Когда я поняла, что столкнулась с послеродовой депрессией, то стала искать рассказы и истории женщин, которые сами в прошлом справились с нею. Оказалось, что на "7е" всего несколько таких историй. Выводы напрашивались сами собой: либо послеродовая депрессия — это очень редкое явление, либо женщины стыдятся и стесняются того, что с ними было. А, может, боятся, что их осудят или неправильно поймут?

Действительно, на сайте почти каждый день можно прочитать новые рассказы о беременности и родах, как правило, оптимистические и с юмором написанные; публикуются советы мам и даже пап, как ухаживать, воспитывать и развивать ребёнка, а о том, с какими внутренними проблемами сталкивается молодая мама, говорят лишь психологи, как будто к самим женщинам эти проблемы отношения имеют мало. С одной стороны, это правильно: чем меньше "чернухи", тем лучше, не хочется пугать тех, кто только готовится к материнству. А с другой стороны, если мы не говорим о проблемах, это не значит, что их не существует.

Вот такая длинная преамбула к моему повествованию. Просто хочется не только самой высказаться, но и показать своим примером, что выход из состояния послеродовой депрессии есть. Конечно, у каждой женщины, которая с этим столкнулась, он свой, как и причины, приведшие её к этому состоянию. Итак, всё по порядку.

Ещё будучи беременной, в специализированных журналах для молодых мамаш я периодически встречала статьи о послеродовой депрессии.

— С жиру мамаши бесятся, — думала я. — О ребёнке надо думать, а не о себе любимой, — и, даже не дочитав до конца, перелистывала страницу, уверенная в том, что депрессия после родов бывает только у тех, кто слаб духом, любит свободу или просто боится новых обязанностей.

Но в тот момент мир вертелся вокруг беременной меня. Все желания исполнялись, сплошной позитив и возвеличивание меня как будущей матери всеми окружающими людьми. О плохом даже и думать не хотелось.

Однако роды прошли не так, как я ожидала: в естественный процесс пришлось вмешаться врачам, при отличной родовой деятельности и полном раскрытии из-за "клинического несоответствия" сынок появился на свет в результате кесарева сечения (об этом я писала здесь). Причём спинальная анестезия меня не "взяла", и пришлось добавить общий наркоз, так что с малышом встретилась спустя несколько часов после операции. Это настолько ударило меня по самолюбию, что в первые сутки ревела несколько раз. Мне казалось, что я не полноценная мать, что не смогла дать сыночку очень важное: свою любовь в первые минуты его самостоятельной жизни. Как я мечтала, что его ещё в смазке положат ко мне на живот, что накормлю первой едой — каплями молозива, и "слёзы радости будут катиться по моим щекам"! А в тот момент катились слёзы разочарования. Вот так ко мне пришла депрессия.

Когда мы с сынулей выписались из роддома, мне стали доступны различные источники информации про детей-кесарят. И вот тут меня накатила вторая волна депрессии: оказывается, по мнению большинства врачей, ребёнок не может быть здоровым, если родился в результате оперативного вмешательства. О проблемах с шейным отделом позвоночника, о поражениях центральной нервной системы говорилось в журналах, книгах и Интернете. Сторонники естественных родов уверяли в психической и чуть ли не в физической неполноценности детей-кесарят. И потом каждая проблема со здоровьем сына (частые и обильные срыгивания, дисбактериоз, плохой сон, ночные крики, аллергия и др.) объяснялась врачами тем, что были тяжёлые роды. Причина всех болячек сынули — рождение в результате кесарева сечения. Так во мне зародилось чувство вины перед сыном, и оно постепенно стало вытеснять другие чувства. Смотрела на сынулю и думала: "Какие мы с тобой несчастные!"

Я должна была радоваться и наслаждаться своим материнством, любить сыночка и быть счастливой, но мне хотелось вернуться в день родов и начать всё сначала. Было ощущение, что всё, что происходит со мной, не в реальности, что это только репетиция. Я перестала жить настоящим. Чувства жалости к себе, вины перед малышом, ощущения себя никчемной матерью и женой — вот с чем я столкнулась сразу после родов.

Третью волну депрессии спровоцировал муж. Я понимаю, что он не хотел меня обидеть, просто из его уст непроизвольно вырвалось: "Как ты постарела!"

