Паршивец удобно устроился среди прибрежных камней и печатал на машинке свои мемуары. Вечерело, над водой стелился туман. Приближающаяся темнота не смущала нашего героя, ведь будучи одним из представителей семейства кошачьих он ночью видел так же хорошо, как и днем. Время от времени Паршивец отрывался от своего занятия, мечтательно закрывал глаза и с наслаждением вспоминал самые радостные моменты последних трехсот лет жизни. Он и сам не знал, зачем взялся за мемуары, ведь потомков у него не было, а с правилами вежливости состоял в натянутых отношениях, и, значит, не мог надеяться, что его творение кто-нибудь захочет опубликовать. Но сама мысль "я пишу мемуары" наполняла его душу сознанием собственной значимости. Паршивец от упоения своим новым занятием даже не разбил за весь день ни одного окна, не показал язык ни одному прохожему и ни разу не завопил дурным голосом. Между тем заметно похолодало и, с сожалением задвинув машинку в кусты, он уже собирался уйти домой, как вдруг услышал странный шум, оглянулся и увидел у самой воды непонятное существо с двумя рыбьими хвостами, перепончатыми, как у лягушки, лапами и поросячьей мордой. Паршивец от удивления раскрыл рот и уставился на незнакомца.

- Привет! - радостно хрюкнуло существо.
- Привет, - все еще не придя в себя отозвался Паршивец. - Ты что, речная русалка?
- Вот глупый! - засмеялось существо. - Какие могут быть русалки в такой грязище?! Я - Речное Чучелко! - хрюкнуло Чучелко и скорчило рожу (как вы уже догадались, наше новое знакомое и Паршивец были просто родственными душами).
- Здорово! А я - Паршивец! - крикнул Паршивец и от избытка чувств завопил: - Угу-гу! Ого-го!

Чучелко от души расхохоталось:
- Какой же ты смешной!
- И ты тоже!

Теперь они смеялись вместе.

- Чему это вы так радуетесь? - раздался скрипучий голос откуда-то из-за кустов. - Можно подумать - друзья навек...
- А тебе-то что? - возмутился Паршивец. - Да и вообще, ты кто такой?!
- Береговой я, - ответил тот же голос.
- Кто-кто? - одновременно переспросили Паршивец и Речное Чучелко.
- Береговой, - повторил голос, и тут из-за кустов вышло нечто мохнатое, обвитое водорослями. - Бывают водяные, бывают лешие, а я - Береговой.
- А с чего ты взял, будто мы друзьями быть не можем? - поинтересовался Паршивец. - По-моему, мы так похожи, что только друг с другом дружить и сможем.
- Нет, не сможете! Хотя и, правда, похожи, очень, что от одного, что от другого только пакостей и жди! - хихикнул Береговой. - А друзьями вам все равно не быть, потому что один в воде живет, а другой - на суше. А значит, пакостничать вместе вы не сможет.
- Ну и пусть не сможем! - фыркнуло Водяное Чучелко. - Мы будем без пакостей дружить.
- А там глядишь - и сюда кто-нибудь придет, - добавил Паршивец. - И вообще, мы не пакости делаем, а развлекаемся, ничего ты не понимаешь, - ему вдруг стало обидно, что его так низко ценят и, вместо того, чтобы порадоваться его дару юмориста, называют пакостником.
- Ладно, весельчаки, поживем - увидим, - хмыкнул Береговой и скрылся в кустах.

Тут Паршивец вспомнил, что уже собирался домой.

- Ну, я пошел, - вздохнул он. - Меня мама-Магда ждет. До завтра. Ты ведь придешь завтра?
- Ну конечно, - радостно ответило Чучелко. - Мы ведь теперь друзья.

*****

Так прошел целый месяц. Паршивец каждый день приходил на берег и продолжал писать мемуары. Затем приплывало Чучелко, и они вместе развлекались: рисовали углем на камнях смешные картинки, строили замки из песка и просто разговаривали. Иногда к ним приходил Береговой и рассказывал разные интересные истории. И хотя он продолжал посмеиваться над нашими друзьями, они очень к нему привязались.

И вот однажды Паршивец, как всегда, отправился к реке. Дорога занимала у него обычно уйму времени - ведь еще не все в городе привыкли к его странной внешности, и Паршивцу приходилось уворачиваться от любопытных, которые хотели схватить его и утащить в зоопарк. Когда кто-нибудь протягивал к нему руки, Паршивец моментально забирался на дерево и принимался корчить рожи, затем скрывался так быстро, что прохожий в недоумении потирал глаза и шел дальше, думая, что ему померещилось.

Наконец, он добрался до берега. Речное Чучелко уже дожидалось его.

