Решила отправить свои историю кормления моей Зайки. Может мой опыт окажется полезен или интересен для кого-нибудь.

Моей доченьке Лизоньке уже 3 годика, она взрослая и самостоятельная девочка. История "молочных рек" в наших отношениях закончилась вполне благополучно (как мне кажется) для нас обеих, когда дочери был год и семь месяцев. Но все по порядку.

Следствием моей чрезмерной честности (когда я поступала в роддом, призналась, что у меня немного закладывает носик) явилось то, что нас поместили не в палату совместного пребывания матери и ребенка, а в отделение патологии, и дочь мне приносили только на кормление. Хотя, когда видишь этот маленький и невозможно родной комочек, расставаться не хочется ни на минутку! Но до этого "видишь" были 23 часа родов, бессонная ночь и переживания — я изначально была настроена, что рожу сама, не считала для себя приемлемым даже обезболивание, но после 18 часов схваток была почти готова на кесарево. Впрочем, все закончилось благополучно, родила сама здоровую малышку весом 4210 гр!

В период схваток я думала, что вряд ли отважусь на второго — первого бы родить как-нибудь, но только я услышала крик моей девочки, я, наверное, впервые в жизни ощутила такое бескрайнее, беспредельное, всепоглощающее счастье (хотя до этого считала себя счастливым человеком)! В эту секунду все пережитое оказалось таким далеким и незначительным! Доченьку приложили к груди в родзале, она, приоткрыв один глазик, немного причмокнула ротиком, ей медсестра выдавила в ротик капельку молозива и унесла.

Потом были несколько часов ожидания: когда я снова увижу мою малышку? Первые 2 дня я ее не слышала. Ее приносили, она немого приоткрывала глазки, с грудью во рту засыпала. Но с третьего дня дочь начала проявлять характер — она не хотела ждать, пока мама приготовиться к кормлению. Она требовала кушать и громко плакала. Но никогда не плакала за компанию с другими детками (нас в палате было пятеро, и другие малыши, стоило сказать "уа" одному, заходились в плаче). В общем, с этого периода и стало ясно, что режим — не наше понятие. Кормила, укладывала спать дочь я тогда, когда хотелось ей. Потому что "перегулять" для нас было чем-то невероятным! Мы все подстраивались под режим Лизуни, т.к. иначе — "покой нам только снился". Уже потом я прочитала, что врачи рекомендуют кормить ребенка по требованию.

В роддоме молозива ребенку хватало, я даже пару раз пыталась сцеживаться, но в кружечке получалось совсем не много. Молоко пришло, как положено. Но дней через 5 после родов, уже дома, мне показалось, что молока ребенку не хватает. Слушая советы своей мамы, я начала пить чай с молоком (хотя до этого даже название этого напитка вызывало во мне практически отвращение), заедая бутербродами со сливочным маслом и сыром, практически вприкуску с грецкими орехами. Это уже по совету подруги, чтоб молоко было жирнее. Кроме того, я очень много пила. Педиатр сказала, что минералку нельзя, шиповник с медом не желательно, соками не злоупотреблять, только из зеленого яблока и то не много. Все что осталось — чай с молоком и минералка без газа — большущие бутыли уходили просто на "ура". Не знаю, что именно помогло, но молока было много. Опять же по совету мамы я цедилась, причем не молокоотсосом, руками. Это было самым неприятным моментом в кормлении. Часа через 2 после очередного кормления грудь наливалась, и если не успевала сцеживаться (например, если мы гуляли), становилась просто каменной. А обе мамы — моя и мужа — пережили мастит после родов, и я, наслушавшись страшных историй, следила за грудью тщательно, порой даже чересчур! Родила я в июне, даже в нашем северном крае было жаркое лето. Гулять мы пошли дней через 5 после выписки. Я ответственно подкладывала махровую пеленку в бюстгальтер — чтоб не застудить грудь. А так как впихнуть свой и без пеленки ставший 5-м после начала кормления размер, да еще и с утеплением, в летнюю одежду не очень-то получалось, приходилось гулять в нескольких слоях одежды. Но для себя я сделала вывод на будущее, что лучше не цедиться (если ребенок справляется и не доходит до слишком большого количества молока, появления болезненных комков в груди), да и париться в такую жару тоже лишнее (хотя после родов я еще 2 года ощущала, что иммунитет у меня существенно снизился). Ну а молокоотсос при настрое на кормление, наверное, лишним не будет.

Нас частенько ругали педиатры, что мы много прибываем в весе, но кормила я ребенка только грудным молочком, поэтому проблемы в этом не видела — не буду же я у нее изо рта в процессе кормления грудь вытаскивать! А после года, когда начали активно двигаться, бегать, лишний вес и такие милые складочки на ножках ушли сами, теперь мы стройняшки. Месяцев с 3 начали пробовать фрукты, потом по совету доктора начали вводить другие прикормы, но осваивать новые продукты не торопились и продолжали активно прикладываться к груди. Хотя, с позиции сегодняшнего дня, я бы и дольше не вводила ей прикормы, молочка вполне хватало.

