С момента нашего знакомства с будущим мужем у нас все развивалось по классическому сценарию: познакомились, через год сыграли свадьбу... О детях задумались, но решили, что займемся продолжением нас, любимых, не сразу. Сначала, пожалуй, насладимся тем, что мы муж и жена. Где-то через 9 месяцев после свадьбы, в мае, мы все-таки решили запланировать рождение ребенка. Но если кто-то планирует свою беременность путем сдачи анализов, походами по врачам и высчитыванием благоприятных дней для зачатия, то мы, в силу отсутствия у нас в городе всяческих "кабинетов планирования семьи" запланировали так: "Давай делать детей? — А давай!" И попробовали. Раза 3, не больше.

Я сделала тесты недели через 2, они, конечно же, отрицательные. Ну и как-то не до того вдруг стало.

Июнь месяц. У меня очередная задержка. Надо сказать, что задержка никогда не вызывала у меня волнения и была делом обычным. Мой цикл был стабильным только во время приема противозачаточных таблеток. Так что тест я купила для успокоения души, заранее зная, что он будет отрицательным. Утром делаю тест. А там две полоски... Кто-то говорит, что плакал от счастья при виде этих полосок, кто-то радовался, смеялся... А я испугалась. Смешно. Казалось бы, сознательно подошли к этому, а я испугалась. Как же теперь? Вся жизнь ведь изменится?! Ни погулять, ни съездить никуда... А работа? Как я работать буду? Я ведь не умею ничего не делать?!

Мужу с утра ничего не сказала. Решила купить еще тесты. Весь день на нервах и даже в расстройстве. Отъезжая от работы, помяла бампер на своей машине. Расстроилась еще сильнее. Заехала в аптеку. Купила тест. Приехала домой... Все 5 положительные. Тут и муж подоспел с работы. Стал интересоваться, что это я сегодня не в себе. Я ему все 6 тестов и выложила. Он обрадовался! Конечно, в его глазах читалось волнение, но он очень обрадовался! И успокоил меня. Так начался самый важный на тот момент период моей жизни.

В 6 недель я встала на учет в женской консультации. И понеслось: анализы, приемы у врача, витамины. Уже через месяц мы уехали в отпуск на море. Там начался токсикоз. Если дома меня просто тошнило иногда, то тут я перестала есть. Мне не хотелось практически ничего. Я не могла есть мясо, рыбу. Я питалась макаронами и картошкой. Нектарины и персики, так любимые мной еще месяц назад, тоже попали в "черный" список. Но, в общем, я не лежала пластом, плохо становилось только в очень сильную жару. Я не стала бороться с нежеланием есть, решив, что рано или поздно все вернется на свои места. Хуже всего было то, что я стала очень раздражительной. Я кидалась на всех и по любому поводу. И ничего сделать с собой не могла. Мне не нравилось, что мне уделяют чересчур повышенное внимание. Я терпеть не могла, когда кто-то прикасался к моему животу. Подумав, мы с мужем решили, что на время ограничим общение с окружающим миром и объясним, что прикасаться ко мне не стоит.

Токсикоз прошел быстро, раздражительность не прошла, но чуть-чуть уменьшилась. Зато напала сонливость. Врач говорила о том, что нужно гулять, а я приходила с работы и падала на диван. Сейчас я думаю, что я все правильно сделала, ведь прогулки я тогда воспринимала как каторгу. Позже, когда сонливость прошла, мы стали часто по вечерам гулять.

Вся беременность протекала спокойно. Врач радовалась моим хорошим анализам и маленькому набору веса. Муж по вечерам "играл" с ребенком, прикладывая руку и переворачивая меня, чтобы ребенок сильнее пинался. Ни отеков, ни лишнего веса. Я себя почти ни в чем не ограничивала: ела все, что мне хотелось, пила столько, сколько влезало. Только на последних неделях началась изжога. Я никогда не знала, что такое изжога. Родные смеялись, что "ребенок волосатый будет".

В общем, вся беременность, конечно, проходила в положительных эмоциях, но моя раздражительность раздражала даже меня. Мне все время было стыдно за свое поведение, а сделать я ничего не могла. Случались и ссоры с мужем. Он сначала не мог понять, что моя беременность означает перемену образа жизни не только для меня, но и для него тоже. Сначала я просто плакала, а потом говорила с ним, объясняла, что же не так. И с этим быстро разобрались. Однако отношения с родственниками так просто не улаживались. Моя мама без конца твердила, что она такой нервной во время своей беременности не была, чем повергала меня в еще большее отчаяние. Может и так, а, может, мама просто не помнит. Я вот сейчас тоже уже не помню, когда сильно злилась, но пока еще помню, что это было. Хотя со временем, я, наверное, своей дочери скажу то же самое.

На третьем УЗИ на 32 недели выясняется, что ребенок лежит ножками вниз да еще с обвитием. Врач начала меня настраивать на кесарево сечение. Я плакала, мне так хотелось самой родить, но доводы, что ребенок может задохнуться при родах, все-таки меня образумили. Еще одно УЗИ... Нет, ребенок не перевернулся. Ну, что ж, кесарево так кесарево.

На 39 неделе меня кладут в роддом, за 5 дней до назначенного кесарева сечения. За эти 5 дней я сдала один анализ, утром на обходе осматривалась врачом и ... все. Хотя в карточке лежали результаты последнего ЭКГ, которые терапевту не понравились, но мы с ней до роддома так и не встретились. Я говорила об этом врачу. Она отправила меня к терапевту больницы. Та посмотрела и сказала, что все хорошо. Вечером на пару часов меня забирал муж погулять и каждый день, привозя меня к дверям роддома, провожал со словами: "Иди и добудь мне ребенка!"

