Содержание:

Технологиям ЭКО уже четверть века. До сих пор однозначного взгляда к ним в обществе не сформировано. Каково отношение к искусственному оплодотворению религий? Что разрешено, а что запрещено с точки зрения веры? На эти вопросы специально для журнала "Хочу ребенка!" ответили представители четырех конфессий.

Берл Лазар, главный раввин России

Когда появились первые возможности искусственного оплодотворения, возник вопрос, разрешает ли это наша вера. Все зависит от конкретной ситуации. С точки зрения наших религиозных авторитетов, если супруги по объективным причинам медицинского или физиологического характера не могут зачать и родить детей обычным путем, они вправе прибегнуть к искусственному оплодотворению — в том числе и экстракорпоральным способом, если иного варианта нет. Согласно нашему религиозному праву — галахе — долг верующего человека делать все, чтобы продолжать и умножать свой род. Если приходится использовать суррогатную мать или прибегать к услугам донора спермы — надо обязательно советоваться с раввинами и врачами-специалистами, потому что тут есть ситуации, когда это разрешено, а есть — когда запрещено.

Первая заповедь, которую Бог дал человеку, — "Плодитесь и размножайтесь". Чтобы выполнить эту заповедь, в семье должны быть как минимум один сын и одна дочь. Если выполнить эту заповедь традиционным путем не получается — религия разрешает искать другие способы родить детей, в том числе суррогатное материнство.

Но тут возникает следующий вопрос: кто может быть суррогатной матерью? Например, нельзя взять суррогатную мать из числа родственников, потому что в этом случае нарушается запрет на кровосмешение — в иудейской религии он весьма жесткий. Нельзя также, чтобы суррогатная мать была замужем — это нарушает заповедь супружеской верности.

Не менее важен юридический аспект проблемы. Кто является матерью: та, которая дала свою яйцеклетку для оплодотворения, или та, что выносила плод и родила? Кто является родственниками младенца — родные "законной" матери или матери суррогатной? Это очень серьезные вопросы, от них будет зависеть, кому наследует родившийся ребенок, с кем ему можно вступать в брак, когда он вырастет... Именно поэтому необходимо проконсультироваться у раввина, который специализируется на проблемах семейного права. Если у супругов действительно нет иного выхода, кроме как прибегнуть к искусственному оплодотворению, — раввин поможет им подобрать такой вариант, который не будет сопряжен с нарушением заповедей и одновременно не создаст правовых проблем ни родителям, ни ребенку.

Если говорить о государственной политике по отношению к репродуктивным технологиям, то в Израиле донорство спермы, донорство эмбрионов, донорство ооцитов, суррогатное материнство, ЭКО оплачивается государством до появления в семье двух детей.

Иеромонах Димитрий (Першин)
Председатель комиссии по биомедицинской этике и медицинскому праву Синодального отдела по делам молодежи Московского Патриархата, член экспертной рабочей группы при комитете по охране здоровья Госдумы РФ

Cогласно "Основам социальной концепции Русской Православной Церкви", высшей ценностью врачевания является жизнь человека и его душа. Библейские заповеди и гиппократовское "не навреди" осеняют человеческую жизнь с момента зачатия независимо от того, каким образом оно осуществляется. С этого момента каждый из нас — это живая душа, образ Божий, призванный к встрече со своим Творцом. Поэтому, говоря об ЭКО, мы должны заботиться и о родителях, и о ребенке. Вот почему три аспекта ЭКО, с точки зрения христианского учения, представляются абсолютно неприемлемыми.

Во-первых, создание и утилизация "запасных" эмбрионов. Эффективность ЭКО невелика (около 20%), кроме того, оно опасно для женщины. Гормональная стимуляция яичников, с помощью которой получают яйцеклетки, чревата серьезными осложнениями. Чтобы не рисковать, для повторных имплантаций замораживают "запасные" эмбрионы. Но если этих имплантаций не происходит, человеческие жизни зачастую становятся сырьем, из которого извлекают стволовые клетки, делают фармпрепараты и даже косметику. Это бесчеловечно.

Во-вторых, суррогатное материнство. Когда малыша отдают "заказчикам", разрывается глубинная связь между ним и матерью, носившей его под сердцем. Это травмирует их обоих. А само материнство низводится до уровня коммерческой услуги, доступной и лицам, не вступившим в брак, и гомосексуалистам.

В-третьих, использование донорских клеток. Брак — это таинство двоих, в котором нет места для "третьей стороны". Именно на моногамный брак Бог благословляет человека в раю, как и Христос Свое первое чудо — освящение вина — совершает именно во время брачного торжества. Кроме того, и у ребенка есть право быть ребенком своих родителей.