- Где ты ходишь?! Тут такое творится!!! - воскликнуло Чучелко, едва завидев Паршивца.
- А что стряслось? - забеспокоился Паршивец: он заметил, что морда у Чучелка вся в синяках.
- Меня хотели схватить и утащить в зоопарк!
- Ну и денек! Меня всю дорогу пытались поймать, добираться пришлось дольше, чем всегда, и тебе, оказывается, досталось!
- Да, чуть-чуть не схватили, хорошо хоть Береговой помогать кинулся… Они меня отпустили, а на него набросились, - Чучелко всхлипнуло.
- И что же?! - глаза у Паршивца стали круглыми, как блюдца.
- Утащили!
- Куда?!
- Да в зоопарк же!
- Берегового - в зоопарк? Но ведь мы не звери, мы - нечисть, нас никого нельзя в зоопарк отправлять, если нас запереть - весь мир рухнет!
- Разве они понимают?!! Люди ничего не понимают, они глупые, а сами думают, будто самые умные, все знают, все понимают, поэтому и в нас не верят. А теперь без Берегового берег обрушится.
- Вот ужас-то! - Паршивец обеспокоился не на шутку, он сразу подумал, что другого такого удобного места, где можно писать мемуары, он не найдет.

Речное Чучелко вздохнуло, плюхнулось в воду, чтобы немного охладиться, затем снова вылезло на камень.

- И что теперь делать? - горестно вздохнуло оно и хрюкнуло.

Паршивец задумался. Вообще-то он иногда обижался на Берегового и в глубине души считал его занудой, но ни на минуту не усомнился, что хозяина берега нужно спасать. Паршивец помнил, что если люди одерживают верх над нечистью, начинают твориться разные жуткие вещи. И хотя он был жутким пакостником, разгула кошмаров не любил и даже боялся. Неожиданно его глупенькую головку посетила блестящая идея:

- Мы сделаем пакость! - радостно воскликнул Паршивец.
- Что-что? - удивилось Чучелко.
- Пакость! - повторил Паршивец. - Ведь зоопарк стоит на берегу реки, правильно?
- Да...
- Так вот... - и Паршивец рассказал Чучелку свой гениальный план.

*****

В тот день директор зоопарка засиделся на работе дотемна. Ему пришлось немало повозиться, описывая, а затем запирая в клетку новое беспокойное и очень шумное животное. Он устал так, что ему показалось, будто берег реки слегка подрагивает, как во время землетрясения. Директор решил вернуться в свой кабинет, выпить чаю и только потом идти домой.

Он уселся на диван напротив окна и прикрыл глаза. Вдруг раздался такой страшный вой, что привычный к любым звукам директор зоопарка подскочил. Но воем дело не ограничилось. Внезапно погас свет, за дверью послышался топот, и в кабинет ворвалось привидение - во всяком случае, директор подумал именно так. Привидение оскалило зубы и стало медленно приближаться к своей жертве. Оно уже протянуло к бедняге когтистые лапы, и в свете луны можно было увидеть его премерзкую рожу, когда директор преодолел свой страх и бросился к окну. Привидение - за ним. Директору не оставалось ничего другого, кроме как выпрыгнуть на улицу. Привидение с криком, визгом, гиканьем и улюлюканьем гнало его прямо к реке. Перепуганный директор готов был броситься в воду, как вдруг увидел, что по реке плывет еще одно привидение и громко хрюкает. Он остановился, как вкопанный, не зная, что делать и куда бежать. Тут Паршивец (а за директором гнался именно он) вытащил из кармана директора ключи от клеток и дал этому важному человеку такого пинка, что тот сначала плюхнулся в воду, а затем что было сил побежал к выходу из зоопарка. Паршивец же помчался к клетке, куда запрятали Берегового.

Не буду утомлять вас длинным рассказом о том, как эта троица под покровом ночи добиралась до своего любимого места на камнях, замечу только, что все, кто отправился этой ночью на рыбалку, видели на берегу в свете луны какие-то неясные фигуры, одна из которых время от времени вопила, другая - хрюкала, а третья - охала. И что жена директора зоопарка не поверила ни единому его слову и долго ругалась из-за испачканного костюма.

*****

На следующий вечер, когда Паршивец прочитал Речному Чучелку новую главу своих мемуаров, к ним подошел Береговой и сказал:

- Ну ладно, предположим, друзьями вы все-таки стали. Но кроме пакостей от вас точно ждать нечего! - и довольно захохотал.

Паршивец и Речное Чучелко с удовольствием присоединились к нему - ведь первый раз в жизни их совсем не ругали за пакости.

Варвара Галицкая, varvara@dtc.syzran.ru.