Я посмотрела в зеркало внимательнее. Да, передо мной стояла старушка-выпивоха: опухшее лицо, морщины и мешки под глазами. И причина этому была вполне определённая: во время операции мне ввели какой-то препарат, скорее всего, антибиотик (на широко применяемый пенициллин и его производные у меня аллергия, о чём я предупредила медиков до операции), на который ещё в реанимации у меня началась аллергическая реакция. Сначала из-за появившихся волдырей по всему телу я подумала, что меня искусали комары, но потом на животе появилась сыпь. "Это ты что-то съела", — уверили меня сначала медсёстры, а потом и врачи роддома, хотя, кроме сухарей, в реанимацию из еды мне ничего не приносили, даже воды не было.

Съела так съела, значит, скоро пройдёт. Но дома сыпь перешла на бёдра, грудь и лицо и стала чесаться, а от отёков с трудом открывались глаза и при этом под ними появились мешки. Меньше всего хотелось снова общаться с медработниками, но "комплимент" супруга вынудил меня обратиться к дерматологу (аллерголога в нашей поликлинике нет). Диагноз звучал так: "Дерматит неустановленного происхождения". Врач выписала 2 вида крема и велела ждать. Крема я купила, но, прочитав инструкцию, была раздосадована, т.к. их применение запрещалось во время грудного кормления, хотя я сама во время приёма несколько раз сказала врачу, что кормлю ребёнка грудью.

Потом стали выпадать волосы. Их оставалось так много на расческе, что даже зубцов не было видно. Теперь я понимала, почему все мои знакомые молодые мамы остригли свои длинные волосы и сделали стрижки покороче.

А ещё был живот. Первые 1,5 месяца после родов я почти не снимала бандаж. С ним у меня меньше болел живот, когда брала сына на руки. Но, когда бандаж был снят окончательно, обнаружился пустой бурдюк, свисающий на месте моего некогда плоского живота. "Двадцатая неделя беременности" — так назывался мой живот.

Острая нехватка общения проявилась не сразу. Муж на работе, родные и друзья далеко: кто живёт в противоположной части нашей необъятной страны, а кто просто уехал в отпуск (было лето, и отпуска в наших краях особенно длинные, как здесь говорят, "из-за дикости"). Во время выписки из роддома нас с сынулей встречал только супруг, но тогда это меня не особенно расстроило: было не до общения.

Прошла неделя, вторая. Никто не звонил, не писал, не приходил в гости. "Я никому не нужна, никто меня не любит" — сделала я вывод, и снова появились слёзы.

Надо было что-то делать, иначе жалость к себе и сыну, чувства собственной никчемности и ненужности могли привести к чему-то более серьёзному. И хотя внешне депрессия, кроме редких слёз, никак больше не проявлялась, она была у меня в голове в виде так называемых "тараканов и червяков", которые просто съедали мой мозг: "я несчастна", "я никому не нужна", "из-за меня несчастен мой ребёнок", "я виновата в болезнях моего сыночка", "я плохая мать и жена", "я уродина" и т.д. Когда я поняла, что это и есть послеродовая депрессия, это уже было полдела. Пьяница никогда не признает, что у него проблемы с выпивкой, а начинающий наркоман всегда уверен, что в любой момент может бросить употреблять наркотики. Их эффективное лечение начинается тогда, когда они признают свою зависимость.

Так и я. Наверное, самым простым выходом было обратиться к психотерапевту, тем более одна из таких специалистов оставила свои координаты всем во время проведения обязательного для беременных занятия по психологической подготовке к родам в ЖК. Но оставить сына было не с кем, а с ним никуда ехать не хотелось. До того, чтобы пригласить психотерапевта на дом, соображалки у меня не хватило. Зато её хватило, чтобы понять для себя одну мысль: "Моему ребёнку не нужна несчастная мать".

Начала с самого необходимого для меня в тот момент — общения. Именно в ситуации вынужденной блокады Интернет стал отдушиной. Через социальные сайты нашлись забытые одноклассники и однокурсники, потерянные родственники и бывшие соседи. На семейных сайтах можно было зарегистрироваться, участвовать в конкурсах, задавать вопросы, высказывать своё мнение и просто общаться.

Отпуска друзей закончились, возобновились почтовая переписка и телефонные звонки, появились новые знакомые. Я не одна в этом мире!

Почти одновременно с освоением простора Интернета занялась своей внешностью. Нашла крем, который можно было совмещать с грудным кормлением, и уже через 3 дня сыпь сошла. Отёки и мешки исчезли сами собой. Волосы было решено оставить в покое и раньше времени не стричь, тем более, в косе не особенно-то и видна была бы новая стрижка, а отказываться от длинных волос в мои планы не входило. Как это не покажется странным, живот почти убрала при помощи комплекса упражнений "Ножки мирового стандарта".

