Содержание:

Стать хозяином собственной жизни и полюбить себя — довольно смелый поступок. Чтобы осознать собственную ценность, нужно каждый день на практике учиться быть смелым, сопереживать и доверять себе и другим. В этом уверена американский психолог Брене Браун. Мы впускаем в свою жизнь сочувствие, когда сострадаем себе и другим. Только так выстраиваются гармоничные отношения с окружающим миром.

Эмпатия: доверие, сочувствие и любовь к себе. Психолог советует

Сострадательность делает нас уязвимыми. Если мы внимательно посмотрим на происхождение слова "сострадание", то поймем, почему обычно наша первая реакция на страдания других вовсе не сочувствие. Слова "сострадание" и "сопереживание" буквально означают "страдать с кем-то", "переживать с кем-то". Полагаю, сострадание — наша естественная реакция. Первая инстинктивная реакция на боль — свою или чужую — самозащита. Мы защищаем себя, пытаясь найти, на кого можно переложить вину. Иногда, чтобы спастись, мы осуждаем других или стараемся немедленно исправить то, что, по нашему мнению, не так.

Чтобы справиться с нашей склонностью к самозащите, нужно честно признаваться себе, что ты закрываешься от мира, и прощать себя за это. Воспитывая в себе сострадательность, мы обращаемся к своему опыту во всей его полноте — к страданию, эмпатии, а также к злобе и страху. Так и должно быть. Сострадание не должно возникать в форме "целитель — страждущий". Это отношения равных. Только поняв свою собственную сущность, мы способны познать сущность другого человека. Сопереживать по-настоящему означает признать нашу общую с другим человеком сущность.

К содержанию

Границы и сопереживание

Один из самых высоких барьеров на пути к сопереживанию (и один из тех, о которых меньше всего говорят) — это наше неумение устанавливать для себя границы и привлекать других к ответственности. Понимание взаимосвязи между границами, ответственностью, приятием и состраданием помогает стать добрее. Быть милыми внешне, но злиться, осуждать и негодовать внутри — это не доброта. Нужно меньше осуждать других и возмущаться и гораздо серьезнее относится к ограничениям.

Многие люди, действительно проявляющие сострадание, устанавливают для себя границы.

Дело в том, что в основе сочувствия лежит приятие. Чем полнее мы принимаем себя и окружающих, тем более сострадательными становимся. Да, сложно принимать других такими, какие они есть, когда они делают нам больно, пользуются нами или плохо к нам относятся. Если мы на самом деле хотим научиться сопереживать другому, нам нужно начать устанавливать ограничения и понимать, что люди несут ответственность за свои действия.

Наша культура основана на чувстве вины — мы хотим знать, кто виноват и как он за это заплатит. Поэтому:

  • В личных отношениях, социальной и политической сферах мы вопим и показываем пальцем на виноватого, но редко возлагаем на людей, в том числе на себя, ответственность. Ведь мы слишком много злимся и негодуем, и у нас не остается сил на то, чтобы сделать разумные выводы и следовать им по жизни.
  • Мы заняты тем, что яростно обвиняем других во всех грехах, и этот праведный гнев не оставляет места состраданию.

Не лучше бы было, если бы мы были добрее, но жестче? Не стала бы жизнь иной, если бы в ней было меньше злости и больше ответственности? Что изменилось бы у нас дома и на работе, если бы мы меньше осуждали других и с большим уважением относились к границам и проявлениям чужого "Я"?

Эмпатия: доверие, сочувствие и любовь к себе. Психолог советует

К содержанию

Ответственность в отношениях

Недавно меня пригласили поучаствовать в беседе с группой корпоративных лидеров. Один из менеджеров проекта сказал мне, что, послушав мое выступление об опасности использования чувства вины как инструмента психологического манипулирования, понял, что применял этот метод по отношению к членам своей команды. Он признался, что когда не удовлетворен результатами работы, то ищет виноватых и критикует их на общих собраниях.

Он объяснил: "Я раздражаюсь. У меня есть двое подчиненных, которые меня никогда не слушают. Я разжевываю им все в мельчайших подробностях, я проверяю, поняли ли они, а они все равно делают все по-своему. Я чувствую, что меня загнали в угол, и злюсь, а потом вымещаю свою ярость на них".

Когда я спросила его, какую ответственность несут подчиненные за то, что не следуют указаниям, он ответил: "Что вы имеете в виду под ответственностью?"

Я объяснила: "После того, как вы убедились, что они правильно поняли поставленные перед ними цели, объясняете ли вы им, с какими последствиями они столкнутся, если не будут действовать в соответствии с планом?"

Он сказал: "Я не разговариваю с ними о последствиях".

Тогда я привела пример: "Хорошо. Что если сказать им, что в следующий раз, когда они нарушат ваши указания, вы вынесете им официальное предупреждение, а если и это не поможет, они потеряют работу?"

Он потряс головой и сказал: "Ну, нет. Это слишком серьезно. Мне придется связаться с людьми из отдела управления персоналом. С этим будет столько мороки..."

Устанавливать правила и возлагать на людей ответственность за их поступки — больший труд, чем винить и стыдить. Но это куда более эффективный метод. Чувство вины и стыда отравляет отношения между любимыми людьми, членами семьи, организации или общества.