Кесарево назначили на 9 февраля. Надо сказать, что 9 февраля я очень не хотела рожать. Я каждый день уговаривала кроху родиться до 9 числа, потому что вряд ли что-то другое могло перенести дату операции. Кроха вылезать не захотела. Накануне пришел анестезиолог, почитала мою карту, рассказала, как все будет проходить. Её тоже ничего не смутило. Вечером мне сделали все процедуры, дали снотворного, после которого я так и не смогла заснуть. Операция назначена на 9 утра. В 6, как обычно, градусник и весы, потом обход и... Меня срочно отправляют на ЭКГ. Когда я отдала результаты врачу, меня отправили в палату, а в коридоре послышались голоса: "Операция отменяется..."

Через полчаса зашла врач и объяснила, что сегодня мою карточку смотрел другой терапевт и другой анестезиолог, и они отказались делать операцию. Как же я разрыдалась. Я так переживала, так волновалась... И тут на тебе! Успокаивали долго, уговаривали, что так лучше, сейчас прокапают капельницы и решат, когда же операция. Написала мужу сообщение, он тоже расстроился, мамы наши испугались, прибежали к окнам палаты, а мне так не хотелось никого видеть! Но к вечеру все успокоились и снова стали ждать.

Операция была уже через два дня. На этот раз ничего не отменили. Эпидуральная анестезия. Первый анестезиолог рассказывала, что я ничего не почувствую, только как укус комара, что я ребенка увижу! Меня начинают готовить к операции. Конечно, я нервничала, конечно, боялась. Ничего страшнее удаления зубов оперативно я никогда не делала... Катетеры в мочевой пузырь, в вену... Вот он — стол... И вот тут началось самое интересное... Один укол? Да вы или считать не умеете, или я вам руки оторву!! Один укол, второй, третий... На пятом меня решили положить на стол (до этого я сидела)... Шестой... Седьмой... Десятый. Все бы ничего, но вот только мало того, что этот душегуб попасть, куда надо, не мог. Он с завидной точностью попадал мне в какие-то нервы, от чего у меня случались такие спазмы и прострелы то в одну ногу, то в другую, то в таз... Чаще — в левую ногу. Орала я на всю операционную... От боли я даже заплакать не могла... Двенадцатый укол... Потом я сбилась... Где-то на пятнадцатом он произнес: "Если сейчас не попаду, даем наркоз!" Я про себя взвыла. Неужели раньше нельзя было?! И — о, чудо! Он попал.

И правда — не больно. Тепло такое в и ноги пошло, и в руки... Как — не должны неметь? Но у меня уже все онемело... Мамочки мои... Да я вздохнуть не могу!! Да уберите свою маску с моего лица!! Дует-дует, но я вздохнуть не могу!! И больно почему-то... Режете, да? Не очень, но, по-моему, больно... Да уберите свою маску, я же дышать не могу... Господи... Да будь, что будет... И я закрыла глаза. И перестала пытаться дышать. А перед глазами все желтое... Интересно, у меня глаза открыты или закрыты? Наверное, закрыты, ведь операционная вся зеленая. Ребенок кричит... Наверное, снова у девочки из соседней палаты, там такой беспокойный малыш. Поднимаете меня? Да делайте, что хотите...

Открываю глазки — я в палате. Все плывет перед глазами, поворачиваю голову — стоит люлька, и там ребенок. Вокруг суетятся медсестры. "Кто?" Они не знают. Побежали спрашивать. "А сколько времени?" Надо же мужу позвонить, сказать, что он папа. Вот только узнаю, кто родился. Пришла в себя я очень быстро. Очень хотелось пить и позвонить мужу. И то, и другое мне медсестры обеспечили, хоть и нельзя было пользоваться телефоном — монитор ко мне подключенный рядом стоял. Но разрешили. А выяснилось, что муж уже видел нас с улицы.

3960 грамм и 54 см счастья! Дочь!

Мы пролежали 5 дней. На шестой нас выписали, потому что я закатила истерику на все родильное отделение, что очень хочу домой к мужу. Я и правда очень устала. Там ужасно жарко, у меня в палате было +28. Да кто вам сказал, что ребенку при такой температуре комфортно?! У крохи моей даже температура от этого поднималась. После проветривания палаты быстро нормализовалась. В общем, заведующая отделением, наблюдая мою истерику, затянувшуюся на весь день, и которую не могли успокоить ничем, пообещала, что при наличии хорошего анализа крови она меня отпустит домой.

На следующий день она с утра пришла ко мне на обход. При виде нее мои глаза моментально налились слезами, но она быстро сообщила, что выписывает меня. Я дождалась, когда мне принесут больничный, позвонила мужу, оделась сама, одела ребенка и... Пошла... Медсестры поймали меня на выходе с криками: "Куда?!" Ну, я же не знала, что еще выписку ребенка надо дождаться, я же первый раз... В общем, моментально написали выписку, торжественно вручили малышку папе и отпустили нас домой!

Нам уже три месяца! Мы растем, радуем своей улыбкой маму и папу. И сейчас мне уже кажутся смешными те страхи, которые я себе выдумала, впервые увидев две заветные полоски.

Ксения, oksana_cust@mail.ru