Курсы для беременных, которые я посещала за 2 месяца до родов, вела очень стройная женщина, которой было лет за 40. Мы, беременные колобки, восхищались её фигурой.

"Ножки мирового стандарта", — как-то произнесла она, когда очередной раз будущие мамы заговорили о былой стройности. Я решила, что это она про свои ноги. "Слишком громко сказано", — подумала я. И вот, когда встал вопрос, как же убрать свой живот, в поисковике набрала именно это сочетание слов. Оказалось, что есть такой комплекс упражнений, причём направлен не только на ноги. Рассчитанный всего на 6 недель, в совокупности с разумным питанием он просто чудом вернул меня к былым добеременным формам.

О чем мечтает каждая молодая мама? Выспаться! Я не была исключением. Казалось бы, что проще, спит малыш, ложись спать и ты. Но ведь мы не только мамы, мы ещё и жёны. Стирка, уборка, приготовление пищи, глажение, поход за покупками. Кто это будет делать, если не я? К сожалению, спасительные во многих семьях, наши с супругом родители проживают почти за 7 тысяч километров от нашего дома, поэтому на их помощь рассчитывать было нереально. Заняться домашними делами возможно было только во время сна сынули, т.к. всё время его бодрствования мы занимались "кормлением по требованию".

Итак, стирка. Из-за особо чувствительной кожи и аллергии сынок не мог проводить в памперсах более 2 часов подряд, поэтому мы пользовались обычными марлевыми подгузниками. За сутки сын совершал до 40 "пописов" и "покаков". Приходилось стирать подгузники и пелёнки 2 раза в сутки. Супруг благосклонно согласился стирать их вечером, а мне осталась всего лишь утренняя стирка (из-за особенностей водоснабжения нашего городского района у нас машинка-полуавтомат, поэтому простой загрузкой белья в барабан дело не ограничивалось). Минус 1 час.

Глажение. А зачем? Из-за глажки пелёнки и подгузники меньше пропускают воздух, а мне хотелось, чтобы они были более "дышащие". Подтверждение этой мысли я нашла в книге педиатра Евгения Комаровского, который тоже при нехватке времени рекомендовал отказаться от глажения детского белья, т.к. оно необходимо лишь "для удовлетворения потребностей взрослых в красоте". К своему нынешнему стыду, в тот момент я не испытывала потребности в красоте пелёнок. Минус 40 минут.

Уборка. Мытьё полов отошло к обязанностям супруга (мне сложно и больно было нагибаться), а протереть пыль и пропылесосить не так уж и долго и можно не каждый день. Минус 30 минут на 2 дня.

Приготовление пищи. Полуфабрикатами типа готовых покупных пельменей, рыбных палочек и сосисок травить не хотелось ни себя, ни сына (он же ест моё молоко), ни супруга. На помощь пришли замороженные овощные смеси. Не надо чистить, резать. И готовятся они быстрее. Минус 1 час.

Покупки тоже на время стали обязанностью супруга. Он, как и большинство мужчин, походы по магазинам считает делом крайне обременительным, поэтому я заранее составляла список того, что нужно купить. В этом списке указывала фирму производителя, примерную цену, место покупки, составляла маршрут и даже план-схему нахождения нужных магазинов.

Опытным путём было установлено, что хлебобулочные изделия остаются достаточно свежими в холодильнике больше недели, а в морозилке прекрасно сохраняются не только мясо, овощи и фрукты, но даже сыр, молоко и творог. Так, количество походов по магазинам супругом сократилось до минимума. Минус 6 часов в неделю.

Итого: почти 4 с половиной часа ежедневно, которые можно было потратить днём на сон.

Т.к. в первые месяцы после операции я физически не могла поднять коляску, а оставлять её на 1 этаже дома было невозможно, то многочасовые прогулки под выхлопами дворовых машин заменялись "прогулками" на балконе 4-го этажа. Здесь в коляске спал сынуля, а возле открытой на всякий случай балконной двери на диване дремала я.

Когда мечты о сне перестали быть актуальными, захотелось пройтись по магазинам самой и просто погулять. На помощь пришла кенгурушка-трансформер, которую можно было использовать с рождения, т.к. ребенок в ней находился в горизонтальном положении. А вторым моим спасителем стал рюкзак. Многие стесняются его, но только с ним можно купить продуктов на 3 дня и свободными руками придерживать сынулю, спящего в кенгуру, открыть входную дверь или расплатиться за покупки.

