Содержание:

Человек, которого мы время от времени видим злым, может быть в лучшем контакте со своими чувствами, чем тот, кто неизменно мил и добр со всеми. Скорее всего, последний просто копит свою злость, не осознавая этого, — и кончиться все может печально, как для него самого, так и для окружающих. Как научиться иметь дело со своей злостью?

Почему злые люди живут дольше

Медсестра скорой помощи местечка Мидвест получила сообщение диспетчера о том, что в реанимацию в критическом состоянии доставлены пять человек. Ситуация, довольно напряженная, осложнялась тем, что один из раненных был ее мужем. Четверо других были ей не знакомы. Несмотря на предпринятые врачами усилия, все пятеро скончались.

Что убило их? Обвал здания? Крушение автобуса? Стрельба из проезжавшего мимо автомобиля? Пожар?

Их убила злость.

Одна из машин пыталась проехать мимо другой по узкой проселочной дороге. Но другой водитель не захотел уступать. Бок о бок они ехали вперед — маневрируя, распаляясь от злости. Ни один из них не заметил третью машину, летевшую навстречу, пока не стало слишком поздно.

Муж медсестры оказался одним из тех разъяренных водителей.

Двое мужчин, которые стремились обогнать друг друга, никогда не встречались ранее. У них не было причин злиться; единственное, что привело их в ярость, было упорство в обгоне.

Три семьи осиротели из-за трагедии, ставшей результатом злости, которая, по мнению статистики, стоит на первом месте среди причин автомобильных аварий в стране.

Каждый может узнать себя в переполненном злостью водителе, но к счастью, лишь единицы сталкиваются со столь печальными последствиями. Если дать злости возможность клокотать внутри, это может привести к тому, что она станет значимой силой, движущей нашими жизнями. Мы должны научиться контролировать ее — пока она не начала контролировать нас.

К содержанию

Почему опасно копить злость

Злость — естественная эмоция, всплеск которой длится обычно от нескольких секунд до нескольких минут. Например, если кто-то, сидящий перед вами в кино, встанет и загородит экран, нормальной реакцией будет разозлиться на минуту-другую. Если мы почувствуем злость и выразим ее, чтобы избавиться, то будем в порядке. Проблемы начнутся, если мы, не выразив злости, начнем ее накапливать.

Подавленная злость не испаряется; она становится как бы незавершенным делом. Те два водителя были настолько переполнены застарелой злостью, что, встретившись, взорвались, как вулканы.

Другая проблема с накопленной злостью состоит в том, что когда обидевшие нас люди желают извиниться за содеянное, этого уже недостаточно. Мы продолжаем злиться, потому что это — застарелая эмоция. И она может всплывать на поверхность снова и снова, самыми неожиданными путями.

Некоторые выросли в семьях, где проявление злобы считалось недопустимым, другие — в семьях, где даже мелочь порождала ярость. Неудивительно, что у нас нет правильных ролевых моделей для выражения этих естественных чувств.

Но злость — это нормальная реакция, если она проявляется в соответствующем месте и времени. К примеру, исследования не перестают доказывать, что злые люди живут дольше. То ли потому, что выпускают свои эмоции, то ли оттого, что требуют к себе повышенного внимания. Мы знаем, что злость помогает контролировать окружающий мир, дает возможность устанавливать границы. Но это происходит лишь до тех пор, пока короткая вспышка злости остается здоровой реакцией, не переходя в неадекватность, насилие, грубость.

Случайная злость, пропорциональная силе события — это признак здоровья. Но зачастую мы настолько боимся собственной злости и так глубоко отрицаем ее, что вообще перестаем осознавать ее существование.

Злость — это только чувство. Чувство существует для того, чтобы мы могли испытывать его, а не осуждать. Если людей, находящихся в состоянии злости, спросить: «Что вы чувствуете?», они ответят: «Я думаю...». Это — разумный ответ на эмоциональный вопрос. Он исходит из ума, но не из души. Пребывание в контакте с собственными чувствами стало большой редкостью в современном обществе. Обратите внимание, как часто предложение начинается со слов «я думаю», а не «я чувствую».

Когда мы обращаем злость внутрь себя, она часто преобразуется в депрессию или чувство вины. Не дает развиваться впечатлениям от прошлого и искажает взгляд на существующую реальность. Так застарелая злость становится незавершенным делом — не только для других, но и для себя.

