Содержание:

Почему люди увольняются, рвут с прежней жизнью, уезжают и совершают удивительные для тех, кто остается, поступки: становятся экскурсоводами на островах, ездят на мотоцикле по индийским деревням, выращивают овощи в российской глубинке?

К содержанию

"Мы жили в аду, а теперь попали в рай"

Пять историй про дауншифтингСветлана и Артем были обычной московской молодой семьей: он — менеджер среднего звена, она — бухгалтер в небольшой фирме, жили в однокомнатной квартире в районе Таганки, получали "среднюю по рынку" зарплату, взяли кредиты на машину и еще один потребительский, на ремонт квартиры. "Нам приходилось жить лишь для того, чтобы платить по счетам: квартплата, выплаты по кредитам, обслуживание автомобиля и отдых один раз в год, если денег хватит. Мы месяцы и годы жили от зарплаты до зарплаты, высчитывали семейный бюджет, стояли в пробках, давились в метро — вспоминает Светлана. — В принципе, по подобной схеме живут сотни, тысячи и даже миллионы людей. Больше всего угнетало то, что особенных перспектив мы не видели".

Резкого карьерного роста не ожидалось. Супруги пытались открыть фирму, но вскоре пришли к выводу, что в России быть предпринимателем еще тяжелее, чем наемным работником. "В итоге мы приняли решение уехать из России на другой конец мира — в Новую Зеландию. Уладили все формальности, продали квартиру и все свое имущество и улетели с двумя чемоданами налегке", — рассказывает Светлана. Сейчас супруги уже пятый год живут в Новой Зеландии. На деньги, вырученные от продажи квартиры, они купили приличный дом в живописном предместье города Тауранга. "Из наших окон виден Тихий океан, и по ночам мы слышим, как он шумит", — рассказывает Светлана. Она не работает, ведет домашнее хозяйство, а Артем с помощью своего сайта и соцсетей находит туристов, желающих побывать Новой Зеландии, помогает им приобрести билеты, снять жилье и предоставляет услуги гида. "Мы не богаты, у нас по-прежнему нет больших денег, но того, что зарабатывает муж, нам вполне хватает на скромную, но полноценную жизнь. Мы живем на воле, мы никому и ничего не должны. У нас есть свое хозяйство: огород, где я сажаю овощи, несколько фруктовых деревьев, куры. Так что если не будет никакой работы, мы не умрем с голоду. Нашу сегодняшнюю жизнь даже близко нельзя сравнить с прежней: мы жили в аду, а теперь попали в рай", — говорит Светлана.

Комментируют психологи Дмитрий Ершов и Елена Бахарева:

"В городе, находясь в ритме навязанном извне, люди часто страдают от того, что нет времени на то, что им нравится и на то, чем они всегда мечтали заняться. Конечно, в подобных случаях можно преодолеть свою „семейную“ депрессию, не прибегая к таким экстренным мерам, как отъезд на другой конец Земли, но в итоге они правильно поступили: перемены для них к лучшему, им это нравится, а значит, они все сделали правильно.

Хотя, может быть, кто-то прочитает эту историю и подумает, что жизнь и там совсем не безоблачная, все зависит от того, какими глазами посмотреть на эту ситуацию. Но совокупность факторов определенно говорит в пользу их переезда.

Если же говорить о рисках, которые могут подстерегать Светлану и Артема в их новой жизни, то они такие же, как если бы они жили в Москве или любом другом месте. Главное — как сам человек относится к этим рискам и боится ли он их. Нужно понимать, что мы приходим в этот мир голыми и уходим голыми. Все что приобретено — будет отдано".

К содержанию

"Я не могу целыми днями бездельничать"

Выходя замуж за музыканта, Ольга понимала, что имеет дело с человеком творческим и эмоциональным. Она, экономист по образованию, видела жизнь в несколько ином свете и была более прагматичной, но первое время это ничуть не мешало семейной жизни. Однако год назад веселого и беззаботного мужа-музыканта словно подменили. "Он замкнулся, постоянно о чем-то сосредоточенно думал", — вспоминает Ольга. В итоге Егор сообщил жене, что он больше не может жить в "безумной" Москве.

