Содержание:

К содержанию

Во что верят адепты органики и почему не надо следовать их примеру

Я не люблю органическую еду. Меня огорчает призрак поста и изнурения, не могу представить веселое застолье, на которое хозяйка созывает друзей так: "Приходите, дорогие, все будет вкусное, органическое". У меня не вызывает умиления скромный нимб выращивателя червивых яблок и воспитателя свободно бегающих по лугу кур, успевших вкусить счастья и "на клеточном уровне впитавших пользу и радость", чтобы передать ее нам, веселым поедателям. Пиар-образ этих Вольных Стад восходит к утопиям Кампанеллы и Томаса Мора.

Я испытываю слабость к науке и решила найти серьезные основания для своей нелюбви к органике. Я перевернула Сеть, и мне открылся мир.

Из "Нью-Йорк Таймс" от Марка Биттмана я узнала, что большинство американцев уверено, будто "органическая еда" безопаснее, лучше для здоровья и для окружающей среды. Будто она магически здоровее, чище и даже этически безупречнее, хотя на самом деле ничего такого не гарантировано. На самом деле плохое питание среднего американца (как и среднего россиянина) по Биттману выглядит так: напитки дают ему больше калорий, чем овощи, а сладости — больше, чем все остальное вместе взятое. При такой картине мира ест он органику или нет — десятое дело.

От Элизабет Финкел в Cosmos я узнала, что массовое помешательство на органической пище научно ничем не обосновано. Никакие факты и не подтверждают, что органическая еда полезнее для нас или для планеты, но обыватели тверды в мнении, что органическое сельское хозяйство означает защиту окружающей среды и уменьшение парниковых газов. Дальше сложный текст, следите за словами: самое полезное для земли — когда в ней много земляных червей. Считается, что именно органические фермеры на таких землях выращивают свои урожаи. Ан нет: "органики" провозгласили старый добрый плуг своей иконой, и пашут, словно Львы Толстые, тем самым плугом, разрушая драгоценный верхний слой почвы. Вольное же житье червей и прочих корешков и усиков происходит только при современном бесплуговом гербицидном методе. Не надо бояться: сейчас производят мягкие пестициды краткого действия. Один из последних, Spinosad, успешно используется, кстати, и органическими фермерами: он произведен из природных бактерий. Именно поэтому "за прошлое десятилетие в австралийском сельском хозяйстве произошла революция", говорит Марк Пиплз из агентства CSIRO.

Я выяснила: адепты органики, в том числе Скотт Киннер, президент Органической федерации фермеров Австралии, уверены, что органическое сельское хозяйство может накормить планету. А вот его оппоненты — что еды не хватит, даже если вырубить все леса на удобрения. (Грозный призрак мальтузианства появляется из-за горизонта.) Норман Эрнест Борлог, американский генетик, получивший Нобелевскую премию за высокопродуктивную, стойкую к болезням пшеницу и вызвавший "зеленую революцию" в сельском хозяйстве, говорит: "Даже если бы вы могли использовать весь органический материал — останки животных, растений, человеческие отходы и вернули бы их в почву, вы все равно не смогли бы накормить больше четырех миллиардов человек". Это скучно, но растениям нужны удобрения — азот в форме нитрата и аммиака: большинство из них не умеет получить его непосредственно из атмосферы.

Я нашла в Cети много статей с фактами, свидетельствующими, что органические продукты не просто бесполезны, но и опасны. Например, для борьбы с вредителями органические фермеры используют только "натурального происхождения" продукты, такие как ротенон, сера и медь, однако они токсичны. Сера раздражает легкие, а ротенон вызывает у подопытных крыс болезнь Паркинсона.

Ясно, что пестициды в больших дозах опасны. Важно знать, какая доза безвредна для человека. Чтобы ее определить, ученые находят дозу, полностью безопасную для крыс, и делят ее на 100. Так вот, тесты показали, что или уровень пестицидов в обычных продуктах значительно ниже той самой деленной на сто дозы, или они вообще не обнаруживаются. Правда, люди живут приблизительно на 80 лет дольше, чем крысы, и могут дольше накапливать пестициды. Но даже в этом случае потребление в течение жизни синтетических пестицидов — капля в море по сравнению с естественными пестицидами, которые присущи некоторым овощам-фруктам, так сказать, от рождения. Кофеин в кофе, соланин в картофеле и псоларен в сельдерее — только три примера. Даже самые свежие органические яблоки содержат вещества, которые могут вызвать опухоль, если ввести их уже упомянутым страдалицам-крысам в больших дозах. Известный на весь мир токсиколог Брюс Амес из Университета Калифорнии еще в своей работе 1990 года сообщил, что люди ежедневно потребляют приблизительно в 10 000 раз больше естественных канцерогенных веществ, чем синтетических. Согласно Амесу, одна чашка кофе содержит их больше, чем все пестициды, съеденные вместе с фруктами и овощами за год.

