Содержание:

«Дети из пробирки», зачатые с помощью ЭКО, перестали восприниматься как экзотика. Более того: сейчас экстракорпоральное оплодотворение во всем мире — основной способ решить проблему бесплодия. Тем не менее ЭКО — относительно новый метод, с которым связаны различные мифы и сомнения.

К содержанию

Этапы большого пути

Процесс ЭКО состоит из нескольких этапов.

  1. Комплексное обследование пары. Перед тем как начинать лечение, стоит выяснить, в чем причины проблемы. Некоторые виды бесплодия не нуждаются в проведении ЭКО, достаточно лекарственного или хирургического лечения, случается также, что зачатие невозможно в принципе, как ни старайся.
  2. Если проведение ЭКО целесообразно, женщине назначают гормональные препараты для стимуляции роста и созревания в яичниках сразу нескольких фолликулов, содержащих яйцеклетки (обычно за один месячный цикл созревает 1-2 яйцеклетки). Стимуляция яичников нужна, чтобы получить запас эмбрионов для переноса в матку.
  3. После созревания фолликулов из них под наркозом специальной иглой под контролем УЗИ извлекают яйцеклетки. Мужчине к этому моменту нужно сдать сперму. Если ее выработка нарушена, сперматозоиды получают путем пункции или биопсии яичка.
  4. В эмбриологической лаборатории готовится суспензия сперматозоидов, которой оплодотворяют яйцеклетки, находящиеся в специальной питательной среде. На случай, если сперматозоиды не могут проникнуть в яйцеклетку, снова предусмотрено решение: ИКСИ (интрацитоплазматическая инъекция сперматозоидов). С помощью стеклянной микроиглы под микроскопом в яйцеклетку вводится единственный сперматозоид.
  5. Оплодотворенные яйцеклетки помещают в инкубатор, где начинается развитие зародышей. На третий день, когда эмбрионы состоят всего из восьми клеток, их с помощью катетера переносят в полость матки женщины для вынашивания. Обычно в матку помещают несколько эмбрионов (по российским законам — не более трех), чтобы увеличить вероятность наступления беременности.
Первое успешное ЭКО было проведено Патриком Кристофером Стептоу (Patrick Christopher Steptoe) и Робертом Эдвардсом (Robert Edwards) в Великобритании. Появившаяся с их помощью первая девочка «из пробирки» Луиз Джой Браун (Louise Joy Brown) родилась 25 июля 1978 года. В России в 1986 году в результате первого успешного ЭКО, проведенного Еленой Калиниой, родилась Лена Донцова.

Благодаря ЭКО родилось уже больше 3 миллионов детей во всем мире. Но отсутствие исчерпывающей информации о последствиях этого метода дает скептикам пищу для сомнений. Одни предполагают, что вмешательство в естественный процесс зачатия приводит к появлению «дефектных» детей, другие — что ЭКО угрожает генофонду человечества, не говоря уже о влиянии на здоровье матери и ребенка.

Мы попросили специалистов прокомментировать самые распространенные опасения.

К содержанию

Первое: синдром гиперстимуляции яичников

34-летняя Надежда Митрофанова из Москвы обратилась в клинику ЭКО около полутора лет назад — спаечный процесс после нескольких абортов в молодости не позволял забеременеть. У мужа с детородной функцией тоже оказалось не все гладко. После сдачи необходимых анализов и детального обследования женщину включили в протокол ЭКО и начали проводить гормональную стимуляцию яичников. Все шло нормально, но после переноса эмбрионов и наступления беременности начались боли в низу живота, ухудшилось общее самочувствие, появилась тошнота.

Наблюдавший Надежду акушер-гинеколог сказал, что развился синдром гиперстимуляции яичников, и в брюшной полости начала скапливаться жидкость. «Было очень страшно, — рассказывает Надежда, — неужели долгожданная беременность прервется? Ведь пришлось даже прокалывать живот, чтобы спустить жидкость... Но, спасибо врачам, все обошлось, и я уже три месяца как мама».

