Содержание:

Счастье — это не то, что просто случается с нами, это и искусство, и наука, это то, что требует и усилий, и своеобразной квалификации. Оптимальное состояние сознания — это внутренняя упорядоченность. Такое состояние наступает, когда наша психическая энергия (внимание) направлена на решение конкретной реалистичной задачи и когда наши умения соответствуют требованиям, предъявляемым этой задачей, — утверждает и доказывает в своей книге "Поток" профессор психологии Михай Чиксентмихайи. Люди наиболее счастливы, если пребывают в особом потоковом состоянии — оптимальном состоянии внутренней мотивации, при котором человек полностью включен в то, что он делает. Это касается любых сфер жизни, в том числе, трудовой деятельности.

Работа и счастье совместимы? Да! Советы профессора психологии

Как работа влияет на качество жизни? На что похожа деятельность современного среднестатистического работника? Исследования показали, что в отношении людей к тому, чем они зарабатывают на жизнь, нередко присутствует странный конфликт. С одной стороны, респонденты, как правило, отмечали, что некоторые наиболее положительные переживания у них связаны именно с работой. Казалось бы, из этого должно следовать, что они хотят работать и имеют высокую мотивацию. Однако чаще всего они говорили, что предпочли бы не работать, что их мотивация трудиться низка.

Такое же противоречие существует и в отношении к досугу: в то время когда они, казалось бы, должны наслаждаться заслуженным отдыхом, люди чаще всего отмечают у себя на удивление плохое настроение, но тем не менее продолжают желать увеличения времени для досуга.

К содержанию

Досуг или работа. Что важнее для счастья?

В одном из исследований с применением метода выборки переживаний была сделана попытка найти ответ на вопрос: когда люди чаще переживают состояние потока — на работе или во время отдыха?

В группу испытуемых входило больше сотни человек различных профессий, работающих полный день. В течение недели они должны были носить электронный пейджер, восемь раз в день в случайное время подававший звуковые сигналы.

  • В момент подачи сигнала респонденты заполняли специальные опросные листы, в которых должны были указать, что они делают и как себя чувствуют.
  • Их также просили оценить по 10-балльной шкале, сколько интересных задач они видят перед собой и сколько умений для их решения используют.

Считалось, что человек испытывает состояние потока всякий раз, когда регистрируемый уровень задач и умений превышает средний уровень за неделю. В процессе данного исследования было получено более 4800 заполненных анкет, то есть за неделю в среднем по 44 с человека.

Из них 33% анкет соответствовало состоянию потока по данному критерию.

Конечно, такой метод определения потока является довольно мягким. Если рассматривать в качестве оптимальных только те переживания, которые возникли в чрезвычайно сложных ситуациях, то есть при самом высоком уровне задач и требуемых умений, то состояние потока можно было бы диагностировать не более чем в 1% случаев. Использованный методический подход к определению состояния потока работает подобно микроскопу: в зависимости от силы увеличения можно увидеть разные детали.

Как и предполагалось, чем чаще человек находится в состоянии потока, тем более высокую оценку он дает качеству своей жизни в целом. Такие люди значительно чаще называют себя "сильными", "активными", "творческими", "сосредоточенными", "мотивированными". Неожиданным оказалось то, насколько часто респонденты испытывали оптимальные переживания на работе и насколько редко в свободное время.

На работе

Если люди получали сигнал в то время, когда они действительно занимались своей профессиональной деятельностью (как выяснилось, это составляет лишь три четверти того времени, что проводится на работе, а в оставшуюся четверть среднестатистический работник витает в облаках, болтает или занимается личными делами), то состояние потока отмечалось в 54% случаев, что представляет собой значительный результат. Другими словами, примерно половину рабочего времени респонденты ощущали, что они имеют дело с задачами сложнее среднего, и больше обычного задействуют свои способности.

В свободное время

В свободное время, которое они проводили за чтением, перед телевизором, общались с друзьями или сидели в ресторане, лишь 18% анкет описывали состояние потока. Как правило, состояние людей можно было характеризовать как апатичное: им был присущ пониженный уровень задач и используемых умений. Респонденты чувствовали себя пассивными, вялыми, скучающими и неудовлетворенными.