Когда дочери было 8 месяцев, она сильно заболела — рвота, понос, высокая температура. Как сказали врачи, "это вирусное". В инфекционное отделение мы не попали только благодаря внимательному отношению, профессионализму и большой человечности нашего педиатра. Лечение сопровождалось ограничением в еде — пили только молочко, прикладывались часто, но кушали совсем по чуть-чуть (буквально секунд по 20-30, хотя нормальное кормление занимало 20-30 минут). И в результате к выздоровлению молоко начало убывать, остатками она не наедалась. Я жутко расстроилась, даже слезы лила по этому поводу. Но мы снова стали часто прикладываться, дочь старалась, когда брала грудь, молоко снова вернулось в достаточном количестве.

По мере взросления и обогащения меню число прикладываний сокращалось, но перед дневным сном, укладыванием на ночь и ночью "сися" была обязательным ритуалом. Сложно было, когда резались зубки. Нет, она не кусалась, она терзала грудь — чесала десенки. За ночь могла просить грудь раз по 5, а то и 7 (укладывалась она спать в своей кроватке, но ночью мы забирали ее к себе). Иногда утром мне казалось, что я кормила ее всю ночь. В общем, это не утомляло, т.к. днем, когда Лизуня засыпала, я ложилась тоже. Но в ее год и 5 месяцев я вышла на работу, и вот тогда вопрос недосыпа стал острее. А еще и необходимость снова "въезжать" в работу, наверстывая упущенное, переживания по поводу привыкания дочери (хотя с этим проблем особо не было, нянями у нас были две бабушки — занимались ею по очереди, она их знает с рождения и любит).

Начитавшись умных книг и статей в журналах, я решила отлучение от груди перенести на более поздний срок, когда ребенок привыкнет к маминому отсутствию. Разговаривала с подругами, со знакомыми, слушала истории про отлучение. Большая часть знакомых делала это одним махом. В итоге — для ребенка стресс (у одной мамочки 1,5-годовалая дочь так обиделась, что не шла с ней на контакт 2 дня!). Для мамы — мучения, перетягивания груди, болезненность и таблетки для прекращения лактации, от которых куча побочных эффектов… Для меня этот способ оказался не приемлем. Грудь еще наливалась сильно, да и так издеваться над ребенком (именно так я это расценила) я бы не смогла. Мы пошли другим путем. Мы понемногу сокращали количество прикладываний. Сначала оставили "сисю" перед ночным сном и 2 раза ночью, потом отучились от ночной еды. Конечно, она просыпалась и просила, но я говорила, что Лизонька уже скушала все молочко, в "сисе" его пока нет. Вначале она пару раз немного похныкала — для порядку, обозначила недовольство, но мы обнялись, мама пожалела, спела песенку, и через некоторое время доченька просыпаться ночами перестала.

Осталось кормление перед сном. Его мы заменили на молоко из чашки. Рассказали, что Лизонька уже взрослая девочка и может пить сама, как большая. Ей эта идея очень понравилась. Но и с "си" — так дочь называла грудь — расставаться не хотелось. Тут нам помогли ее большие фотографии в пору младенчества на стене. Я рассказала, что молочко от мамы ушло к тете, у которой такой малышок, как Лиза маленькая, потому что Лиза уже умеет пить из чашечки, а "ляли маленькие" умеют кушать только "сисю". Конечно, историю пришлось рассказывать не один раз. Но потом, когда молочка ей еще хотелось, она показывала на грудь, на фотографию и говорила: "Cися — ляля". Конечно, было жалко ребенка, иногда чувствовала себя просто истязателем. Порой я давала слабину (особенно если ребенок был очень расстроен или резались зубки): ночью разрешала покушать, перед сном мы проверяли и обнаруживали, что молочка немного еще осталось, и кушали. Но постепенно все благополучно сошло на нет — и молоко (причем без болей, таблеток и проблем), и желания дочери. Конечно, процесс у нас получился более длительный, но для нас обеих более комфортный.

В это период у нас еще был один забавный случай. Доченька очень любила, когда ей читали книжки. И в одном стишке были строчки о том, что "мы ежика взяли домой и напоили его молочком из миски". На этих строчках Лизуня начинала горестно плакать. Причем этот стих ей нравился, она просила его читать, но плакать начинала каждый раз. Как мы потом сообразили, Зайка решила, что сисю у нее уже забрали, а теперь и другое молочко ежику отдадут! Мы рассказали ей, объяснили, что Лизанькино молочко будет только для нее, а ежику дадут другое. После этого она спокойно воспринимала этот стишок. Вот такая у нас получилась история.

Так и выходит — сначала делаешь все, чтоб молоко было, а потом не знаешь, как от него избавиться (и что из этого сложнее — непонятно). Несмотря ни на какие "но" я снова мечтаю о беременности, родах. И хочу еще раз пережить эти ни с чем несравнимые ощущения: ты и твой малыш — единое целое, и ты кормишь свое маленькое и невероятно родное Чудо!

Желаю всем удачи в этом нелегком деле — грудном вскармливании!

Оксана Смирнова, smirnoff-famili@mail.ru