Содержание:


Что передает мужчина, неравнодушный к выпивке, своему потомству? На ум приходят страшилки о врожденных уродствах и умственной неполноценности детей алкоголиков — и низкий социальный уровень семей, где мужчина пьет. Однако это — довольно редкие случаи. Гораздо большую опасность несет бытовое употребление алкоголя, у которого, по крайней мере, в нашей стране — далеко идущие печальные последствия.

Алкоголизм передается по наследству

Однажды я делала общий обход в наркологической клинике. В то время в отделении на стационарном лечении от алкогольной зависимости или от наркомании находилось пятьдесят мужчин. Помимо стандартных врачебных вопросов о самочувствии и ходе лечения я задавала и такой: "Что вам известно о влиянии алкоголизма на ваших детей?". Ведь многие из них имели семьи...

Ответы моих пациентов разделились на две группы:

"Никакого влияния моя болезнь на моих детей не оказывает! Мой сын меня пьяным не видел. У нас все хорошо!".

"Алкоголизм может вызывать слабоумие у детей". Причем на добавочный вопрос, имеются ли признаки слабоумия у ваших сыновей или дочерей, мужчины отвечали категорически: "Нет!".

Вывод неутешительный: пятьдесят из пятидесяти пациентов, больных алкоголизмом, не имеют никакого представления о влиянии их болезни на потомство. Немногим больше знают об этом и люди вне больницы (я имею в виду среднестатистического гражданина).

У людей, не специалистов в этой области, в головах — либо ужастики об уродствах и слабоумии детей алкоголиков, а также о жутких последствиях пьяного зачатия, либо — твердое, непонятно откуда взявшееся убеждение, что никакого вреда алкоголизм родителей детям не несет. "Вот я знаю девочку или мальчика..." — и далее следует эмоциональный рассказ о том, какая это замечательная, умная, здоровая девочка и какой способный мальчик, несмотря на то, что их родители пили за четверых!

А как на самом деле?

Реклама

К содержанию

Алкоголизм — это болезнь, а не распущенность

Мир, особенно ученый, давно признал алкоголизм болезнью, но мне по-прежнему приходится спорить с родственниками больных, которые никак не хотят с этим фактом согласиться и отстаивают свое верование в "распущенность", "слабоволие" страдающего зависимостью.

Очень многие люди не признают своих родных больными алкоголизмом, хотя следовало бы. Фразу "Он же под забором не валяется" можно услышать очень часто! Дело в том, что поставить диагноз "алкоголизм" не всегда легко.

Да, действительно, если пьяный человек лежит под забором, то проблема ясна. Диагностика алкоголизма не представляет сложности лишь в далеко зашедших случаях. Но, представьте себе, таких, далеко зашедших — всего 5% из всех людей, страдающих алкоголизмом! Не правда ли, это шокирует: а что же остальные?! Что — пьет по праздникам, значит, уже алкоголик?

Родственники больных долгое время не могут решить, есть у их близкого человека болезненная зависимость, или он "просто любит выпить", и ничего страшного в этом нет. Эти строки написаны как раз для них, а также для тех людей, которые хотели бы определить сами для себя, сформировалась у них зависимость от алкоголя или нет.

Вот приходит мужчина с вопросом:

— Доктор, мне кажется, что я — алкоголик. Я выпиваю один раз в три месяца, но моя пьянка обычно длится три дня. Так продолжается регулярно в течение последних пяти-шести лет. Скажите, мне необходимо лечиться?

Как вы думаете, что тут ответить? А вот что:

— Не знаю. Давайте исследуем вашу проблему детальнее.

Так же недостаточно для постановки диагноза, скажем, такого сообщения жены о своем муже:

— Мой муж очень часто приходит с работы пьяным, но алкоголиком себя не считает. Я не знала, что и думать, и начала вести счет его "пьяным" и "трезвым" дням. Получилось в среднем двенадцать трезвых дней в месяце. Это что — алкоголизм?

Часто мои клиенты задают вопрос: как можно самим распознать, есть алкоголизм или нет? Ориентиры для диагностики, которые можно использовать еще до встречи с врачом-наркологом, мы уже публиковали.

