Содержание:

В первую очередь хочется выразить благодарность тем мамочкам, который нашли время и силы написать о своих родах. Мне очень помогли эти рассказы, особенно в сложные моменты. Теперь исполняю и я свой долг. Может, и мой рассказ поможет тем, кому вдруг (или не вдруг) предстоит кесарево.

"Шов будет совершенно не заметен!" - все врачи, словно сговорившись, повторяли мне эту фразу. В конце концов, какая мне разница, какой шов будет на пузе, этим местом наружу я уже лет 10 как не хожу по улицам. Но мысль о том, что меня будут кесарить, никак не укладывается в моей голове. Это меня-то?! С моей "аномально" нормальной беременностью?! У меня ведь даже токсикоза не было, и все было в полном порядке: до вчерашнего дня, когда в очередной "баночке" обнаружился белок, и его было много.

И вот я в больнице, второй день не вылезаю из-под капельниц - прямо-таки учебное пособие по классическому позднему токсикозу: высокое давление (150/100), белок в моче и сильные отеки. Да, я знаю, что это опасно, вижу, что ситуация быстро ухудшается, но совсем не хочу, чтобы меня кесарили. Можно, я рожу сама? Правда, мне так плохо, что я себе как-то это все не очень представляю...

Итак, кончается 41-я неделя... Надо бы что-нибудь написать о беременности, но это было давно: 2002 год. Мне тогда было 24 года, мужу - 33. На 23-й неделе мы решили сходить на УЗИ в платный медицинский центр. Классика нашей медицины: мне поставили диагнозов на все тогдашние 200 руб. - и угрозу выкидыша, и тазовое предлежание (на 23-й неделе!). Моя врач-гинеколог потом мне сказала, что она ни разу не видела результатов УЗИ оттуда без "угрозы".

Я, помнится, тогда была этим тазовым предлежанием очень озабочена. Мне очень повезло - у меня знакомая - врач-гинеколог участковый. И это избавило меня от кучи диагнозов и страшилок, щедро рассыпаемых врачами по поводу беременности. Но мне так и не удалось избежать трехкратного за беременность взятия крови из вены на предмет обнаружения сифилиса. Видимо, это очень распространенная болезнь беременных :-).

Еще в самом начале беременности мне кто-то говорил о том, что на больших сроках мозги начинают тормозить. Я поверила, но не думала, что это будет так явно. Такой дурочкой, как на 9-м месяце, я себя в жизни никогда не ощущала! Было впечатление, что тактовая частота работы мозгов упала раза в 3. В обычной жизни, может, это было и не так заметно, но со своими "репетиторными" месяца с 6-го мне уже стало сложно заниматься, не то чтобы даже и сложно, а просто противно - временами я забывала нужное умное слово и несколько секунд с явным скрежетом мозгов его вспоминала... В магазин я ходила с бумажкой. Слава Богу, оказалось, что это потом проходит: месяца через три-четыре после родов.

Рожать я хотела с мужем, точнее, это он хотел со мной рожать, но, к сожалению, наш Обнинский роддом уже несколько лет на реконструкции. И все родильное отделение стотысячного города ютится на одном этаже городской больницы, буквально в десятке комнат. Поэтому технически это было не осуществимо.

Итак, кончается 41-я неделя... В понедельник "обнаружился" белок в моче, во вторник я уже лежу в больнице. Всю среду пытаются мой поздний токсикоз остановить. Теперь я понимаю, как помирают от позднего токсикоза (его медицинское название звучит как-то пострашнее, но я его не помню) - легко, т.к. никаких явных проблем не испытываешь, нигде не болит, просто становится все хуже и хуже, и нарастает общее "все равно". Но тогда я изо всех сил отбивалась, т.к. почему-то была уверена, что в нашей стране делают только два кесаревых (потом просто стерилизуют), а, на мой взгляд, нормальная семья - это 3-4 ребенка, а это была моя первая беременность... Да и вообще, как-то странно идти на кесарево, когда можно просто родить (хотя родить, наверное, это и не так просто, но теперь этого мне уже, видимо, никогда не узнать).

Муж тоже был против, а на кесарево нужно согласие мужа. Стимулировать роды было нельзя, хотя и срок был уже нормальным: мой организм еще рожать не собирался - не только не было никакого раскрытия, но и сама шейка еще не укоротилась. Кончилось дело консилиумом врачей в среду вечером. Они долго нас убеждали, мы не сдавались, потом главврач спросила мужа напрямик: "Вам вообще нужен этот ребенок? Он погибнет, если не сделать кесарево. Вашу жену тоже можем не откачать после родов".

Операционная находится на другом этаже больницы, собственно говоря, кесарево делают там же, где и обычные операции, т.к. роддом на реконструкции. И туда попадают на каталке, проезжая общий коридор и несколько этажей на лифте. Наверное, мой вид под простыней на каталке был весьма несчастный, потому что муж, глядя на меня в коридоре, в лице как-то поменялся. Надо сказать, что на каталке очень страшно ехать. Но, оказалось, что когда тебя привязывают к операционному столу - это еще страшнее. А когда со скальпелями (или я не знаю с чем, т.к. очки у меня отняли) над тобой врачи стоят и говорят: "Ну, все. Мы готовы", - то совсем страшно. Я-то еще "не готова"! Потом анестезиолог маску прижал, объявив "Кислород!" Ну да, конечно, он самый: третьего своего вдоха я не помню, потом смутно помню мужа в коридоре, он утверждает, что я ему сказала "Привет", но я этого не помню.