Когда мы начинаем кого-то винить и критиковать, под прицел попадаем мы сами. К тому моменту, когда босс закончит унижать своих подчиненных на глазах у их коллег, объектом негодования тут же станет он сам.

Если мы не приучаем людей к тому, что их поступки влекут за собой определенные последствия, люди начинают пренебрегать нашими просьбами, угрозами и ультиматумами. Если мы просим детей не бросать одежду на пол, но они знают, что за непослушание на них максимум накричат, с их стороны вполне логично нашей просьбой пренебречь.

Нам трудно понять, как можно одновременно сочувствовать, принимать людей такими, какие они есть и спрашивать с них по всей строгости. На самом деле это не только возможно, но и правильно. Мы можем напрямую обсудить с человеком его поведение, уволить работника, поставить студенту неуд на экзамене, наказать ребенка, и для этого необязательно их ругать или осуждать. Главное — не переходить на личности. Мы имеем дело с тем, как человек поступил в этом конкретном случае, а не с тем, какой он есть. Также важно не пугаться дискомфорта, который принесет с собой эта тактика. Для нас непривычно заставлять людей переживать последствия своих действий. Чтобы успокоить себя, мы начинаем их ненавидеть или убеждаем себя в том, что они это заслужили. В этом корень всех проблем. Когда мы уговариваем себя, что нам кто-то не нравится, чтобы его легче было наказать, мы втягиваем себя в порочный круг.

Если у нас не выходит устанавливать рамки и накладывать на людей ответственность, мы чувствуем, что нас использовали, что с нами дурно обошлись. Поэтому мы не критикуем поведение человека или его решение, а нападаем на него самого, делая ему больнее. Ради самих себя мы должны понять, что втягивать себя в болото стыда и чувства вины или — пусть даже праведно — негодовать опасно для наших отношений и нашего благополучия. Невозможно злиться и сочув-ствовать в одно и то же время.

К содержанию

Доверительные отношения

Под доверительными отношениями я понимаю энергетику, существующую между людьми, когда они чувствуют, что их видят, слышат и ценят; когда они могут давать и получать, не осуждая и не будучи осужденными; когда они черпают из отношений жизненные силы.

Дело в том, что устанавливать доверительные отношения — в нашей природе. Это обусловлено биологически. С момента рождения для физического, умственного и духовного развития нам необходимо человеческое тепло. Может быть, десятки лет назад идея о том, что мы рождены для человеческих отношений, воспринималась как сентиментальщина. Сегодня мы не просто догадываемся или интуитивно чувствуем потребность в доверительных отношениях. Ее существование научно доказано. Доказано медициной.

Даже повседневные контакты воздействуют на головной мозг, вызывая эмоциональные реакции, желательные или нежелательные. Чем больше мы привязаны к кому-либо эмоционально, тем сильнее взаимное воздействие. Потрясающе, — хотя, возможно, и не удивительно — как взаимосвязь, которую мы ощущаем в наших отношениях, влияет на развитие и функционирование мозга.

Эмпатия: доверие, сочувствие и любовь к себе. Психолог советует

К содержанию

Барьеры на пути близости

1. Псевдообщение: чем опасен Интернет

Наша врожденная потребность в общении делает его нехватку очень опасной угрозой. Иногда мы всего лишь думаем, что открыты другим. Изобретение Интернета, например, стало настоящим препятствием для общения. Технологии создают видимость близости, которой на самом деле нет — а если и есть, то не та, в которой мы нуждаемся. В нашем помешанном на технологиях мире мы путаем общительность и доверительные отношения. Вы в Сети, но это не значит, что вас слушают и слышат. Когда мы проводим больше времени в Facebook, чем с важными для нас людьми, это "гиперкоммуникация". Вы не представляете, сколько раз мне случалось заходить в ресторан и наталкиваться на типичную семью — мать и отец разговаривают по мобильным, а дети чатятся или играют в видеоигры. Зачем тогда вообще сидеть за одним столом?

Задумываясь о том, что такое доверительные отношения и как легко перепутать их с общением по Интернету, нам нужно также забыть расхожий миф о самодостаточности.

2. Самодостаточность

Самодостаточность, которой мы придаем значимость, — огромный барьер на пути к близости. По какой-то причине "я успешен" для нас обозначает "мне никто не нужен". Многие из нас рвутся оказать помощь тем, кому это нужно, но просят о помощи с большой неохотой. Выглядит это так, будто мы поделили весь мир на тех, кому нужна помощь, и тех, кто помогает. Но правда заключается в том, что каждый из нас относится и к тем, и к другим.

Мы не сможем давать от всей души, пока не научимся принимать взамен. Пока мы порицаем себя за то, что нам нужна помощь, мы, даже не отдавая себе отчета, порицаем и людей, которым помогаем. Если близость — это та энергетика, которая появляется между людьми, то она должна исходить от обеих сторон.

Дорога к жизни в ладу с собой — не путь наименьшего сопротивления. Это путь сознательности и ответственности за свой выбор. Желание открыть свою душу, ощутить боль других и иметь близких людей в этом разобщенном мире — не то, чего можно достичь между делом, этому нужно отдаваться целиком.

Воспитывать в себе смелость, сострадание и строить доверительные отношения — значит смотреть на мир и людей вокруг и говорить: "Я здесь целиком и полностью".