"Он говорил что-то про отказ от чужих целей, что он хочет уехать в Гоа и заниматься там духовным самосовершенствованием. Поставил меня перед фактом: либо ты едешь со мной, либо я еду один. Ни на какие компромиссы он не хотел идти". В итоге Ольга поддалась на уговоры мужа, уволилась с любимой работы, супруги по-быстрому сдали квартиру рядом с парком в районе метро "Войковская" и отбыли на побережье Индийского океана, где живут уже год.

Егора все устраивает, но Ольгу, изначально не желавшую вести подобный "овощной" образ жизни, такая жизнь сильно тяготит. "Денег, которые мы получаем от сдачи квартиры, нам хватает, чтобы ни в чем себе не отказывать. Мы снимаем прекрасный двухэтажный дом на берегу океана, вокруг роскошная природа, но я не могу целыми днями бездельничать, я буквально с ума от этого схожу. Мне не хватает моих родных, моих друзей, я мечтаю о московских пробках и морозах", — говорит Ольга. На ее уговоры вернуться обратно в Москву Егор отвечает отказом, потому что ему все нравится: он занимается йогой, читает, играет на гитаре, нашел единомышленников-музыкантов, вместе они пишут музыку. Ольга не знает, что ей делать: с одной стороны она любит мужа и не хотела бы его терять, а с другой стороны ее тяготит подобный образ жизни и хочется вернуться домой.

Комментируют психологи Дмитрий Ершов и Елена Бахарева:

"Ольга любит мужа, а женщины готовы идти на уступки во имя любви — правильно или неправильно, но она поступить по-другому в данной ситуации не могла. Теперь им сообща нужно подумать, как сохранить семью и свои взаимоотношения: кто-то должен пойти на компромисс. Легких решений здесь не дано. Ольга может попробовать вернуться на время в Москву и принять решение. Может быть, она просто забыла — каково это?

На самом деле ничегонеделание — относительная величина. Перед ней такой же выбор занятий, как и в России, и она сама может выбрать, чем заниматься в этой новой жизни здесь и сейчас. Пока что безделье — это и есть ее выбор. Не нравится, пусть займется чем-то: работа в благотворительных организациях, изучение местной культуры, жонглирование, музыка, рисование, воспитание детей, в конце концов. Может быть, пришел момент подумать об этом? Между прочим, поддержать мужа в его творчестве — это достойное дело для хорошей жены творческого человека".

К содержанию

"Я просто устал"

В карьере Владиславу всегда сопутствовала удача. Талантливый архитектор стажировался в Лондоне, очень быстро "устроился" на рынке и начал зарабатывать приличные деньги. Вскоре он создал свою фирму, и по большому счету его семья не испытывала проблем. "Мы могли позволить себе летать на выходные в Европу, отдыхать несколько раз в год на дорогих курортах, купили пентхаус в элитном жилом комплексе. Я мог считать себя успешным человеком", — рассказывает Владислав. Однако в какой-то момент его стал тяготить привычный образ жизни. "Я просто устал. Мне надоели бесконечные переговоры, постоянная спешка, постоянное ощущение, что ты куда-то опаздываешь, что тебе нужно спешить, бежать".

К удивлению друзей и близких, год назад Владислав купил десять гектаров земли в карельской глуши и уехал туда вместе с семьей на постоянное место жительства. Сейчас у них небольшая ферма, хозяйство и большой двухэтажный сруб. Семья занимается натуральным хозяйством, детей Владислав возит в сельскую школу, а дома жена преподает им английский и музыку.