Совсем проснулась я уже на кровати в реанимационном отделении. Было утро четверга, мне сообщили, что с дитявкой порядок: девочка, 3500, 51, все уже закончилось. Не знаю, может, после операции колют какой-нибудь наркотик, но этот послеоперационный день был для меня просто счастливым. Мне было очень хорошо, и морально, и физически. Да, я даже не могла повернуться на бок, т.к. было слишком больно, было очень больно кашлять (после трубки от наркоза саднит горло), я на полном серьезе думала, что умру, если вдруг чихну - но все равно было хорошо, и при неподвижности было абсолютно не больно. Можно было пить (всем советую заранее запастись негазированной минералкой и лимоном) и нельзя было есть. Было очень здорово! До сих пор приятно вспомнить: замечательные поздравительные открытки, цветочки, которые мне только показали из коридора.

Мест было мало в реанимации (это просто двухместная палата в нынешнем "роддоме"), поэтому уже на следующее утро меня стали переводить в обычную палату. Было это довольно забавно. Пришла утром какая-то молодая совсем медсестра и скомандовала мне: "Вставайте. Я ваши вещи перенесу. Переходите в палату напротив". И стоит, смотрит. Я человек довольно законопослушный и честно взяла и села. Рекомендую так не делать. Было очень больно. Видимо, та медсестра не знала, что я еще ни разу не вставала, потому что ее действия для меня не понятны.

Хорошо, что мимо пробегал врач-анестезиолог, он-то меня и спас. Прогнал медсестру, велел живот туго-туго перевязать пеленкой и помог потихонечку встать. Оказывается, я даже могу ходить: с квадратными глазами, согнувшись крючком и держась двумя руками за бедный живот. Как часто бывает в нашей медицине, туалет был расположен на самом дальнем конце коридора от самой тяжелой палаты. Хотя это может и неплохо, т.к. ходить "кесаревым" полезно.

Покушать принесли только в обед и то только немного бульона. Надо сказать, что кушать хотелось очень, а передач еще не принесли. Это мелочи, но лучше все-таки всегда в роддоме иметь с собой что-нибудь съестное. :)

Я была первая в этой палате (на 6 мест), светило солнышко, и мне утром принесли первый раз дитявку. Так было чудно! Принесла медсестра смешной рулон и мне показывает (в руки не дает). Я и не знаю, что положено делать: визжать от радости или обливаться слезами. Я честно погладила дитявку по голове. Было так странно, что это она у меня в пузе еще вчера бегала и прыгала. Кормить не предложили и унесли ее обратно.

Кормить стали приносить с третьего дня. И почему-то совершенно сытых детей :(. Страшно обидно, когда пришло молоко, а дитявка спит мертвецким сном. Рада была бы даже и сцедить, а не умеешь. Хорошо, когда есть знакомые! Попросила ее не кормить. Хорошо, дитявка радостно ест, сцеживать не надо, только пошли трещины. Ой, запасайтесь "Бепантеном". Есть хорошее средство от трещин: кормить дитявку не в классической позе, а из-под той же руки, положив на подушку. Правда, очень помогает, только почему-то никто об этом не говорит в роддоме. Им, наверное, трещины - это привычно, а нам, простым смертным, ведь больно...

Тогда сотовые телефоны были еще в диковинку. Для нас, по крайней мере. И приходилось общаться записочками или несколькими словами по телефону с врачебного поста, пока вечером персонал пьет чай с урожаем тортов выписки этого дня. А приходилось решать важный вопрос об имени дитявки. Как-то заранее имени у нас не сложилось. Мы долго спорили, а потом я решила, что раз муж ее "рожал" (я-то честно спала), то пусть он ее и называет. Назвал. Варварой. Сначала было мне чудно, а теперь уже привыкла. Только все с косой "заматывают". Наверное, каждый считает, что он оригинален, но эту фразу я слышала практически от каждого, кто первый раз узнавал ее имя. Наверное, придется бедной Вавке себе косу и впрямь отращивать.

"Кесаревых" держат восемь дней в роддоме. "Обычных" выписывают на третий-четвертый день. Я по природе очень оптимист. Я в принципе знала о послеродовой депрессии, особенно у тех, кого кесарили. Но я не знала, что будет такой кошмар! Самый тяжелый пятый день. Главное его пережить. Ты такой несчастный порезанный, больно вставать, больно ходить, попа как решето от уколов, грудь в трещинах, всех остальных из палаты уже выписывают ДОМОЙ... И эти все, надо сказать, которые сами родили, бегают и прыгают по палате, как антилопы. А ты крючком ходишь и покашлять боишься. Меня спасала мысль о том, как и я буду вручать мужу красиво завернутую дитявку при выписке.

