Ласковый август. Я в гостях у подруги в Италии, стране моей мечты. Наше путешествие продолжается. Сегодня мы в богатом и успешном городе Модена.

Модена — центр провинции Эмилия-Романья, расположенный недалеко от Болоньи. Город Сассуоло, находящийся рядом, является крупнейшим промышленным центром по производству керамики. Эти места называют Долиной керамической плитки.

Отдых в Италии: Модена,

Мы в историческом центре Модены. Пьяцца-Грандэ (Большая площадь) в средние века служила рынком. Посреди площади красуется прямоугольная глыба более трёх метров в длину. В старые времена публичный камень использовался не только для выступлений ораторов, но и для наказаний. Неплательщика долгов проводили с бритой головой по рыночной площади под звуки трубы. Пройдя позорный круг, должник спускал штаны и садился на камень, смазанный скипидаром, со словами: «Я отдаю!».

Отдых в Италии: Модена,

Теперь здесь симпатичные кафетерии. Обеденный перерыв (пауза) в стране начинается примерно в полвторого и длится два-три часа — нечто вроде испанской сиесты, когда закрыты все государственные учреждения и магазины.

— Но в этом есть плюс для туристов, — говорит Ира, — можно делать шопинг до вечера, ведь рабочий день в Италии соответственно удлиняется.

Кафедральный собор (Дуомо), расположенный на Пьяцце, выполнен в романском стиле. И собор, и площадь внесены в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Отдых в Италии: Модена,

Прогуливаясь по улочкам города, мы попадаем на ярмарку. Вдоль домов расставлены столы с товарами. Деревянные изделия, специи, сувениры из горного хрусталя радуют глаз разнообразием и многоцветием. Я знаю, что не куплю ничего у продавца ярких бус из природных камней, но не менее получаса рассматриваю украшения.

Ярмарка наполняет меня ощущением праздника и радушия. Дойдя до съестного, я покупаю пармезан. Твёрдый сыр был рожден в этой провинции, в городе Парме.

— Натирай его на мелкую тёрку и посыпай салаты, а также бутерброды или блюда перед выпеканием, — советует Ира. — Питательно и вкусно.

Хотя здесь сыры иногда подают кусочками в качестве антипасты — прелюдии к трапезе. Биографы Гоголя пишут, что именно великий писатель, долгие годы проживавший в Риме, привез на родину рецепт неизвестного прежде угощения — спагетти с пармезаном.

Мы останавливаемся, чтобы посмотреть картины уличного художника. На одной из них изображен лирический тенор, бессмертный Лучано Паваротти, уроженец Модены. В этом городе появился на свет и Энцо Феррари, основавший всемирно известную автомобилестроительную компанию.

Мы едем в небольшой городок Маранелло рядом с Моденой, где расположен завод «Феррари». Здесь же находится одноименный музей, посвященный истории производства знаменитых гоночных машин. Цена билета в музей Феррари 13 евро, фотосъемка разрешена, но нельзя прикасаться к экспонатам. Услуга экскурсовода — 150 евро. На улице тест-драйв агенты предлагают проехаться на автомобиле, доступном не каждому олигарху, за 100 евро с водителя и 20 с пассажира. От обеих услуг мы вежливо отказываемся.

Отдых в Италии: Модена,

В трехэтажном музее мы рассматриваем гоночные авто, участвовавшие в «Формуле-1», смотрим в кинозалах отрывки из фильмов, герои которых рассекают по дорогам за рулем «Феррари». В одном из залов на обозрение выставлены обнаженные моторы спортивных машин, поражающие взгляд, словно пульсирующие сердца. Кубки победителей, хроника эволюции автомобилей от старых смешных до роскошных новых, которая представлена в виде ряда маленьких моделек — всё это родилось благодаря Энцо Феррари. А вот и он сам, то есть его восковая копия.

Отдых в Италии: Модена,

После музея мы идём в бар. Как и во всём облике Маранелло, каждый уголок бара демонстрирует причастность к «Феррари»: картинки с гарцующим жеребцом, изображения гонщиков на стенах, эмблемы на формах служащих автозавода, зашедших перекусить. Я выбираю капучино и бриошь с мармеладом. Ира заказывает мачедонию — нарезку из фруктов.

— Энцо Феррари был женат только на одной женщине, веря в институт брака, — говорит она.

— Какой верный! — восхищаюсь я.

— Но это не мешало ему на протяжении всей брачной жизни иметь вторую неофициальную семью и, сверх того, мимолётные связи.

— Неужели мужчины этой страны не боятся общественного мнения?

— Феррари, например, боялся только свою мать, которая ненавидела невестку. А вообще, — добавляет Ира, — в этой стране матери очень часто подавляют сыновей и фактически рушат их жизни. Я уже не раз слышала от знакомых, как какой-нибудь сорокалетний итальянец отказывался от любимой женщины, когда она требовала узаконить их отношения и жить вдвоём. Мамы, особенно оставшиеся без мужа, начинали вдруг хворать и плакать вечерами о том, как им будет одиноко без милого сыночка. Догадайся, кто побеждает в этом неравном бою.

— Думаю, проигрывают все, — уверенно заключаю я, — ведь каждая мать мечтает о внуках.

— Не всегда, к сожалению, — качает Ира головой, — слишком силён эгоистичный страх матери отпустить от себя сына, который в будущем станет ей нянькой. И она варит великовозрастному детине кофе по утрам, готовит сытные ужины, уверяя лысеющее чадо, что все женщины хотят от него только денег и раздела имущества.

Я слушаю подругу с интересом. Италия стала ее второй родиной, и она знакома с её укладом и ментальностью жителей. Несколько лет назад мы с Ирой проходили практику от института иностранных языков в итальянском представительстве крупной фирмы. Один из совладельцев компании, импозантный итальянец с посеребрёнными волосами, влюбился в мою подругу.

Были и романтические поездки на лучшие курорты Европы, и свадебное платье от миланского дома моды. Казалось, ей повезло: состоявшийся супруг, трехэтажная вилла, возможность не работать. Но после свадьбы щедрый романтик стал заедать молодую жену упреками за чрезмерное использование воды, за хороший аппетит, за лень — муж уволил домработницу, и Ира не успевала совмещать обязанности уборщицы и кухарки. Зимой она коченела от холода, отогреваясь днем, и отключала отопление за несколько часов до прихода мужа с работы: заходя в дом, он сразу же проверял, не теплые ли батареи. Иногда ночью Ира шла в холодную кухню якобы попить воды и включала газовый котел, а через минуту муж вставал как будто в туалет, чтобы повернуть рычаг обратно. Детей муж пока не хотел, говоря, что в его-то сорок девять лет нечего торопиться.

Через пару лет Ирина узнала, что супруг нанимает яхты для вечеринок с русскими туристками, представляясь холостяком и заманивая доверчивых девушек перспективой женитьбы. Всё имущество было зарегистрировано на мужа ещё до заключения брака, так что Ира не строила иллюзий, уходя в никуда. Она полюбила Италию и смогла пройти через трудности поиска работы и жилья, чтобы остаться здесь.

Продолжение следует.