Содержание:

К содержанию

Пролог

Много ли надо ума, чтобы на 38 неделе, уже имея отеки, сожрать пол-арбуза? У меня ровно столько! На очередном приеме врач, с трудом узнав в водяном шарике подопечную беременную, смотрела на меня долго и красноречиво. Так и читалось в том взгляде желание стукнуть меня по голове чем потяжелее и отвезти в больницу, не дав возможности написать очередной отказ.

— Ну что, когда в роддом ложиться будем? — после тяжкого вздоха спросила она.

— Если в пятый, то сегодня!

...немая сцена, вопрос во взгляде...

— Просто у меня уже вещи собраны. Там спортивная форма, в пятом же гимнастика, и вещи для ребенка, там же совместные палаты! А если ехать в другой — это ж заново собираться! И тогда я сегодня не успею. Вот.

Наглость — второе счастье; направили меня с видимым облегчением и смутной опаской, что я к ним еще со второй беременностью приду.

Так 28 августа, в 38 недель и 1 день, к середине дня очередь в приемном покое роддома имела возможность полюбоваться на крайне пузастую мадам, доскакавшую с двумя мешками имущества от трамвая не запыхавшись. Вот такая осложненная беременность, требующая лечения и постельного режима... И направление, согласно которому мне не то что рожать — жить-то сомнительно: 7 разных диагнозов!

В приемном покое у меня почему-то забрали в камеру хранения спецлифчик для кормления, при этом разрешив взять с собой трусы. С собой, ни в коем случае не на себе! Прикалывают меня эти порядки...

— Поступать будете во второе родильное отделение.

Тут я задала вопрос, который, как выяснилось, задают в моей ситуации практически все:

— А почему в родильное? Я еще не рожаю!

— Срок большой, скоро родите!

И вот я оказываюсь в — страшно сказать! — родильном отделении... В коридоре на каталке лежит девчонка без пуза. "Привезли из родзала... только что..." — сразу чувствую чем-то задним. Мимо ходят такой походочкой, будто боятся что-то выронить, новоиспеченные мамаши, из-за дверей палат кричат дети, и только в конце коридора виднеются несколько шарообразных фигур...

"Пипец! Отсюда я уже беременной не уйду..." И сразу же до того отчетливо встала в мозгах мысль, что мне скоро рожать! А ведь рожать — это больно! В общем, в первые пару часов пребывания в роддоме глаза у меня были несколько растопыренные!:)

И узрела я теми глазами агитки за ГВ на всех стенах и дверях палат: "Кормим малыша только по крику!", "Нет соскам и бутылочкам!" и т.д. Это, наверное, судьба, но после родов меня перевели в палату с надписью, покорившей враз и навеки: "Не обрабатываем сосок зеленкой и йодом!" Так и представила себя с сосками, один из которых покрашен йодом, а другой — зеленкой: Христос воскрес! — Воистину воскрес!:D

И подумалось мне при виде всей этой пропаганды: вот ведь какой рулезный роддом, борется за ГВ, ведь это так полезно, удобно и естественно! Меньше мамских форумов читать надо, тем паче перед первыми родами!

Еще из достопримечательностей отделения:

  • близорукая процедурная медсестра, которая не носит очки из кокетства
  • режим, по которому утром мамаши меняют сорочки, а вечером с душа снимается навесной замок

К содержанию

В стаде бегемотов (до родов)

Какое бы место не болело до лечения, но через 2-3 дня попа болит гораздо сильнее.
Е.О. Комаровский.

И потянулись нудные больничные будни... Взвешивание, завтрак, обход, процедуры, гимнастика, обед, сончас, давление, процедуры, ужин. Все остальное время или задаешь, или выслушиваешь вопрос, от которого через неделю уже тошнит... Но все равно задаешь и выслушиваешь... Ну когда я рожу?

Врач, ведущая беременную палату, мне понравилась всем, кроме одного: сторонница ограничения жидкости. Дело не в том, что я не в силах ее ограничить! Но мы ж шибко грамотные, мы ж с Интэрнэтом! Я-то знаю, что этот вариант — не единственный и не самый современный! Поэтому ежеутренний отчет "выпито-выделено", мягко говоря, истине не соответствовал... Причем отеки исправно спадали, и все было прелестно... Пока не назначили мне сдачу всего, что выделено за сутки. Ну хто ж мне поверит, что я выпила литр, а выделила три? При этом все остальные показатели — вкус, запах удельный вес, суточные колебания состава и количества — должны попасть "в цвет". Весь день я ходила погруженная в свои скудные, но тяжкие мысли, чем вызывала подшучивания всей палаты. Наутро анализ поехал в лабораторию, а соседка рассказывает:

"Просыпаюсь ночью (беременные поймут), смотрю: Ленки нету, а в углу кто-то стонет! На дикой измене спрашиваю:

— Светка! Ты стонешь? (она первая стояла в очереди в родзал :))

— Ннн... (сквозь сон) Нет.

— Ленка?

— Нннет.

— А кто???

— Полинка рожает...

— Полин, че, правда???

— Ф-ух... (как на курсах) ф-ух... ф-ух... ахххха!

— Вот классно-то! Когда ж я рожу???

По этой фразе, как собачки Павлова, просыпаются все и предлагают варианты:

— По лестнице походи.

— На гимнастику сходи.

— На Полинкину кровать переляг, она счастливая.

