Считается, что в более эмансипированной Европе русской образованной женщине рады больше, чем на родине. Генеральный директор ГК "Диарси" Светлана Матело развенчивает миф.

Важно понимать свою собственную мотивацию и знать, что с распростертыми объятьями нигде нас не ждут. И тем более не надо уповать на, как нам кажется отсюда, более "феминизированную" Европу.

Я знаю об этом не понаслышке. Доказывать свою профессиональную состоятельность мне, как любой работающей женщине, приходится всю жизнь — с самого начала моей рабочей деятельности. Правда, тут есть важный нюанс, который имеет значение именно у нас. В свое время мне приходилось доказывать, что мои качества как профессионала не зависят от моей гендерной принадлежности. Это было и тогда, когда я выбрала профессию врача, и когда защищала диссертацию в области стоматологии, и, конечно, тогда, когда я создавала бизнес. Но благодаря судьбе на моем пути всегда попадались люди, которые ценили и ценят меня исключительно с точки зрения моего профессионализма. То есть все "женские штучки", когда мы говорим о работе и хотим, чтобы нас оценивали по "общему стандарту", мы тоже должны отложить в сторону. И это первый выбор, который делает для себя работающая женщина, стремящаяся закрепиться на профессиональном поле: готова ли она играть только в своей женской лиге или может выходить на поле наравне с мужчинами. Да, конечно, природа заложила в нас и мягкость, и сострадание, и тот же материнский инстинкт. Однако в работе ценятся все-таки практические навыки и еще, конечно, выносливость.

Когда я стала руководителем, я поняла, что самая мудрая и верная тактика для женщины-шефа — не ждать никаких поблажек. Они только расслабляют. Бизнес требует, чтобы ты всегда находился в тонусе и нес ответственность за свои решения не только перед собой. Так что какие-либо уступки здесь ни к чему. Я привыкла отрабатывать возникшие ситуации на все 200%, чего жду и от своих партнеров, невзирая на их пол. Очевидно, что требования руководителя к себе и выстраивание отношений с партнерами не могут не влиять на внутреннюю политику компании. Я считаю себя либеральным, но в то же время достаточно жестким руководителем, потому что четко соблюдаю субординацию и требую того же от коллектива.

Порядок во всем, и прежде всего во взаимоотношениях, а также соблюдение правил жизнедеятельности в компании — это основа основ. В то же время моя задача как руководителя — сделать так, чтобы люди как минимум с удовольствием ходили на работу, а не отсиживали часы или делали что-то из-под палки. В общем, я, конечно, не мама, не старшая подруга и совершенно не механический робот в отношениях со своими сотрудниками. Я управленец, который выстраивает бизнес-процессы. Сантименты, конечно же, бывают, но только тогда когда людям требуется реальная помощь. Кстати, обратите внимание, что слово "управленец" — мужское и не имеет женского рода, точно так же, как и слово "менеджер". Это, конечно, не делает обе профессии более брутальными. Скорее усредняет их — ведь, например, слова "стоматологиня" тоже нет.

Именно в России, как ни странно это будет звучать, за счет наших традиционных установок у женщин есть больше шансов для старта. Просто потому, что у нас ценятся те характеристики "выживаемости", которые в сытой Европе вообще не придет в голову учитывать. Мы готовы работать вне регламентов и должностных инструкций, мы стремимся ко всему новому, мы вынуждены изобретать, креативить и развивать скорости, которые им и не снились. И тут наши "умные и образованные" героини могут выбиться уже за счет персональных характеристик, не изобретая при этом велосипед или новый вид бизнеса.

Кстати, у женщин неплохие шансы во многом благодаря выносливости (что уже доказано даже врачами) и собранности. Это заложено, наверное, на биологическом уровне, ведь семья — тоже коллектив. Управлять детьми (их воспитанием и образованием) и быть равноправным и интересным партнером мужу плюс решать проблемы со стороны "внешнего мира" — все это женщины умеют делать. При этом в семье, в отличие от работы, не возьмешь отпуск на месяц. Кроме того, женщины, конечно, хорошо чувствуют людей. Да-да, я про интуицию. Набрать команду людей, способных не только работать, но и уживаться между собой и преумножать ресурсы компании, — одна из ключевых задач любого управленца.

Однако рано или поздно, особенно начиная работать с западными партнерами, понимаешь, что женщина не конкурирует с мужчиной. Если ты ведешь свой бизнес и делаешь это хорошо — вопрос различия полов остается позади. К тому же не стоит сбрасывать со счетов, что европейские страны прошли эмансипацию значительно раньше, чем мы или наши восточноевропейские соседи. И они уже привыкли видеть женщин на руководящих постах. Однако если присмотреться более внимательно, то и тут нас ждут некоторые открытия. Например, недавно я узнала, что, согласно статистике, в Германии в наблюдательных советах крупных предприятий лишь 1% женщин. А женская доля среди председателей правлений крупных европейских предприятий составляет всего 3%. Женщинам приходиться использовать "мужские" качества, чтобы пробиться. Ярким тому подтверждением может быть действующий канцлер Германии Ангела Меркель. Или взять, к примеру, историю всем известной Железной леди. Качества характера — такие, как проницательность и сосредоточенность помогли — Тэтчер возвыситься до лидерства в английской партии Тори, а ее целеустремленность и честолюбие позволили остаться у власти дольше, чем любому другому британскому лидеру двадцатого столетия. Тэтчер достигла самой вершины власти, ориентированной на мужское превосходство, и достигла этого, посвятив всю свою жизнь идее и борьбе за нее. А в этой борьбе никто не будет обращать внимание на то, женщина ты или нет, там ценят только твой профессионализм и стремление к цели.

Поэтому не думаю, что сделать карьеру женщине-руководителю за пределами России проще. Если не получилось в своей стране, то и за границей тебя никто не будет ждать с распростертыми объятиями. Правда, с одной оговоркой — если речь идет именно о поиске работы по найму. Тогда процесс интеграции — знакомство с чужим языком, чужой культурой, чужими традициями и средой — неизбежен и может быть не всегда приятен. Ведь, по сути, приходится конкурировать со всем третьим миром. Мало ли еще стран на свете, где умные и хваткие женщины однажды задумываются о переезде в более спокойные условия для работы и жизни.

Единственное исключение, когда нажитый багаж может сравнительно легко конвертироваться на чужой почве — это экспансия самой компании. Когда работаешь на производстве и можешь предложить что-то конкретное — чаще продукт, очень редко услугу, которая востребована там (ведь в Европе очень мало своего производства), — ты выигрываешь. Потому что как минимум уже выходишь за рамки поля "наемный работник". Это сложно, но возможно. Наша компания действовала именно так: я никуда не эмигрировала, но при этом сейчас половину месяца провожу в самолете. Встречи, переговоры, контракты. Начали с малого, однако сейчас наша продукция лежит, например, и в финских супермаркетах, и в турецких аптеках. И совершенно неважно, мужчина стоит во главе компании, женщина или даже робот. Если в Европе чистят зубы нашей пастой, я могу совершенно точно сказать, что я востребована как профессионал не только в России.