Содержание:

Реклама

"Просто любите себя!" Даже людям, далеким от психологии, этот лозунг, кочующий из статьи в статью, кажется пустым и невыполнимым. Психотерапевт Екатерина Сигитова точно знает, что с ним не так и почему задача принять и полюбить себя так трудна для женщин с постсоветского пространства. Да, все идет из детства.

С чего начинается принятие себя

В России есть уникальные традиции воспитания детей, уходящие корнями в СССР. Устои эти, конечно, постоянно меняются и, по моему впечатлению, смягчаются с каждым последующим поколением. То есть сейчас уже намного лучше, чем, скажем, 30 лет назад.

Но кое-что в этих традициях много-много лет было на уровне, мешающем внутренней гармонии детей и вырастающих из них взрослых. Большинство из тех, кто принадлежат ко второму послевоенному поколению (так называемые внуки войны) и кому сейчас 35–50 лет (или, иначе говоря, приблизительно 1970–1985 г.р.), почти весь этот букет сложностей, который я буду описывать ниже, прочувствовали на себе. Увы.

Что же это за особенности детско-родительских отношений, которые так сильно влияют на нас и создают нам трудности в принятии себя? Для ответа на этот вопрос нам придётся попробовать понять, как жилось в нашей ментальности среднестатистическому сферическому Ребёнку в вакууме, что от него обычно ожидалось в последние лет 50. Как вёл себя по отношению к нему средний Родитель (к родительским фигурам относятся не только реальные родители, но и учителя, старшие родственники, сотрудники учреждений, да и государство или общество в целом).

Дети могут принимать себя только до той степени, до которой они приняты родителями. Это очень грустно признавать, но в течение многих лет в нашей ментальности дети не были приняты как дети и как люди. Они, можно сказать, не признавались полноценными субъектами — людьми с какими-то правами, своими желаниями и потребностями, которые нужно уважать.

Да что говорить — у нас и взрослому-то человеку весьма сложно бывает заставить себя уважать. А для ребёнка эта задача совершенно непосильная. Так что дети, которые много лет воспринимались родителями как своё продолжение, не могли этому противостоять — со всеми вытекающими.


Советский стиль воспитания: дети должны...

Поэтому у так называемого советского стиля воспитания, в котором ребёнок резко ограничен во всём и не является субъектом сам по себе, было сразу много особенностей, базирующихся на следующих идеях.

Дети очень многое должны родителям (например, соответствовать их ожиданиям и во всём следовать родительскому компасу).

Меня воспитывали с установкой, что должна быть лучше всех в школе, университете, т.к. я умная и это моё главное преимущество. Главное — получать самые высокие оценки, в семье так делали все, я не могу всех разочаровать. В жизни эта тактика явно не работает, но я продолжаю стремиться и разочаровываться, выходит, что моё главное и единственное преимущество (ум) меня подводит и больше никаких преимуществ не остаётся.

Дети должны быть благодарны родителям за сам факт своего рождения, за содержание и воспитание, за отсутствие насилия или за его присутствие и, как следствие, обязаны следовать родительским целям, отодвигать свои потребности, соответствовать ожиданиям и т.д.

Обычное детское поведение, свойственное возрасту (бегать, кричать, всё ронять, постоянно хотеть внимания, испытывать трудности и пр.), считается непереносимым и неприемлемым, и нормальный ребёнок — это удобный, послушный и успешный ребёнок.

У меня две бабушки прям "идеальные матери", а моя мама подвергалась двойному осуждению как недомать, и поэтому просто ретировалась с этого фронта, и меня растила в основном одна из бабушек. Мама не выдерживала, этого своего прессинга как недоматери, и я была в этом виновата. Что бы ей было проще справляться, я, в идеале, должна была быть куклой на полке, но нет... Я двигалась, разговаривала и проявляла эмоции. А значит, нарушала порядок, и значит, виновата.

Как любить и принимать себя

За негативные чувства родителей в отношении детей ответственны сами дети.

От детей требуются абсолютные повиновение и послушание вне зависимости от того, что именно происходит в семье.

Родительские любовь и хорошее отношение небезусловны и зависят от того, насколько ребёнок удобен, идеален и успешен.

Мнение и комфорт окружающих людей, а также внешнее впечатление существенно важнее, чем психологический климат в семье и эмоциональное состояние ребёнка.

И так далее, и так далее, и так далее...

Почему у нынешних 40-летних так плохо с принятием себя

Как же чувствует себя в этом всём ребёнок? Как чувствовали себя многие из нас в течение длительного времени?

Исходя из того, как устроена человеческая психика, практически невозможно НЕ относиться к себе так же, как к нам относились родители в детстве. И если нас воспитывали такими вот ранящими методами, основанными на непринятии, то, вырастая и начиная собственную взрослую жизнь, мы находим способы воспроизвести ту же схему сами с собой. Если то, какими мы были в детстве (нормальными, между прочим!), регулярно игнорировалось, обесценивалось, объявлялось ненормальным, наказывалось, высмеивалось и т.д., — без специальных душевных усилий настоящее принятие себя становится абсолютно невозможным.

Неудивительно, что вследствие вышеперечисленного многим детям в семье было некомфортно, страшно и плохо. Они бессознательно боялись родителей, чувствовали себя вечно виноватыми уже в факте своего существования и из-за связанных с этим проблем. Ну и, конечно, не принимали себя во всём том, что хоть как-то могло отяготить жизнь другим, даже если это были совершенно обычные чувства, поступки, слова.

Таким людям во взрослой жизни часто бывает стыдно, они чувствуют себя недостаточно хорошими, негодными и не заслуживающими быть. Они находятся в хроническом дефиците внимания к себе и к своему внутреннему миру, особенно в критических ситуациях, из-за чего нередко чувствуют себя брошенными.

Они беспомощны и зависимы (как правило, это выученная беспомощность, т.е. фактически человек обладает ресурсами и возможностями, но не использует их). Вследствие этого они часто очень тревожны, потому что не могут ничем в своей жизни управлять. Они то и дело чувствуют себя затюканными и несвободными и в то же время никому не интересными, не стоящими внимания.

Попросту не знают, где кончаются они и начинаются другие люди, не имеют внутренних опор, не слышат сами себя и не знают, что для них хорошо, а что плохо, поскольку привыкли к навязанному извне мнению. Они пытаются жить в соответствии с чужими представлениями о том, как надо и как не надо, — и чувствуют себя ничтожествами, когда это не получается.

Какое уж тут принятие себя...