Никогда не забуду мой первый выход на улицу без мужа с полуторамесячным сыном. Окружающие обращали на нас внимание, предлагали свою помощь, пропускали без очереди. Это было очень приятно. Я прекрасно понимала, что время нахождения с сынулей в общественных местах должно быть минимальным, и старалась не злоупотреблять появившейся свободой перемещения.

Когда стало возможным принять вместо душа ванну (а случилось это после того, как прекратились выделения и отпали корки на шве), каждый вечер я начала уделять 40 минут самой себе. Сынок к этому времени уже спал, супругу давался наказ бдить за спящим ребёнком, а я наслаждалась горячей водой и чтением глянцевых женских журналов. В эти минуты я считала себя эгоисткой, но после с новыми силами могла выполнять обязанности мамы и жены.

Казалось бы, чего ещё? Но в мечтах я продолжала возвращаться в день родов, думала о том, а что было бы, если… Вернуть тот день было невозможно, но повторить роды вполне реально. Правда, это будут вторые роды, и роды другого малыша, второго. Я в Интернете нашла несколько форумов и даже сайтов в поддержку естественных родов после перенесённых ранее родов операционных. Я много читала, скачивала полезную информацию и интересные рассказы, я много об этом говорила и советовалась с врачами. Идея родить самой стала для меня очень важной, т.к. необходимость доказать себе, что я настоящая мама, не угасла.

Но через некоторое время эйфория от возможности родить самой ушла. Среди рассказов стали появляться повествования и с печальным концом, ведь роды с рубцом на матке — это риск не только для мамы, но и для ребёнка. И я подумала том, что лучше: удачный исход кесарева сечения или неудачные естественные роды? Что важнее: здоровье малыша или мои материнские амбиции? Ответ был очевиден.

Многие известные женщины тоже родили своих детей с помощью кесарева сечения: Виктория Бэкхем, Клаудиа Шиффер, Брук Шилдс, Уитни Хьюстон, Дженнифер Лопес, Кристина Агилера, Ирина Слуцкая, Милла Йовович, Джулия Робертс, Анджелина Джоли, Алика Смехова, Бритни Спирс, Гвен Стефании — список можно продолжать до бесконечности. А некоторые звёзды, как и я, пережили экстренное кесарево, хотя хотели родить естественным путём: Мадонна, Светлана Хоркина, Ирина Дубцова. Их никто даже и не думает обвинить в какой-нибудь неполноценности.

Потом мне приснился сон. Какая-то известная гадалка ведёт приём, к ней большая очередь, а я следующая. Стою и думаю о том, зачем мне к ней, ведь своего будущего я знать не хочу. И вот я перед гадалкой:
— Скажите, что ожидает моего сына?
— У тебя будет ещё двое детей: девочка и мальчик. Но сейчас ты не должна думать о них. Занимайся сыном, и всё получится так, как хочешь ты.

Мне запомнились слова гадалки. А ведь она права, нужно не упускать каждую минуту, проведённую рядом с сынулей, и наслаждаться ею. Чувство вины стало уходить, и довольно быстро сердце полностью заполнилось чувством любви. И практическое воплощение эта любовь получила в сотворённых моими руками игрушках и разных вещиц специально для сынули (о развивающем коврике я уже писала здесь).

Мне очень нравится слоган одной рекламной компании: "Вместе с ребёнком рождается мама". Она не становится плохой лишь потому, что её роды были операционными, что её сокровище постоянно плачет, вечно хочет кушать, часто болеет, просыпается по ночам и какает в самый неподходящий момент. Просто никто не говорит ей о том, что она хорошая мать, что всё делает правильно. А её грудничок ещё не в силах сказать: "Мамочка, я люблю тебя! Ты самая лучшая мама на свете!" Эти слова будут сказаны гораздо позже, но именно любовью малыша наполнены его первая улыбка, нежное объятие, забавное "агу" и долгожданное "ма-ма".

Грусть-тоска и мысли о моей никчемности как мамы, жены и просто женщины постепенно стали уходить. И день, когда депрессия покинула меня окончательно, наступил примерно через год после рождения сынули: в этот день я посетила самый элитный и профессиональный салон красоты в нашем городе — место, где чувствуешь себя женщиной. Счастливая, красивая, отдохнувшая мама — что ещё нужно для счастья малыша?

Хотя нет, депрессия уходит вместе с этими, последними строками о ней. Ты целый год жила во мне и со мной, депрессия. А теперь, "до свидания"! Нет, "прощай"!