Хочу поделиться своим опытом грудного вскармливания при наличии огромного желания кормить своего ребёнка грудным молоком.

Родила я сыночка сама через естественные родовые пути, хотя далось мне это очень трудно, и ни одно предложение о кесаревом сечении мной даже не рассматривалось. Роды были с длительным безводным периодом (19 ч.), слабостью родовых сил, с затяжным потужным периодом и, соответственно, с острой гипоксией плода, а потому покормить ребенка сразу после рождения не получилось — его забрали в детскую реанимацию. Педиатр сцедила молозиво в шприц и напоила им малыша. Менее чем через сутки мы воссоединились в послеродовой палате и сразу же покормились. С того момента по требованию малыша я кормила его и днем, и ночью.

Были здесь и свои трудности, но у кого их не было? Например, первые две ночи пришлось докармливать смесью (малыш кричит, а молозива нет), после этого всегда брала бутылочку смеси на ночь на всякий случай — очень помогало: не нервничаешь. Молока своего хватало, а утром возвращала довольная собой, что не пригодилась. Этот прием я и дома использовала потом. Выписались домой на 5 сутки. Сама напросилась: акушеры выписывать не хотели, но уговорила с условием, что буду наблюдаться — матка не сокращалась адекватно срокам. Вот тут и начались мои мытарства.

"Послеродовый эндометрит" — так звучал мой диагноз. От стационарного лечения в гинекологическом отделении отказалась наотрез. Врачи пошли мне навстречу, разрешили приезжать на осмотр и получать лечение. Муж, когда удавалось вырваться с работы, привозил меня к врачу, а сам сидел с ребенком в машине, а когда он не мог мне помочь, то добираться приходилось самой и просить маму побыть с малышом дома. Бывало, процедуры затягивались, и сыночка кормили сцеженным молочком, а иногда и смесью, если не хватало. Так прошло пять дней, но значительных результатов проводимое лечение не принесло. Матка по-прежнему не сокращалась согласно срокам (в полости скапливалось содержимое, а внутренний зев закрывался). И это после 2 ручных обследований полости матки и вакуум-аспирации на фоне антибактериальных препаратов. На 10 день было принято решение ещё раз провести необходимые манипуляции и усилить антибактериальную терапию.

Сказать, что я была в ужасе, мало. Для меня это была трагедия, ведь лечение этими препаратами предполагает временное прерывание грудного вскармливания. Они влияют на формирование и развитие хрящевой ткани у ребенка и могут явиться причиной еще очень многих тяжелых поражений центральной нервной системы, пищеварительной и мочевыделительной систем, выраженных аллергических реакций. Рассчитала по периоду полувыведения препарата из организма после 3-х дневного приема минимальный срок, на который придется прекратить грудное вскармливание, и у меня началась истерика. Мне казалось, что 10 дней перерыва — это целая вечность, да и что будет потом? Как перенесет малыш резкое отлучение от груди? Не откажется ли малыш после брать грудь? Будет ли активно сосать или разленится и решит, что пусть и дальше само капает из бутылочки? Как восстановить в полном объеме грудное вскармливание? И ещё целый ворох вопросов не давал мне покоя.

Вопросы вопросами, а жить-то надо. И потекли эти 10 дней... Покормишь малыша смесью и давай сцеживаться, а сама плачешь, понимаешь, что все уйдет в землю (мама сказала, что грех грудное молоко выливать куда-то, надо под деревце, в землю — матушку). Одну грудь сцедишь, потом другую, а тут и опять первую надо. Сцеживала подолгу, до последней капельки, сначала руками, а потом молокоотсосом, который значительно облегчил столь трудоемкий процесс (спасибо большое моей подружке за такой подарок). Самое ужасно было ночью: ребенок мой продолжал часто просыпаться и просить есть, я его кормила заранее приготовленной смесью, и он засыпал на 2-3 часа, не более. А я за это время готовила смесь на следующий раз, сцеживала грудь и выпивала чашку-другую чая. Но только доходила до кровати, и все повторялось сначала.

Несмотря на все мои попытки сохранить молоко в прежнем объеме, его количество неуклонно уменьшалось. Это хорошо было видно из тех записей, что я вела. Каждый раз, сцедившись, я записывала количество сцеженного молока. В конце дня подводила итог и сравнивала с другими записями, где я вела учет потребляемого малышом смеси. И если сначала показатели сцеженного были выше, то затем сравнялись и неуклонно снижались по отношению к потребляемой смеси. Менялось и мое настроение: первоначальная истерия сменилась унынием однообразных будней с томительным ожиданием окончания вынужденного перерыва, неутешительными данными моих наблюдений и физической усталостью. Так прошли все 10 дней.

Никогда не забуду первое кормление после перерыва! Теперь я могу кормить своего сыночка сама. Какая же это радость! И у малыша глазки засияли. Ничего он не забыл: он рад трудиться и сосать! О, какое это счастье! Я плачу от счастья...

А потом были наши праздничные будни — мы старательно день за днем восстанавливали грудное вскармливание в прежнем объеме. Да, были дни, когда это не совсем получалось, но уже через одну неделю оно восстановилось полностью — малыш ел, когда хотел и сколько хотел, а я была рада дать ему это когда угодно и сколько угодно. И вот уже один год и два месяца сыночек по-прежнему очень-очень любит "покушать маму", несмотря на прикорм (с 6 месяцев) и 3-х разовое питание.

Хочу сказать слова благодарности моим близким, особенно маме и мужу, за помощь и поддержку. Это не маловажный фактор успешного грудного вскармливания.

Вот, пожалуй, и все, что я хотела вам рассказать о нашей практике грудного вскармливания. Можно было бы, конечно, еще добавить рассказ о приключившихся двух случаях инфильтративного мастита, но это все уже мелочи, ведь нам есть с чем сравнивать. К тому же грудное вскармливание не сильно страдает при мастите (если он негнойный), скорее, оно даже является методом лечения его. Это мое мнение, и с ним можно не соглашаться. Но это уже другая тема.

Юлия, yukann@mail.ru