Во время работы лишь в 16% анкет отмечалась апатия — в свободное время число составляло 52%.

Как и ожидалось, руководители различных уровней испытывают состояние потока значительно чаще (64%), чем клерки (51%) или "синие воротнички" (рабочие на производстве) (47%).

Однако последним удавалось в целом лучше организовывать свой досуг (20% потоковых состояний), чем конторским служащим (16%) или менеджерам (15%).

Но даже рабочие сборочных конвейеров во время работы испытывают стояние потока более чем в два раза чаще, чем в свободное время (соответственно, 47 и 20%).

Состояние апатии во время работы, напротив, упоминалось "синими воротничками" в два раза чаще (23%), чем менеджерами (11%). При этом апатия во время досуга была более характерна для руководителей (61%), чем для "синих воротничков" (46%).

Когда люди (на работе или во время отдыха) находятся в состоянии потока, они описывают свои переживания как значительно более позитивные, чем вне его. Решая достаточно сложные задачи и используя свои способности, человек чувствует себя более счастливым, активным, бодрым и сосредоточенным, а также более креативным и удовлетворенным. Эти различия в субъективных переживаниях статистически значимы и примерно одинаковы практически у всех категорий работников.

В этой общей тенденции было лишь одно исключение.

Работа и счастье совместимы? Да! Советы профессора психологии

К содержанию

Мотивация

В одном из пунктов анкеты респондентов просили по 10-бальной шкале оценить свое желание в данный момент заниматься каким-либо другим делом. Ответ на этот вопрос в целом является довольно надежным показателем мотивированности субъекта. Выяснилось, что, находясь на работе, люди в значительно большей степени хотели сменить занятие, безотносительно, переживали они в тот момент состояние потока или нет.

Другими словами, на работе мотивация была низка даже если труд способствовал оптимальным переживаниям, а в свободное время — высока, несмотря на низкую субъективную оценку своего состояния.

Таким образом, мы столкнулись с парадоксальной ситуацией.

Работа ставит перед людьми задачи, требующие актуализации их навыков и умений — в результате они чувствуют себя более счастливыми, сильными, креативными и удовлетворенными.

В свободное время перед ними, как правило, не стоит никаких задач, их способности не задействованы, и потому они скучают и чувствуют себя опечаленными, слабыми и неудовлетворенными.

При этом люди стремятся поменьше работать и побольше отдыхать.

К содержанию

Культурный стереотип: работа ограничивает свободу

Чем объяснить это противоречие? На этот вопрос существует несколько ответов, но один вывод неизбежен: когда речь заходит о работе, люди перестают доверять собственным чувствам.

Они не обращают внимания на свои актуальные переживания, а вместо этого ориентируются на укоренившийся культурный стереотип, согласно которому работа должна быть неприятна. Они думают о ней как о принуждении, ограничении своей свободы, от которого нужно всеми силами стремиться избавиться.

С одной стороны, может показаться, что, несмотря на всю радость, получаемую от работы, человек не может непрерывно решать сложные задачи. Ему нужно какое-то время, чтобы отдохнуть, полежать на диване, даже если это не приносит подлинного удовольствия.

Однако исследования опровергают это утверждение. Например, фермеры работают существенно больше и тяжелее, чем рядовые служащие, и задачи, с которыми они сталкиваются в своей повседневной деятельности, требуют не меньшей концентрации и вовлеченности. Тем не менее во время работы они не мечтают переключиться на другое занятие, а вместо того, чтобы расслабляться, используют свободное время на активные формы досуга.

Как показывает этот пример, апатия, которой подвержены люди в современном обществе, вызвана не физическим или психическим истощением, а их отношением к своей работе и тем, как на ее фоне они воспринимают свои цели.

К содержанию

Цели в жизни и цели в работе. Учимся совмещать

Если человек уделяет внимание какой-либо задаче против своей воли, он чувствует, что его психическая энергия расходуется напрасно.