Изящнее многих выступил в газете Independent Роб Джонстон со статьей "Великий миф об органике: почему органическая еда — искушение, которое мы не можем себе позволить". Джонстон собрал в список все органические легенды и мифы и опроверг их.

Миф первый: органическое фермерство хорошо для окружающей среды. Опровержение: производство литра органического молока требует больше земли, чем обычного, сильнее влияет на потепление климата, сильнее загрязняет водоемы и вносит большую лепту в создание кислотных дождей. К тому же "органические" коровы производят вдвое больше метана, который в 20 раз вреднее углекислого газа в деле создания парникового эффекта.

Миф второй: органическое фермерство более экологичное. Опровержение: органическому картофелю требуется больше энергии для посадки, и урожай его все равно в 2,5 раза меньше обычного. А на помидоры в обогреваемых британских теплицах требуется в 100 раз больше энергии, чем на такие же с африканских полей. Теплицы против обычного поля загрязняют среду втрое сильнее и требуют на четверть больше воды. Справедливости ради, так и быть: пшеница с фермерских полей требует меньше энергии; но вот незадача, содержание вредных веществ ней в три раза выше, чем в неорганической.

Миф третий: органические фермы не используют пестициды. На самом деле используют, только очень вредные, которые были запрещены к применению в незапамятные времена и не пройдут ни один из современных тестов на безопасность. Например, грибковые заболевания растений лечатся веществами, содержащими медь. В отличие от современных разлагающихся в почве пестицидов, медь остается в почве навечно и вредна для здоровья.

Миф четвертый: уровень пестицидов в обычных продуктах опасно высок. Продвиженцы органики типа Гвинет Пэлтроу кричат, что в обычной еде — "коктейль пестицидов". Некоторые кричат об "эпидемии рака". Во-первых, эпидемии рака не бывает. Во-вторых, уровень заболеваемости им падает вот уже 50 лет. По логике борцов за органику, раком должны были бы страдать "традиционные" фермеры, но они уверенно попадают в группу с наименьшим риском. Канцерогенный эффект пестицидов вроде бы должен провоцировать рак желудка, но показатели по этому заболеванию, как назло, снижаются быстрее остальных.

Миф пятый: органическая еда полезнее для здоровья. Прежде всего, со здоровьем органических животных все не очень хорошо. Крупные исследования в Голландии, Дании и Австрии показали наличие ядовитой бактерии Campylobacter и сальмонеллы в 100% органических цыплят и только в трети обычных. К тому же 72% органических цыплят заражены паразитами. Оно и понятно: органические фермеры хвалятся, что не кормят цыплят антибиотиками и противоглистными препаратами. Австрийские и голландские штудии 2006 года показали, что пневмония у органических свиней встречается в шесть раз чаще, чем у обычных. И их поросята умирают вдвое чаще.

Миф шестой: в органической еде больше питательных веществ. Тут даже Почвенная ассоциация, больше других заинтересованная в подтверждении, ссылается лишь на скромные результаты тестов: из питательных веществ опознаны флавоноиды, которых больше в органических томатах, и омега-3 жирные кислоты — в органическом молоке. Но в том же исследовании написано, что флавоноиды вырабатываются не от избытка органических сил, а в порядке защитной реакции на нехватку азота.

Миф седьмой: спрос на органику растет. На самом деле органической еды в Великобритании менее 1%, но из средств массовой информации вы никогда об этом не узнаете. Почвенная ассоциация называет себя первым и главным борцом за идею, однако не будем забывать, что она — большая торговая компания, весьма успешная в лоббировании своих интересов. Зато земли под органикой уменьшаются: большинство возвращается к традиционным фермам.

Еще я вспомнила о бедной матери великого американца Абраама Линкольна, которая умерла, выпив молока от коровы, свободно пасшейся на лугу с ядовитой травой змеиный корень, и поняла, что натурально не люблю органическую еду.

Нелли Константинова