Но если вначале переселенцы наслаждались природой и спокойствием, то сейчас Владислав начал сомневаться, правильное ли он принял решение. "Мне все чаще кажется, что я погорячился, и иногда я даже жалею о том, что я так рубанул сгоряча. Бизнес уже не вернуть, да и после жизни на ферме, боюсь, что хватку потерял. Я все чаще виню себя за то, что принял неверное решение. Хотя теперь я уже ни в чем не уверен: вдруг, когда мы вернемся в город и я заново отлажу свою жизнь, мне снова захочется в глушь?", — сомневается новоиспеченный фермер. Владислав пытается разобраться в себе и понять, чего же он ищет на самом деле (покоя или динамичной городской жизни и делового успеха), но пока что он не может однозначно ответить на этот вопрос.

Комментируют психологи Дмитрий Ершов и Елена Бахарева:

Пять историй про дауншифтинг"Успешные и состоятельные люди бросаются в объятия дауншифтинга, потому что успех зачастую — это лишь верхушка айсберга, а под водой высокая самоотдача и тяжелые сложные решения, которые меняют человека, и он чувствует, что не в лучшую сторону. Постоянное напряжение и ощущение проходящей мимо жизни — вот что толкает людей на подобные шаги.

Пример не очень типичный в том плане, что на такой шаг может скорее пойти человек не столь творческий, как Владислав. Креативным успешным людям, как правило, легче удается найти гибкий способ самореализации без „дауншифтинга“. Одной из причин такого переселения может быть то, что на самом деле Владислав научился зарабатывать, но так и не научился творить. В таких случаях нет правильных или неправильных решений. Он мог бы прожить жизнь иначе, но живет так. Не лучше и не хуже, просто иначе. Деятельным людям, принимающим сложные решения и меняющим свою жизнь, рано или поздно эта новая жизнь наскучивает, а негативные эмоции из прошлой жизни стираются, проявляется рефлексия. Того, что ушло, не вернуть, поэтому Владиславу остается ценить то, что он обрел. Пусть попробует найти компромисс, чтобы и бизнесом заниматься, и на природе жить вдали от всех. Современные технологии это могут позволить".

К содержанию

"Как-то так все закрутилось-завертелось"

Уезжая к океану в Индию, Дмитрий даже не думал, что его путешествие затянется на целых семь месяцев. Он рассчитывал пожить месяц, отдохнуть от городской суеты и потом с новыми силами вернуться к работе. "Как-то так все закрутилось-завертелось. Я встретил там ребят, которые жили на побережье океана уже не первый год. Купил недорогой мотоцикл, и мы поехали по побережью океана, останавливались на ночлег в настоящих деревнях, в маленьких отелях, долгое время жили при храме. Время шло: прошел месяц, затем еще один. Возвращаться вообще не хотелось, и я все говорил себе „через неделю“ и опять оставался", — рассказывает Дмитрий. За первый месяц вольной жизни он сбросил четыре килограмма, еще пять килограмм улетели за следующие два месяца. "Думаю, что это потому, что мы постоянно находились в движении, занимались йогой, ели здоровую натуральную еду", — считает он.

Увы, деньги имеют обыкновение заканчиваться: как Дмитрий ни старался экономить, через семь месяцев наличность подошла к концу, местного источника заработка не нашлось, и он был вынужден вернуться в Москву. "Купил билет на последние деньги, приехал и понял, что я не могу здесь жить, не могу видеть эти толпы людей с непроницаемыми лицами, которые постоянно куда-то спешат", — рассказывает Дмитрий о своих ощущениях от Москвы. По специальности Дмитрий дизайнер интерьеров. До своего отъезда он неплохо зарабатывал, имел солидную клиентуру, но после приезда прошло уже четыре месяца, а он так и не может начать работать и включится в реальность. "У меня началась какая-то депрессия, тоска по свободе. Я чувствую себя как в клетке, но сделать ничего не могу. Кажется, что выхода нет, и это пугает больше всего", — жалуется дизайнер.

