Путь к материнству иногда сложный, длинный, полный разочарований и горя. Так было у меня. Моя крошка родилась с шестой попытки. Пять беременностей прерывались до середины срока.

Невынашивание беременности

Последняя неудачная попытка стать мамой, стать чем-то большим, чем просто женщина, дочь, жена, не увенчалась успехом, закончившись в 22 недели, и буквально убила меня. Со стороны могло показаться, что я всё та же живая и энергичная. Но на самом деле никто, даже родители и муж, не знали, что я — мертва и просто существую, а между работой и ночами с безумными кошмарными снами я просто сходила с ума.

Существуя в своём личном маленьком аду, я просто изо всех сил старалась не напрягать своим горем других. Такая маленькая смерть большого человека...

5 неудачных попыток родить

И вдруг, и это действительно было как снег на голову средь июля, — беременность. Шестая... Радость? Не-е-ет. Радости не было. Совсем. Один страх. Страх разрушающий, сжирающий последние силы. Что делать? Кому говорить? Кого просить спасти её или его?

А дальше восемь месяцев борьбы за неё. За маленького ангела, которого послали чтоб спасти меня, не иначе. Больницы, операции, обследования, еженедельные УЗИ. И ежедневные мольбы: потерпи малышка, останься со мной ещё хотя бы на 20, 19, 18, 5 недель.

Рождение дочки

И она оставалась. Она не покидала меня, и к концу беременности страх начал отступать, оставляя все больше места для радости.

Наконец день Х. Казалось бы, совсем немного осталось, и она в моих руках, и я никогда и никому её не отдам. И всё снова шло не так. 10 часов в родильном, боль, слёзы, молитвы... И слова врача "сердцебиение замедляется". Нет таких слов, чтоб описать, что происходило внутри меня. Потом экстренная операция, и я вижу её... Её! Ту, которая не просто пришла в этот мир, но и оставила в нём меня! И я держу её. Такую маленькую, такую долгожданную, такую всю мою дочь.

Как сохранить беременность

Я всегда удивлялась рассказам, что, мол, своего ребёнка не спутаешь ни с каким другим. Мне казалось, что они все какие-то одинаковые. И только теперь, держа дочь в руках, я поняла, что она — единственная во вселенной, непохожая ни на кого, самая-самая.

И с этой секунды уже было не важно, что мне за тридцать, что муж ушёл, испугавшись, что не осилит ещё одну потерю. Я почувствовала в себе силы бороться, добиваться. Ради неё. Ради той, которая пришла и осталась.

Первый месяц беременности

И как я могла назвать её? Виктория. Это имя подходит ей как никому другому. Мы боролись с ней за её право на жизнь с самого первого месяца беременности и до последнего. Мы боролись, и мы победили. И это наша с ней победа! Наша Виктория!

И теперь я, счастливая, наблюдаю, как растёт это звонкоголосое сероглазое воплощение счастья. Ей год и девять месяцев. Я учу её житейским вещам, а она учит меня жить. Жить наконец-то без страха. Моя жизнь не изменилась. Нет. Я начала новую жизнь. Новую жизнь благодаря маленькой девочке Вике.