Реклама

"Наверное, в прошлой жизни я была собакой", — такая мысль пришла мне вдруг в голову, когда я увидела пса, сидящего на привязи напротив стеклянных дверей у входа в банк. Собака не замечала никого вокруг. Нетерпеливо ерзая и жалобно поскуливая, она ждала своего хозяина, не отводя взгляд от дверей. Каждая минута ожидания казалась ей вечностью. Весь ее огромный собачий мир, счастье, радость, смысл существования заключались в нем. Только рядом с этим человеком она чувствовала себя уверенной, нужной и на своем месте.

"Вот и я так же. Если люблю мужчину, то растворяюсь в нем. Он для меня весь мир, космос, вселенная. Мое божество и идеал. Самый лучший, самый красивый, самый, самый, самый..."

"Так нельзя, — сказала мне психолог. — Надо любить себя".

Любить себя? Интересно, как это? Для нас, людей, рожденных в СССР, любить себя было крайне негативным понятием. Мы шли к коммунизму, строили лучшее общество, жили интересами этого общества. Прежде всего "мы", а потом уже "я".

Любить себя. Как этому научиться? Оказывается, это нелегко.


Я разговаривала недавно с подругой. Молодая, очень симпатичная женщина, 40 лет с небольшим хвостиком. Вырастила троих детей. Дочка вышла замуж, уехала в другой город. У нее своя семья. Мальчишки тоже стали взрослыми, 17 и 18 лет, практически перестали нуждаться в маме. И она такая красивая, творческая и креативная позвонила мне, рыдая в трубку: "Таня, я никому не нужна. Ты представляешь, мне посоветовали жить для себя. А я не могу так. Я всю жизнь с детьми. Как это — жить для себя?"

И вот прошло две недели. И как, вы думаете, все наладилось? Она устроилась работать няней в семью к трем деткам. Говорит мне: "Я такая счастливая, они все такие классные. И я опять с детьми".

Вот и вся любовь, как говорила моя бабушка в неисправимых ситуациях.

Любить себя... Вы видели когда-нибудь собаку, которая любит себя? Как ответил один маленький мальчик на вопрос: "Почему собаки живут меньше людей?" — "Потому что они приходят в этот мир и уже могут любить, а людям этому нужно научиться".

Любить себя?!

Мне всегда нравились собаки. Без фанатизма и мечты когда-нибудь завести у себя дома. Просто так. Мне жалко было бездомных псов, я старалась их подкармливать, хотя понимала, что вот это моя еда ничего не решает в их собачей бездомной жизни. Но все же...

Как вдруг однажды мне встретилась собака, которую я не могу забыть. Я шла по частному сектору мимо жилых домов, и на дороге около машины разговаривали двое мужчин, а рядом крутился маленький щенок, в ошейнике. Понятно было, что домашняя и какая-то породистая, гончая или охотничья — я не очень в этом разбираюсь. Я прошла мимо, но она увязалась за мной. Я уходила дальше, а она шла и шла за мной. Я прогоняла ее, она садилась и потом опять шла. Такая смешная.

Я крикнула мужчинам, что их собака уходит за мной и может потеряться, а они сказали, что это не их собака. Так мы дошли до улицы, где бегали взрослые псы. Я прошла спокойно. А ее не пускали, начинали кусать. И она села и заскулила.

Я остановилась и сказала ей, чтобы она шла домой, я не могу ее взять. Во-первых, она же чья-то, во-вторых, мы живем в квартире и никогда не держали собак. Меня дома не поймут. А она опять побежала ко мне, и ее опять стали кусать. И она отбежала назад, села и опять заскулила. Тихо так, про себя, ни для кого, не для того, чтобы донести до меня что-то или выпросить. Просто так... Жалобно так и безнадежно, как маленький ребенок.

Ну, что я могла сделать?! Я повернулась и быстро пошла дальше. И вдруг слезы полились у меня из глаз, не просто слезы — я ревела белугой в три ручья. И не понимала, что происходит. На тот мне было почти 40 лет. Взрослая дочь, семья, все серьезно. А я хочу собаку и не абы какую, а именно эту. Вот эту одну.

Дома была только мама. Она спросила, ты что такая. Наверное, по лицу было заметно, что я ревела, хотя я и постаралась скрыть последствия. И я рассказала про собаку. И мама, которая всегда была против всех животных в квартире, вдруг сказала: "Ну и взяла бы ее".

И я пошла туда на следующий день. Собаку уже привязали. Это было видно через забор. Наверное, чтобы она в очередной раз не ушла. У хозяина было много собак. Скорее всего — охотник со стажем.

В дом, около которого я стояла, заглядывая через забор и размышляя, как быть дальше, стали заходить какие-то женщины. "Вы знаете, мы вчера тут с дочкой проходили и видели вон ту собаку. Может быть, хозяин нам ее продаст? Очень она дочке понравилась", — спросила я. Почему-то для себя попросить ее мне казалось совсем смешным.

"Вряд ли, — ответили они. — Он охотник и покупал ее для себя. Зачем ему кому-то ее вдруг продавать?"

Да, все логично, не поспоришь. Действительно, зачем? Только потому, что мы с собакой вдруг так неожиданно полюбили друг друга? Это же не аргумент. Согласитесь?

И я ушла.

И вроде бы ничего не случилось, и мир не рухнул. Только мы с собакой прожили эти годы отдельно друг от друга, а могло быть все совсем иначе. Вы не поверите, но до сих пор, когда вспоминаю этот эпизод своей жизни, сердце екает, а на глаза опять наворачиваются слезы.

Наверное, тогда мне не хватило как раз вот этой пресловутой любви к себе. И если бы в тот момент я любила себя больше, то смогла, плюнув на все, забрать собаку домой, просто потому, что очень хочу!

И это было бы правильно! А вы как думаете?