— К мужу отпросись!

— Стоп! А Ленка-то где?

— Да че-то она давно ушла.

— Может, рожает?

(нервное хи-хи)

Пошла искать. Навстречу мне по коридору чешет Ленка в своей эротичной ночнушке (а она и вправду коротенькая такая, с кружавчиками...), сонная, взлохмаченная, !!!С карандашом и бумажкой в руках, в три часа ночи!!!, тупит в свои записи...

— Лееен... (испуганно пятясь) Ты чего?..

— Ну все, теперь вроде должно сойтись!"

Через день пришел результат. Сошлось! Треть суточной дозы благополучно была выдана за всю. После этого ник "профессор" сопровождал меня до самой выписки. Так меня звали даже те, кто поступил после легендарного анализа. :)

Самое полезное наблюдение от двух недель провожания девчонок в родблок: чем меньше людей знают о том, что уже идут роды, тем легче они проходят! У нас работало с абсолютной точностью! Легче всего отстрелялись парочка мамаш (и угадайте, кто среди них!:)), у которых даже мужья были не в теме!

За неповоротливость и огромные сроки беременности мы ласково звали друг друга бегемотиками. Медперсонал умилялся, а если серьезно, коллектив пузожителей и пузоносительниц спелся на славу!

Из перлов наших любимых мужей в тот сказочный период:

— Хочешь пельмешек? Конечно, солнышко, принесу! А где ты их варить будешь?

— А пеленка, она как выглядит? Как половая тряпка?

— А распашонка, это типа кимоно?

(после отобранной медсестрой веревочки для передачек закидывая в окно новый моток, кричит на весь больничный городок)

— Тут 25 метров, на несколько раз хватит!!!

— Да тихо ты! Щас услышат — будут по длине принимать!

— (на той же громкости) А че??? Может, я про туалетную бумагу!!!

— Если бы мне позволили неделю лежать и отсыпаться на всем готовом, я б тоже родил!

— Муж! Когда я рожу?

— Наташ! Я договорился с дочкой, в пятницу!

— Ты чего? Сегодня ж только понедельник, давай раньше!

Хихикали над папой-предсказателем ровно до пятницы. В которую Наташа родила. После этого папа усомнился, туда ли отвез жену, ибо каждый день в окне, отпихивая Наташку в самый интимный момент признаний и благодарностей, появлялись посторонние женщины и, выставив пузо, кричали:

— Артем, договорись с моим на завтра!!!

Периодически в нашем дурдоме всплывала тема юбилея города, по случаю которого всем детям, рожденным 13 сентября, разные сплетни обещали в подарок разные суммы. Но итог всех разговоров был один: никаких подарков не надо, лишь бы родить поскорее. Наивные! Кто ж тогда знал, что некоторые из нас еще и переходят этот день! А некоторые...

К содержанию

Самый короткий день в жизни (собственно роды)

13 сентября 2006 года. Утро. Обленившееся стадо после замера давления упало досыпать. Второй подъем наступил неожиданно, от тихого, но настойчивого голоса врача:

— Ленаааа! Вставай, рожать пойдем!

— Как, уже???

Комментарий из угла:

— Бегемот, тебе, по ходу, понравилось! Давай топай!

Потопала. И услышала вослед вздох, исполненный белой зависти:

— Эхх... Ну когда я-то рожу?

Лечить шибко грамотных, подключенных к инету, — дело неблагодарное, но увлекательное:

— Значит, так. Сейчас мы будем прокалывать пузырь. Не бойся, это...

— Знаю, там вообще нет нервных окончаА-А-А!!! Но здесь-то есть!

Отвели в предродовую. И вовсе там не страшно, пока пусто и тихо. А погнутый металлический прут в спинке кровати даже забавляет. Вот только все забавы кончаются после второй попытки вставить в вену катетер. Сейчас у меня уже зажили швы, а следы пристрела еще просматриваются. Кстати, пристрел состоялся по всем традициям артиллерии: с третьего раза попали.

Дальнейшие 4 часа моя гуманная память просто проигнорировала. Помню только два вопроса, которые я задавала всем, кто имел глупость ко мне заглянуть: можно ли включить капельницу побыстрее (мне каждый раз спокойно и ласково объясняли, что нельзя) и можно ли ее отключить на какое-то время, чтобы походить, а потом продолжить.

Разрешили три раза, причем после третьего уже не подключили. Вроде бы глупость, но как я тогда радовалась!!!

Еще помню желание, чтобы рядом оказался муж. Но не для психологической поддержки, а чтобы было на кого наорать. Хотя... чем не психологическая поддержка?

И вот, среди гормонального безумия "вне времени, вне пространства" возникает, выдергивая меня в реальность, уже родная врач из отделения:

— Ну, как дела?

— Не знаю. На кресле смотрели, ничего не говорят...

Через минуту возвращается.

— Раскрытие полное, скоро пойдешь рожать.

За эту новость я хотела было ее расцеловать, но побоялась вызвать слишком резкую реакцию, лишив тем самым стадо бегемотов единственного врача. Ощущения от схваток? Всего лишь болит и напрягается живот! Это почти не больно, но если позволить себе роскошь заорать или заплакать, сразу становится больно по-настоящему, и успокоиться уже очень трудно. Так что лучше молчать и пыхтеть, как учат на всех курсах.

Пошли, стало быть, рожать...

Продолжение следует...