Тем самым "Основы..." не возражают против ЭКО, в котором участвуют только родители (никаких суррогатных матерей, доноров, экспериментов с выбором внешности) и не создается "запасных" эмбрионов. Чтобы избежать последнего, можно криоконсервировать не эмбрионы, а яйцеклетки.

Именно так процедура ЭКО регламентирована в итальянском законодательстве, которое в этом сегменте могло бы стать основой и для российского.

Тем не менее остается такая проблема ЭКО, как повышенная вероятность патологий и заболеваний. Но допустим ли эксперимент над ребенком без его согласия? Тем более эксперимент, о котором заранее известно, что он может причинить ему боль и страдания? В свете христианской этики и Нюренбергский кодекс, и Хельсинкская декларация налагают на подобные опыты однозначный запрет. Проблема в том, что при ЭКО согласие невозможно испросить в принципе, поскольку сама жизнь возникает в его результате. Так можно ли считать желание получить "своего ребенка" достаточным основанием для того, чтобы его здоровье оказалось под угрозой? Согласно "Основам..." ответ на этот непростой вопрос остается за бездетной семьей. Ни от крещения, ни от иных таинств Церкви дети, полученные методом ЭКО, не отлучаются. Но вот родителям, прежде чем решиться на него, стоит посоветоваться с духовником.

И последнее. Среди моих знакомых более 10 бесплодных семей (от 6 до 10 лет бездетности) самым естественным образом зачали и родили собственных детей вскоре после того, как начали нянчить усыновленных малышей.

Александр Койбагаров, президент Российской ассоциации буддистов Алмазного Пути традиции Карма Кагью

Буддисты приветствуют прогресс и, в частности, развитие медицины, если это делает людей более счастливыми и защищенными. ЭКО позволяет женщинам испытать счастье материнства в случаях, когда естественное оплодотворения невозможно. Искусственное оплодотворение не противоречит буддийскому учению.

Буддисты считают, что сознание не производится мозгом, оно существует всегда и само по себе. Когда яйцеклетка оплодотворяется сперматозоидом, в этот момент сознание соединяется, связывается с будущим телом, и уже тогда появляется живое человеческое существо. Поэтому нельзя бездумно относиться к гибели оплодотворенных эмбрионов, нужно всеми средствами стремиться, чтобы все они выживали.

Учение о карме мотивирует буддистов действовать так, чтобы приносить счастье, радость, свободу и защиту существам, любить и сочувствовать им, и не совершать действий, приносящих страдание. Рождение и воспитание ребенка считается одной из буддийских добродетелей. Если люди дают возможность человеческому существу прийти в мир, заботятся о нем, то совершают очень позитивное действие. Если по состоянию здоровья нет возможности иметь детей естественным путем, можно усыновить ребенка, от которого отказались родители, и вернуть ему счастье в семье. Кроме того, человек может воспользоваться всеми достижениями современной медицины для зачатия и вынашивания плода. Все пути возможны, и буддизм положительно относится к научным и технологическим открытиям, если они уменьшают физические и психические страдания существ и увеличивают количество их счастья. Социальные стереотипы не так важны, как индивидуальное счастье человека. Буддизм очень терпим не только к образу мыслей людей, но и к их поведению для достижения своих целей, если это поведение не ограничивает и не доставляет страдания другим людям.

Буддизм не налагает никаких жестких условий и правил для проведения ЭКО. Надо руководствоваться здравым смыслом. Конечно, воспитание ребенка в полной семье лучше, чем в неполной. Естественное зачатие и рождение лучше, чем что-то искусственное, но условия у разных людей разные. Поэтому необходимо действовать так, чтобы доставить максимум счастья максимальному числу людей.

Ильдар Аляутдинов, главный имам Московской соборной мечети

Исламское право направлено на обеспечение человеку гарантий сохранения фундаментальных ценностей: религии, жизни, разума, чести и достоинства, продолжения рода, собственности. Эти ориентиры определяют подход к решению проблемы бесплодия.

Если в результате медицинского обследования будут выявлены устранимые путем лечения причины бесплодия, то, по мнению исламских богословов, необходимо и дозволено применение различных форм лечения, не нарушающих естественной природы человека. Пророк Мухаммед призывал: "Лечитесь, о люди! Господь создал недуги и лекарства от них. Лишь старость — недуг неизлечимый". Но если традиционные методы лечения бесплодия оказываются неэффективными и с учетом возраста супругов, допустимо использование вспомогательных репродуктивных технологий, в том числе ЭКО.

