Долго думала, с чего начать рассказ... Ведь мой опыт далеко не идеален, он не пример для подражания и не подходит, как глава в книге по уходу за малышом...

Во время беременности я и не думала, что бывают проблемы с ГВ. Вернее, я слышала о таком, но пропускала мимо ушей, ибо была уверенна, мои груди меня не подведут! Я даже подумывала купить систему хранения молока (хорошо, что не купила).

И вот 40 неделя.... Родовая... Схватки... Боль... Боль... Боль... Потуги... Дочка... Ура! Я — мама! Дайте же мне её! Пусть получит те бесценные капли молозива, о которых говорит весь мир! Но дочка грудь не взяла. Просто лежала у меня на животике, извивалась и смотрела на меня. Её забрали на традиционные процедуры. А после 12-часовой боли я как то и не подумала, что это плохо. Честно говоря, я вообще думать не могла.

И вот мы в палате совместного пребывания. Сижу и смотрю на дочку, как привороженная. А она спит... Час, два, три... Пришла медсестра и говорит: «Грудь кушали?» Я: «Нет, она же спит!» «Ну и что? Они сутки спать могут, так и будешь на неё смотреть? Давай, корми!» Ну, попробуйте дать грудь малышу, который очень крепко спит. И даже потом её было трудно заставить поесть. А если она и делала мне одолжение, сосала неохотно и больше теребила меня, чем кушала. Это привело к трещинам на сосках и жуткой боли во время кормления.

И вот мы дома. Стала привыкать к роли мамы. Всё было как в книжках: спим 3 часа, кушаем, а вернее, делаем вид, что кушаем, опять спим. Но в три недели все резко поменялось! Малышка перестала спать! Поспит 20 минут, плачет, ворочается. Стала все списывать на младенческие колики, но материнское сердце подсказывало: дело тут в чем-то другом.

Первое посещение поликлиники было как конец света: мы набрали всего 10 грамм! За три недели...

Пыталась бороться за молоко. И «Млекоин» пила, и чай с молоком, и кушала хорошо, и прикладывала часто... Эффекта «ноль». Дочка стала плакать у груди и извиваться. А я плакала вместе с ней. Разве для этого я рожала малышку? Разве заслуживает мой ребенок таких слез? Она ведь хочет есть! А что я за мать, если не могу даже её накормить? Пришли к решению: надо докармливать смесью. Сначала грудь, потом смесь. Больно, обидно, плакала, когда кормила из бутылочки. Ведь я хотела быть настоящей мамой! Потом дочка стала все меньше проводить времени у груди...

А с 3 сентября она перестала грудь есть вообще. Мне приходилось сцеживаться каждые три часа и кормить малышку из бутылочки. Как хорошо, что мама подарила мне на рождение дочки молокоотсос с бутылочками!

Но, видимо, природа иногда помогает матерям. И, как говорится, нет худа без добра! 25 октября моя малышка подавилась газетой, да так, что чуть не умерла. Ладно, я хоть не растерялась. И после этого я стала её чаще класть спать с собой. И в первое же утро она стала сама кушать титю! Не думала я, что в 6,5 мес. можно вернуть ГВ. Мы стали кушать титю 2 раза — утром и иногда вечером. Мне, конечно, так было полегче, хоть сцеживаться можно реже.

И тут пришло время прикорма. Титя опять стала не нужна. Иногда сонная, иногда через борьбу, иногда (очень редко) сама дочка сосала грудь. Но это нельзя назвать ГВ. Это самообман и самоуспокоение. Ей-то она не нужна! Это мне надо было кормить грудью, чтобы не чувствовать себя виноватой.

Раз в три дня... Вот такой был режим кормления последние 2 месяца...

А с 25 декабря я не кормлю грудью. И не сцеживаюсь. Все, конец моего опыта ГВ. Печально очень, стараюсь не думать об этом. Все-таки до 8 мес. докормила. Но все равно где-то в душе кроится мысль «А может, полноценное счастье не только в ГВ?»

Моей малышке 22 апреля исполнился годик. И я очень надеюсь, что я сделала все для того, чтобы она была счастливой и здоровой!

Марианна, marianna_k2004@list.ru