные гуманоиды, вызывающие восхищение и ужас одновременно. Я вспоминала Александра Кушнера — "Времена не выбирают, в них живут и умирают". Я явно родилась рановато. Теперь же стала чуть ближе к чьим-то стандартам.

Никто так и не поверил, что мне все равно, какой у меня вес. В свое время у меня бесконечно искали диагнозы, предлагали анаболические тренировки. Я ходила в бассейны, на фитнес и йогу. Но не за весом.

Когда-то очень давно родители мне записали на подкорку большую-большую любовь. Она как красивая мелодия, которая живет со мной. Как орбита, по которой вращается вся моя жизнь.

Мне отрастили броню, от которой отскакивают человеческая глупость, стандарты и представления. Слово "идеальный" никогда не стояло для меня рядом с живым человеком, тем более со словом "вес".

Сейчас мода на анорексичных девушек начала увядать. Мир опять качнулся в другую сторону.

Мне хочется помечтать, что когда-нибудь в мире будет столько любви, что ее хватит на каждого ребенка. Каждый будет уверен в собственном счастье, которое никак не зависит от веса.

И если кто-то сейчас не совпал со своим временем, то это просто значит, что он должен немного посмотреть в прошлое или будущее. Лучше взять парочку веков.