Вместо того чтобы работать над достижением личных целей, мы помогаем кому-то другому в реализации задач, не имеющих ничего общего с нашими желаниями. Время, потраченное на это, воспринимается нами, как вычеркнутое из жизни.

Многие люди относятся к своей работе, как к вынужденному занятию, как к навязываемой извне ноше, мешающей им наслаждаться жизнью.

Даже если работа в настоящий момент доставляет им удовольствие, они игнорируют его, потому что оно никак не связано с их долговременными жизненными целями.

Следует подчеркнуть, однако, что "неудовлетворенность" — это довольно относительное понятие. По результатам ряда широкомасштабных исследований, проведенных в США в период с 1972 по 1978 год, только 3% американцев сообщили о полной неудовлетворенности своей работой, в то время как 52% были полностью довольны этим аспектом своей жизни. Это один из самых высоких показателей среди развитых стран.

Но можно любить свою работу и в то же время быть недовольным ее отдельными сторонами и пытаться что-то улучшить.

В наших исследованиях мы обнаружили, что три главные причины неудовлетворенности работой были связаны с качеством переживаний в процессе профессиональной деятельности — несмотря на то, что в целом переживания на работе более позитивны, чем в свободное время. Вопреки распространенному мнению, размер заработной платы и другие материальные соображения, как правило, не фигурировали среди наиболее важных факторов.

Работа и счастье совместимы? Да! Советы профессора психологии

К содержанию

Как изменить отношение к работе

  • Первой и, пожалуй, главной причиной недовольства было однообразие задач и требований. Эта проблема встречается на всех уровнях, но особенно серьезна она для рядовых рабочих, чья профессиональная деятельность включает множество рутинных операций.
  • На втором месте стояли конфликты с коллегами и в особенности с начальством.
  • Третья причина недовольства заключалась в перегруженности, приводящей к эмоциональному выгоранию: слишком сильное давление, слишком сильный стресс, совсем мало времени, чтобы собраться с мыслями, мало времени побыть с семьей. Последний фактор особенно актуален для руководителей высшего и среднего уровня.

Все упомянутые причины недовольства работой вполне реальны, поскольку относятся к объективным обстоятельствам: однако бороться с ними можно на уровне сознания.

К примеру, разнообразие возможностей и задач с одной стороны является свойством работы, а с другой — зависит от того, как человек ее воспринимает. Реально настроиться и увидеть интересные задачи в такой деятельности, которая большинству покажется скучной и бессмысленной.

То же самое верно и для других причин неудовлетворенности. Поладить с коллегами и начальством бывает нелегко, однако эту проблему можно решить, если попытаться. Некоторые люди настолько боятся потерять лицо, что в общении заранее занимают защитную позицию.

Часто именно это и вызывает конфликты на работе. Они пытаются играть определенную роль и ждут, что окружающие будут воспринимать их именно так; между тем коллеги стремятся реализовать собственные ожидания.

Возможно, наилучший способ избежать этого тупика — поставить задачу реализовать свои цели, помогая начальнику и коллегам добиться того, чего хотят они.

Это может быть нелегко, такой подход требует большего времени и сил, чем попытки добиться своего напрямую, игнорируя интересы других, но в долговременной перспективе именно этот путь является выигрышным.

Что касается чрезмерной загруженности и стрессов, то это одна из наиболее субъективных проблем, и потому она должна легко поддаваться сознательной коррекции.

Стресс существует тогда, когда мы переживаем его; для того чтобы вызвать его непосредственно, нужны поистине экстремальные условия. То, что для одного является завышенными требованиями, другой воспринимает как интересные и привлекательные задачи.

Существуют сотни способов ослабления рабочего стресса:

  • одни основаны на лучшей организации труда,
  • другие предполагают делегирование ответственности, улучшение коммуникации с коллегами и начальством,
  • третьи связаны с внешними по отношению к работе факторами, такими как налаживание семейной жизни, способы проведения досуга, занятия духовными практиками вроде трансцендентальной медитации.

Для реализации подобных задач необходимо учиться мобилизовывать психическую энергию и поддерживать сосредоточенность на поставленных целях, несмотря на неизбежные отвлекающие моменты.