О своей беременности я узнала достаточно поздно, на восьмой неделе, хотя мы с мужем очень хотели малыша и тщательно отслеживали: свершилось или нет. Но и в этот раз все было как по часам – в определенный день как обычно началась менструация, не было ничего такого, что может говорить о беременности.

На приеме у гинеколога поставили диагноз – киста на яичнике размером с куриное яйцо, УЗИ показало то же самое. Многоуважаемая, частнопрактикующая врач с уверенностью сказала, что беременности нет, а вот операцию, наверное, делать придется, впрочем, она сделает все, чтобы этого избежать. Назначила гормональные таблетки, витамины и отвары из лекарственных трав. И все равно что-то заставило меня пройти тест на беременность. Он показал две полоски, только вторая была очень слабая, еле уловимая. За неделю я сделала бесконечное множество тестов, и все они показывали одну яркую и практически незаметную вторую полоску. Я надеялась – а может, врач не права, а может быть, полоски все-таки две? Но таблетки пила. В положенное время менструация не началась и, еле пережив контрольные сутки, я прошла УЗИ.

О Боже! Ура! Свершилось! Я почти Мама! У меня есть малыш величиной с ноготок! Конечно же, мы с мужем заехали к врачу, чтобы узнать, не повредят ли малышу те таблетки и травы, которые она мне назначила для "рассасывания кисты". Врач побожилась, что нет, хотя нам показалось, что она говорит неправду. Возможно, таблетки ни при чем, но у нашего мальчика обнаружили порок сердца. И гормоны я пила как раз в то время, когда у ребенка закладывается сердечко.

Больше о грустном ни слова! На УЗИ в 12 недель мы пошли вместе с мужем. Кажется, что именно в этот день он впервые ощутил себя будущим папой. Наш малыш показал все, на что был тогда способен. Его рост был уже 6 сантиметров! После УЗИ мы зашли в кафе, и я свернула из салфетки своего Малышуньку. Мне хотелось зрительно представлять, какой он на самом деле. Я качала салфетку на ладошке, и мне казалось, что я качаю дочку или сына. Эту салфетку я храню до сих пор.

Я очень сильно хотела дочку, но на УЗИ в 22 недели нам показали, что будет мальчик. Именно показали. Наш малыш все время закрывал лицо ручками, как будто стеснялся, зато свое мужское достоинство демонстрировал охотно. Как раз в это время я была на дневном стационаре, на сохранении. Всем женщинам из нашего отделения УЗИ пророчило девочек. Я завидовала им, а они мне. Ведь у меня будет Сын! Теперь я не против того, чтобы и вторым нашим ребенком был мальчик. А после рождения сынишки судьба мне послала дочку, молочную дочку. Почти год я кормила двух детишек. Своего и теперь уже свою.

Мы с папой выбирали имя. Спрашивали сыночка и ждали его реакцию. Из огромного множества имен нам казалось, что есть только одно хорошее, то, что подходит нашему сыну – папино имя. Максим Максимович получил свое имя за 4,5 месяца до рождения. К слову сказать, родителям мы сообщили, что они станут бабушками и дедушками лишь за 3,5 месяца до появления внука.

Во второй половине беременности папу часто посылали в командировки. Мы с Максимкой писали папе различные записочки, я находила в Интернете статьи о развитии ребенка на предстоящей неделе беременности и незаметно вкладывала в дорожную сумку. В дороге муж обнаруживал наше с сыном послание и с интересом читал.

А еще мы пели Максимке песенки, папа рассказывал сказки. Вечером мы подолгу упрашивали сынишку пнуть в животик ручкой или ножкой. Как только папа отворачивался, Максимка пинался, при папе же шевелиться не хотел. Тогда муж брал фонарик и светил на животик. Малышунька начинал гоняться за лучиком. Он пинал именно в то место, на которое мы светили.

Я с самого начала знала, что будет кесарево (миопия, возраст 32 года, гипотония), поэтому проштудировала кучу литературы об операции, видах наркоза и остановилась на спинальной анестезии (ее, в отличие от эпидуральной, можно применять и при пониженном давлении). Безусловно, идти на операцию было страшно. Но как следует испугаться мне не дали. Я ожидала, что операцию назначат на конец недели, поэтому в тот понедельник, 23 января, пришла в роддом для того, чтобы сдать необходимые анализы и определить дату операции. Примерно в 11 часов моя врач подошла и сказала: "Ты ничего не ешь и не пей, сегодня дежурит хороший, опытный анестезиолог, давай мы прооперируем тебя сегодня ближе к вечеру".

Главной проблемой для меня стало то, что сегодня был понедельник, а я с самого начала почему-то боялась, что мой малыш родится в понедельник. День тяжелый и много еще чего такого про него говорят. Позвонила подруге, она залезла в Интернет и успокоила – в этот день должны родиться самые лучшие, самые гениальные детишки. Можно было, конечно, пойти на операцию в другой день, платно, но врач отговаривала: зачем выкладывать кучу денег за то, что можно сделать сегодня бесплатно и качественно. Муж был солидарен с врачом.

Пока я решала дилемму по поводу дня рождения малыша, прошло 3 часа. В 14.00 за мной пришла санитарка и сказала: "Собирай вещи, пойдем, сделаем необходимые приготовления". "Но ведь я не решила, буду рожать сегодня или в другой день". "Ты, конечно, думай, а процедуры, что положены, сделаем". В 15.00 меня с вещами привели в операционную. Приступ животного страха накрыл с головой. Я готова была бежать куда глаза глядят. Но все ужасы прошли сразу после того, как в позвоночник влили лекарство. Стало все равно. Я даже мысленно ругала себя за это равнодушие. Ведь через несколько минут родится мой сын.

Мне сразу же показали Максимку.

– Видишь кто?
– Нет.
– Видишь, мальчик?

Малыша подняли повыше, чтобы я видела. Втайне я все еще надеялась, что будет чудо и родится девочка.

– Какой же он лиловый, какие же у него большие висюльки.
– Сейчас мы приложим его к груди.

Но сыночек сразу не стал кушать. Я поцеловала его щечку. Она была необыкновенно мягкой, бархатистой и такой приятной, что даже не передать словами. Какое счастье, что у меня родился сын!

Папа увидел Максимку в этот же день, вечером. Как же он боялся взять малыша на руки! Я говорила: "Возьми", врач говорила: "Возьми, не бойся", а он отвечал: "Потом, завтра, он еще такой маленький, я не знаю, как держать головку". Когда же он взял сыночка на руки, его лицо имело такое довольное выражение, что просто сияло. Вид его, нет, не говорил, а кричал на весь роддом о том, как он горд, как доволен собой. Ведь он теперь папа!

Конечно, первые сутки после операции дались нелегко. Лекарства, которые ставили нам, послеоперационным, не уменьшали боль, а лишь дурманили голову. Элементарного анальгина в роддоме почему-то не было. Боль была настолько сильной, что слезы из глаз бежали самопроизвольно. Но боль куда-то исчезала, когда приносили мое сокровище. Если до этого я не могла согнуть ногу в колене, то к малышу поворачивалась на бок, не задумываясь.

Пока была в роддоме, думала, что больше никогда и ни за что не соглашусь родить еще одного ребенка, но уже через месяц поняла, что хочу вновь испытать радость материнства. И уже на самом деле неважно, кто родится – мальчик или девочка. Главное, чтобы был здоровый, умный и счастливый малыш. Мой малыш! Наш малыш!

http://www.7ya.ru/pub/article.aspx?id=6626 – тоже моя статья

Надежда, мама Максимки, legion@khakasnet.ru.