Комментируют психологи Дмитрий Ершов и Елена Бахарева:

"Дмитрий не может встроиться в социум, который ранее был ему понятен и привычен, потому что он увидел альтернативу, которой не видел ранее. В любом случае страх и испуг — всегда плохие советчики и надо принимать важные решения со спокойной головой. Не все плохо, что страшно, и не все хорошо, что не страшно. У Дмитрия слишком инфантильный подход к данной ситуации. К тому же, история умалчивает о том, что обычно удерживает человека на родине. У него нет родителей, друзей, любимой девушки, дорогой его сердцу собаки?

Мысль, что сниженное настроение есть проявление тоски по свободе, может быть верной, но может быть и совершенно неправильной. В любом случае сейчас его сердце велит ему поступать именно так, и всякое противоборство этому желанию будет вызывать в нем подавленные эмоции. Нужно поподробнее разобраться с депрессией, ведь есть и другой путь, который может привести к не столь однозначным результатам, но он долгий, трудный и связан с личностным ростом и осознанием своих реальных целей. Продвинувшись по нему, Дмитрий может как укрепиться в правильности решения о скорой поездке в Индию, так и выбрать иной — третий, четвертый, пятый маршрут в своей жизни. Все будет зависеть от того, что он посчитает для себя важным на этом жизненном этапе, но выбор должен быть сделан осознанно и взвешенно".

К содержанию

"Дауншифтинг — это не мое"

"Бросить все и уехать в Таиланд, если не насовсем, то хотя бы на год", — эта мысль полгода не давала покоя менеджеру Владимиру. Он все меньше интересовался работой, все чаще "уходил в себя", коллеги и руководство отмечали его постоянно отсутствующий взгляд и утрату рабочего энтузиазма. Сигналом к кардинальным переменам стал нервный срыв. "Такого со мной никогда не случалось: я неделю пил, отключил телефон, а в пятницу в разгар рабочего дня в состоянии алкогольного опьянения явился на работу и высказал коллегам и руководству все, что я думаю про офисное рабство и корпоративную этику", — вспоминает Владимир обстоятельства своего отъезда.

Обеспокоенный своим нестабильным эмоциональным состоянием, он написал заявление по собственному желанию, съехал со съемной квартиры, отдал ценные вещи на хранение друзьям и вылетел к побережью Андаманского моря. Вначале ему все нравилось: расслабленная атмосфера, природа, ежевечерние веселые посиделки с единомышленниками под песни и пляски. Однако спустя какое-то время однообразное "ничегонеделание" стало надоедать. "Прошел месяц, и я вдруг понял, что я „наелся“ всего этого. Мне так захотелось домой, захотелось работать, что-то делать. Я понял, что дауншифтинг — это не мое", — говорит Владимир.

На прежнюю работу Владимир уже не смог попасть (его место оказалось занято), но он устроился на другую, не менее успешную работу. "У меня новый коллектив, новая работа, новые перспективы, я полон сил и планов. Считаю, что время от времени в жизни нужно что-то менять, иначе закиснешь и впадешь в хандру", — уверен он.

Комментируют психологи Дмитрий Ершов и Елена Бахарева:

"Причин состояния Владимира могло быть несколько: это и перенапряжение, и неудачи, и что-то еще, что осталось за кадром повествования. Психическое и эмоциональное истощение — довольно распространенная ситуация для трудоголиков и карьеристов. Может быть, Владимиру нужен был просто длительный отпуск.

Мнение Владимира о том, что время от времени в жизни надо что-то кардинально менять, нельзя назвать универсальным. Кому-то — да. Кому-то — нет. Оценка позиции должна исходить из совокупного анализа многих факторов, но, как правило, если генеральная линия жизни выбрана верно, подобные "экзерсисы" вредны: жизнь коротка и надо многое успеть. Срыв Владимира попахивает инфантильностью.

Но есть и плюсы. Их можно найти в том, что Владимир достаточно решителен, чтобы искать выход из своей трудной ситуации не в алкоголе и наркотиках, а в путешествии. Правда, и у него не обошлось без злоупотребления алкоголем, но это издержки ситуации и той культуры, в которой мы живем.