Однако применение ЭКО должно быть ограничено исключительно рамками семьи: для оплодотворения могут быть использованы только гаметы (сперматозоиды и яйцеклетки) мужа и жены. Любое использование донорских гамет запрещено, ибо нарушает святость и целостность супружеских уз, допуская участие в семейно-брачных отношениях третьей стороны.

Использование донорских гамет приводит к нарушению как родословной, так и генетического кода семьи.

Применение вспомогательных репродуктивных технологий при лечении бесплодия порождает проблему статуса эмбриона человека. Самые жизнеспособные, с точки зрения врачей, человеческие эмбрионы из числа полученных в результате внетелесного оплодотворения вводятся в полость матки женщины, остальные эмбрионы уничтожаются. Какова оценка данной проблемы с точки зрения шариата?

Пророк Мухаммед сказал: "Поистине, каждый из вас формируется во чреве своей матери в течение сорока дней в виде капли семени, затем он столько же времени пребывает там в виде сгустка крови и еще столько же — в виде кусочка плоти, а затем Аллах направляет к нему ангела, который вдувает в него душу". То есть по истечении 120 дней с момента зачатия человеческий эмбрион обретает душу. Все исламские богословы согласны, что по истечении 120 дней уничтожение человеческого эмбриона категорически запрещено и является преступлением. Селекция и уничтожение неиспользованных для оплодотворения эмбрионов до этого срока (что и предполагается в случае ЭКО) допустимо, но при условии соблюдения следующих требований. Во-первых, изначально необходимо оплодотворять минимальное количество яйцеклеток, чтобы число эмбрионов, вводимых в полость матки женщины, не было избыточным. Во-вторых, если жизнеспособных эмбрионов оказалось избыточное количество, то лишние оставляются без медицинского внимания с расчетом на естественную остановку деления клеток и без какого-либо дальнейшего использования.

В-третьих, использование лишних эмбрионов в качестве донорских для других супружеских пар запрещается.

К содержанию

Подведем итоги

Сергей Лебедев, член комитета по праву Российской Ассоциации Репродукции Человека

Все официальные классические религии к процессу оплодотворения вне человеческого организма относятся или позитивно, или сдержанно позитивно. Запрета на применение вспомогательных репродуктивных технологий ни в одной из религий нет. При этом очень важно понимать, что в различных религиях существуют определенные формы ограничений, которые накладываются на применение этих технологий.

Если сравнивать самые распространенные в России религии — мусульманство, христианство, буддизм и иудаизм — то самый либеральный в данном вопросе иудаизм. При этом самая распространенная религия в стране — христианство — является и самой консервативной.

На сегодняшний момент можно выделить несколько ключевых вопросов, которые вызывают наибольшее количество разногласий вне зависимости от религии. Во-первых, это судьба избыточных эмбрионов, во-вторых, вопрос использования донорских клеток, эмбрионов и гамет, в-третьих, отношение к заместительному вынашиванию.

Наиболее негативное отношение вызывает вопрос невостребованных эмбрионов, поскольку при вспомогательных репродуктивных технологиях (в частности, при ЭКО) получаются несколько эмбрионов, а для одной попытки используется не более двух. Не очень понимая медицинскую специфику ЭКО, религиозные деятели выступают против заморозки эмбрионов. Их доводы сводится к тому, что эти эмбрионы в дальнейшем используются с научной целью, не связанной с беременностью. На самом деле, на данный момент ни в одной стране мира гарантии на наступление беременности при использовании двух эмбрионов никто не дает. В реальной жизни семьи используют оставшиеся эмбрионы, если первая попытка оказалась неудачной. И при удачной попытке семьи через три—четыре года приходят, чтобы родить второго или третьего ребенка.

Еще один спорный аспект — выбор пола. Бывают безусловные медицинские показатели, когда данная технология работает на благо семьи. Речь идет о заболеваниях, которые передаются по наследству. Самый известный случай в российской истории связан с цесаревичем Алексеем. Он унаследовал гемофилию, которая передается детям мужского пола. Для того чтобы избежать таких заболеваний, и была изобретена подобная технология.

В России ограничений на использование этой технологии только с целью выбора пола (без медицинских показаний, а лишь из желания иметь именно девочку или мальчика), увы, пока не существует. Но в реальной жизни прибегают к этой процедуре единицы из десятков тысяч. Потому что для семьи, обращающейся к вспомогательным репродуктивным технологиям, главное — родить здорового ребенка.