У нас есть склонность перескакивать с одной крайности в другую: или держать свою злость на запоре, или «давать ей выход», обвиняя других и себя. Мы не позволяем злости выразить себя естественным образом, потому что считаем, что это плохо. Существует стойкое мнение, что люди, которые кричат, имеют скверный характер. Но то, что мы не кричим, вовсе не означает, что мы пребываем в мире и согласии с собой — и свободны от злости.

Как научиться выражать злость

К содержанию

Почувствовав злость, увидеть свой страх

Мы привыкли иметь дело со злостью — больше, чем с нашим страхом. Нам легче сказать супругу: «Я зол на тебя», чем «Я боюсь, что ты меня бросишь». Легче разозлиться на что-то неправильное, чем признаться: «Я боюсь, что сам оказался недостаточно хорош».

Молодой человек по имени Эндрю несколько месяцев назад пригласил на свидание в кафе свою девушку Мелани. Но в городе было несколько кафе этой сети. Эндрю, прождав Мелани в течение тридцати или сорока минут, отправил ей сообщение на автоответчик, после чего вернулся домой. «Я понял, что произошла путаница, поэтому попробуем встретиться в другой раз, — пояснил он. — Но совсем другой была реакция Мелани. Она сильно разозлилась на меня, подумав, что я нарочно оставил ее одну; решила, что мне нельзя доверять. Я обратил ее внимание на то, что, скорей всего, мы ждали друг друга в разных местах».

То, что для Эндрю оказалось простой путаницей, для Мелани стало ужасным откровением — с далеко идущими выводами о том, что он ненадежный человек и будет разочаровывать ее в будущем. Она внесла в ситуацию больше злости, чем ситуация того заслуживала; злости, которая, возможно, осталась от старой обиды. Девушка не видела реальность такой, какой она была.

Вне контакта со страхом и с собственной злостью, Мелани сделала из Эндрю негодяя. К несчастью, она предприняла только первый шаг — пришла в бешенство. Мы все хороши на этом этапе: «Я злюсь, потому что тебя не было там», «Я злюсь, потому что ты опоздал», «Я злюсь, потому что ты плохо выполнил работу», «Я злюсь, потому что ты так сказал». Нужно научиться делать второй шаг, заглянув глубоко внутрь себя — чтобы выявить страх, который лежит в основе всего. Вот некоторые ключи, которые могут в этом:

Злость: Я злюсь, потому что тебя там не было.
Страх: Когда тебя не оказалось там, я испугалась, что ты меня бросил.

Злость: Я злюсь, потому что ты опоздал.
Страх: Я не так важна для тебя, как твоя работа.

Злость: Я злюсь, потому что ты плохо сделал работу.
Страх: Я боюсь, что у нас будет мало денег, и мы не сможем оплатить наши счета.

Злость: Я злюсь, потому что ты так сказал.
Страх: Я боюсь, что ты больше меня не любишь...

Проще соприкасаться со злостью, чем иметь дело со страхом, но такой подход не сможет решить основные проблемы.

К содержанию

Хватит притворяться прекрасными людьми!

Общество считает злость плохим, неправильным чувством, поэтому у нас нет здоровых способов ее выражения. Мы загоняем ее, отрицаем или сдерживаем. Большинство держит ее внутри — до тех пор, пока не взорвется, потому что нас не учили говорить: «Я злюсь из-за этих мелочей». Зато все знают, как притворяться прекрасными людьми, которые никогда не злятся — до тех пор, пока не взорвутся и не припомнят виновнику все тридцать три обиды.

Многие сдерживают злость, потому что осуждают ее. Верят, что они, любящие и духовные личности, не могут быть злыми. Но злость может быть нормальной реакцией; она важна, ибо помогает работать над собственными чувствами.

Одна женщина поведала историю своего отца, который погиб из-за несчастного случая, когда чистил свое ружье. Как ни старалась она смириться с его смертью, никак не могла принять ее. Не могла преодолеть себя, пока однажды не началась страшная гроза. Погруженная в думы о смерти отца, она забежала на задний двор и, в шуме дождя, начала кричать во всю мощь о том, как ей плохо — прямо в грохот грома. Что-то в этой грозе помогло ей войти в контакт со своей злостью — и вылить весь гнев. После нескольких минут крика и потрясания кулаками она без сил упала навзничь и зарыдала. Впервые за долгие годы она призналась, что вновь ощутила мир.