Как защитить детей от алкоголизма

К содержанию

Алкоголизм передается по наследству

Да, как и другие зависимости. Мои клиентки, дочери алкоголиков, которые впоследствии вышли замуж за мужчин, страдающих зависимостью, часто спрашивают: что им делать, чтобы дети не заболели алкоголизмом. Они придают большое значение тому факту, видел ребенок отца пьяного или не видел. Думают, если не видел, то и опасности нет.

А на самом деле это обстоятельство почти не имеет значения. Главное, что биологический отец дал ребенку соответствующий генотип. Клиентки часто спрашивают, стоит ли развестись, чтобы уберечь ребенка. Нет, ради этого — не стоит! И после развода ребенок останется человеком с высоким риском развития алкоголизма. Развод не снижает, а даже повышает у детей риск заболеть, потому что это для них трагедия, огромный стресс, крушение их мира.

Некоторые родители склонны обвинять "нехороших" друзей своих детей, якобы друзья споили или "подсадили" на наркотики ребенка. Напрасные обвинения! Друзей выбирают, их никто не навязывает. Каждый генотип стремится в ту среду, где может себя реализовать. Но, увы, родителей трудно разубедить: им важно найти виноватого.

Не надо никого обвинять! Если муж и все его родственники больны алкоголизмом, не надо набрасываться на них с обвинениями в бесхарактерности. Это — знаки наследственности, а за свою наследственность никто из нас не может отвечать. Значит, и муж не может отвечать за свою болезнь. Но за что он ответственен, так это за свое отношение к лечению.

Члены семьи могут распорядиться знаниями о наследственности очень мудро. Наследственность — явление природы, как солнце, ветер или дождь. Мы ведь принимаем к сведению прогноз погоды и соответственно одеваемся. Так и с наследственностью: используйте эти знания для профилактики.

Если человек в силу наследственных факторов относится к группе высокого риска заболеть зависимостью, то этот риск он может сознательно свести к нулю. Как? Очень просто — не начинать пить.

Почему даже не начинать? Видите ли, науке неизвестно, сколько надо выпить и как часто пить, чтобы заболеть. Известны только отдельные случаи, когда человек заболевал с первой рюмки. Правда и то, что другим людям понадобились годы употребления алкоголя, прежде чем возникла зависимость. Когда это случится, неизвестно. И не будет известно.


К содержанию

Как защитить детей от алкоголизма

Однажды в кулуарах научной конференции по наркологии в Москве я встретила американца. Разговорились. Оказалось, что он — инженер. На вопрос, почему он пришел на эту конференцию, ответил, что интересуется, так как он — алкоголик. Американцы легко говорят о себе такие, казалось бы, глубоко личные вещи.

Видно, что человек давно живет трезвой жизнью. Он подтвердил, что уже пять лет ни капли алкоголя не брал в рот. Я воспользовалась случаем, чтобы задать свои вопросы.

— У вас дети есть? — поинтересовалась я.

— Да, двое.

— Мальчики, девочки?

— Оба мальчики.

— Что Вы делаете для того, чтобы они не заболели вашей болезнью?

— Я с ними разговариваю.

— Что вы им говорите?

— Что я — алкоголик.

— А еще?

— А еще я дал им знания про алкоголизм. Они находились в семейной программе того госпиталя, где я лечился.

— А еще?

— Я им даю пример трезвости.

— А еще?

— Молюсь за них...

Я не успела спросить, прошла ли его жена программу семейной терапии или какую-то другую программу (может быть, "12 шагов") по преодолению созависимости. Скорее всего, да. Таков подход к лечению зависимостей в США: в терапию вовлекаются все члены семьи.

Когда я услышала фразу "Я им говорю, что я — алкоголик", я перелистала в памяти тысячи лиц пациентов нашей наркологической клиники — отцов, и не вспомнила ни одного, кто бы сказал такое своему сыну. А зачем замалчивать? Есть проблема, должно быть у нее и название! Необозначенные проблемы не решаются, зато могут передаваться из поколения в поколение. Стыдно? Так ведь это болезнь! И притом человек ответственно относится к лечению и дает пример трезвости.

Риск развития зависимости и созависимости резко снижается, если больной алкоголизмом родитель прошел полный курс лечения и реабилитации, а второй супруг прошел психотерапию. Семья может стать здоровой!