Комментирует доктор медицинских наук, профессор кафедры акушерства и гинекологии РГМУ, директор клиники ЭКО «Лера» Валерий Мстиславович Здановский:

«При ЭКО необходимо получить одновременно несколько зародышей. Но в обычных условиях в организме женщины за один менструальный цикл образуется лишь одна яйцеклетка. Чтобы преодолеть это противоречие, женщинам проводят гормональную стимуляцию яичников — и тогда за один цикл в яичнике созревает несколько фолликулов, содержащих полноценные яйцеклетки. При этом собственную гормональную активность женского организма подавляют соответствующими препаратами, поскольку спонтанное созревание фолликулов во время стимуляции недопустимо.

Но гормональный баланс — вещь тонкая и довольно индивидуальная, и примерно в 5% случаев стандартные дозы стимулирующих препаратов оказываются чрезмерными. Тогда развивается синдром гиперстимуляции яичников: состояние чрезмерной активации этих органов, при котором начинает страдать весь организм. Яичники становятся болезненными и увеличиваются в объеме, повышается проницаемость кровеносных сосудов, изменяются свойства крови (происходит ее „сгущение“). Как следствие, снижается выведение мочи, накапливается жидкость в брюшной полости, нарушается работа дыхательной и пищеварительной систем, может подняться температура, а там уже недалеко и до более опасных осложнений.

В легких случаях дело ограничивается тянущей болью в низу живота (как в первый день месячных), снижением аппетита, тошнотой, поносом и повышенной утомляемостью. Такое состояние требует лишь постельного режима и наблюдения врача. В тяжелых же случаях (которые, к счастью, встречаются очень редко) может дойти до кровоизлияния в яичник, заворота придатка, почечной недостаточности, тромбоэмболии (закупорки сосудов кровяными сгустками) и других серьезных осложнений, опасных для жизни. Поэтому если синдром протекает тяжело, женщину госпитализируют и проводят интенсивную терапию, а при необходимости — хирургическое лечение.

Чаще всего приходится иметь дело с поздней формой синдрома гиперстимуляции, когда его проявления возникают не во время стимуляции, а после начала развития плода, как это произошло у Надежды. Правда, в большинстве случаев все нежелательные проявления проходят до конца первого триместра беременности.

Для того чтобы свести риск синдрома гиперстимуляции яичников к минимуму, многие клиники сейчас пытаются обходиться минимальной стимуляцией, или производить забор яйцеклеток совсем без нее, „на естественном цикле“. Конечно, такая тактика применима не ко всем женщинам, да и яйцеклеток получается меньше, что уменьшает вероятность наступления беременности. Зато риск для здоровья женщины значительно снижается.

Оптимизм внушает то, что с увеличением количества проведенных в мире ЭКО накапливается необходимый опыт. Поэтому вполне вероятно, что вскоре будет обнаружена „золотая середина“, то есть минимальная стимуляция яичников, при которой созревает достаточное количество яйцеклеток».

К содержанию

Второе: возможные пороки развития ребенка

Недавно были опубликованы результаты американского статистического исследования, обнаружившего повышенный риск возникновения некоторых пороков развития у детей «из пробирки». Например, у них в несколько раз чаще наблюдаются «заячья губа» (щель, разделяющая верхнюю губу), дефекты межпредсердной или межжелудочковой перегородки сердца и недоразвитие пищевода или прямой кишки.

Комментирует кандидат медицинских наук, научный специалист по медицинской генетике Минздравсоцразвития Виктория Юрьевна Воинова:

«Да, действительно, некоторые пороки развития у детей, рожденных с помощью ЭКО, встречаются чаще. Причины этого явления пока не выяснены, нужны дополнительные исследования, чтобы разобраться в его механизмах. Возможно, таким образом на будущего ребенка влияет сама процедура ЭКО, но нельзя исключить, что причина кроется в препаратах, которые принимает женщина, или в каком-либо компоненте питательной среды, на которой выращивают эмбрион перед переносом в матку.

Но повышенный риск отдельных пороков вряд ли удержит мечтающих о ребенке супругов от обращения за ЭКО. Ведь возможность рождения ребенка с каким-либо врожденным дефектом существует всегда, но люди от этого размножаться не перестают.

К тому же все перечисленные пороки развития в наше время не опасны для жизни ребенка — они поддаются хирургической коррекции, после чего на дальнейшую жизнь практически не влияют. Да и по наследству они не передаются.

Что касается более серьезных аномалий, таких как синдром Дауна и другие хромосомные и генетические мутации — при их повышенном риске у конкретной пары проводится предымплантационная генетическая диагностика. Перед переносом в матку у эмбриона берут одну клетку и подвергают ее исследованию на наиболее распространенные генетические заболевания. На дальнейшее развитие зародыша такая процедура не влияет.

Кроме того, на определенных стадиях беременности проводится мониторинг для выявления аномалий развития: УЗИ плода, анализ крови матери на маркеры генетических заболеваний, при необходимости — исследование клеток амниотической жидкости и другие. Не говоря уже о том, что если у эмбриона имеются серьезные генетические дефекты, то беременность, скорее всего, перестанет развиваться на ранних сроках или вообще не наступит.

Кстати, первые „дети из пробирки“ — Луиз Браун и Елена Донцова сами недавно стали мамами. Их дети появились на свет совершенно здоровыми, при этом зачатие в обоих случаях произошло естественным путем, без всяких вспомогательных манипуляций. Лучшего доказательства того, что люди, рожденные с помощью ЭКО, ничем не отличаются от всех остальных, и придумать невозможно».

К содержанию

Третье: многоплодие

32-летняя Анна Мазуркевич из Нижнего Новгорода впервые обратилась в московскую клинику ЭКО три года назад — за 5 лет брака им с мужем не удалость стать родителями. Первая попытка закончилась неудачей — несмотря на то, что женщине перенесли в матку два эмбриона, беременность так и не наступила. После полуторагодичного перерыва процедуру повторили с тремя зародышами, и на этот раз начали нормально развиваться все трое. Однако из-за миниатюрного телосложения и недостаточных размеров таза вынашивание тройни было признано чрезмерно рискованным, и пришлось сделать редукцию — удаление одного из эмбрионов для нормального развития остальных двух. «Это было очень морально тяжело, — вспоминает Анна, — но теперь, когда у меня подрастают здоровые близняшки, я понимаю, что все было сделано правильно».

Комментирует гинеколог-эндокринолог клиники ЭКО «Цветы Жизни», член российской ассоциации гинекологов-эндокринологов Оксана Валентиновна Старкова:

«Истоки проблемы многоплодия кроются в самой технологии проведения ЭКО. При переносе в полость матки только одного эмбриона „из пробирки“ успех процедуры невелик — зачастую беременность не развивается. Даже учитывая то, что в большинстве случаев в матку помещают несколько зародышей, беременностью заканчивается не более 30-35%, а рождением здорового ребенка — около 25% всех проведенных ЭКО — слишком много факторов влияет на нормальное течение процесса.

Но нередко возникает ситуация, когда развиваться начинает несколько перенесенных зародышей. Если все идет нормально, беременность ведут как обычную многоплодную, однако, как в случае Анны, вынашивание всех эмбрионов сопряжено с высоким риском для плодов и для здоровья матери. В такой ситуации приходится прибегать к редукции — удалению одного из зародышей. Разумеется, само это вмешательство несет определенный риск, однако он несопоставимо меньше риска, связанного с развитием многоплодной беременности у не готовой к этому анатомически женщины.

Процедура ЭКО постоянно совершенствуется, и в последнее время необходимость в редукции возникает очень редко. Сейчас, как правило, женщине переносится не более двух эмбрионов, гормональных препаратов назначается необходимый минимум, так что проблема „лишнего“ плода практически не встает».

Осип Кармачевский