А вот и восьмой день. Врачи не хотят меня отпускать СЕГОДНЯ. Но я бегаю и прыгаю и всем говорю, что у меня завтра день рождения. Помогло - отпустили СЕГОДНЯ. Радостные сборы, я в палате последняя осталась, хоть первая туда и пришла. Все те женщины, с которыми лежала в палате, стали как родные. До сих пор всех очень люблю и радуюсь, если в городе встречаю. Еще с вечера мама передала врачам подарки, теперь бегаю и их раздаю. Всех люблю и всем радуюсь.

Вот уже 11, и меня позвали одеваться. УРА!!! Одеваюсь я в специальной комнате, и Варварика тут же заворачивают, как конфетку на праздник. Так чудно в цивильной одежде, я полмесяца почти ходила в казенной ночнушке и халате, и мне странно, что люди где-то ходят нормально одетые. Я даже почти не крючком выхожу в коридор. Дитявку тащит медсестра, мне почему-то не дает. Потом счастливый прослезившийся муж заглядывает в конверт. "Вылитый Боря!" - шумят счастливые бабушки. Это, наверное, один из самых счастливых моментов моей жизни. И сейчас вспоминаю и радуюсь, а когда хожу мимо роддома (его так и не отремонтировали), то честно завидую тамошним новоиспеченным мамам - их выписка еще впереди.

Что было потом? А я и не знаю, что написать. Было хорошо. Тем, кто будет говорить, что маленькая дитявка - это каторга, день с ночью перепутаешь, никогда не поспишь и никуда не пойдешь - не верьте. Это неправда. Если все нормально организовать, то первый год - это золотое время. Моя Вавка целыми днями дрыхла на балконе (по 2-3 часа за раз), ночью отлично спала, была веселая и смешная. Правда, плохо набирала вес, и к полугоду весила всего 6 кг, но это ей не мешало быть радостным и счастливым ребенком. А нам - быть довольными родителями.

Тем, кто хочет существенно облегчить (нормализовать) свою и дитявочью жизнь, очень советую обратить внимание на книжки и советы врача-педиатра Е.О. Комаровского. У него отличный сайт. Он замечательный психолог, особенно его советую беременным и только что родившим - правда, жизнь может быть намного лучше, чем кажется.

Я даже похудела (за беременность я поправилась почти на 20 кг, с 56 до 75 при росте 170 см) почти до былого.

Было лето и было здорово настолько, что мы решили... завести еще одну дитявку. Она себя долго ждать и не заставила, взяла и сразу завелась. Вавке тогда было 6 месяцев, т.е. узнали мы о дитявке, конечно несколько позже.

Мне повезло, у меня врач-гинеколог знакомая. Это меня избавило от многих страшилок. Я, конечно, была несколько озабочена, ведь с кесарева прошло только полгода. Я перерыла весь Интернет, но про вторую после кесарева беременность было так мало написано. Только рекомендации, что "следующую беременность следует планировать не раньше, чем через 2 года после кесарева сечения". Ага, это очень вдохновляет. Да еще этот дурацкий поздний токсикоз: это теперь я уже знаю, что он не повторяется, а тогда я его еще боялась. И родить хотелось самой: тогда я еще не знала, что после кесарева в нашей стране не рожают самостоятельно.

Но беременность проходила отлично. О шве я забыла, как только его не стало видно из-за выросшего пуза. Так странно, но люди меня жалели, видя меня с большим пузом, катящую коляску с маленьким ребенком. Ну и глупо! Надо завидовать погодкам (чем я и занимаюсь - завидую мамам с двойнями). Я и сама хотела двойню. У меня было такое огромное пузо! Но на УЗИ неумолимо была видна только одна дитявка. И тоже девочка.

В конце срока было, конечно, уже тяжеловато. Очень большой живот и разошедшиеся тазовые кости болели при ходьбе. Бандаж - замечательная вещь! Мне он очень помогал - снимал боль в спине. Растяжек на пузе у меня все еще не было, а грудь было уже не жалко - с прошлого раза полосочек была тьма, потом они, правда, побелели и теперь их практически не видно. С Вавкой я сама управлялась, живем отдельно от родителей, муж допоздна работает. Конечно, очень помогало то, что в любой момент можно было позвать бабушек на помощь, они живут рядом, но это случалось редко.

Я опять честно сдала кровь из вены три раза на сифилис. И всех своих знакомых обложила данью на маленькие баночки. Но я сдавала их чуть не каждую неделю и перевела все запасы, кончилось дело тем, что пришлось в очередной раз сдать литровую банку. Принимающая санитарка из окошечка стала меня ругать: "Неужели поменьше тары не нашла". Я уж не стала ей говорить, что дома у меня остались лишь трехлитровые банки, и это меня не остановит. :)

Шла 39-я неделя. Я уже давно собиралась в роддом, но меня моя врач все отправляла и отправляла домой "на недельку". В очередной вторник я к ней пришла уже с явным намерением лечь в роддом. Рожать мой организм, конечно, не собирался. Он у меня на это дело долгий, но я сказала, что пузо временами прихватывает. И вид у меня был очень озабоченный - кому хочется экстренное кесарево по схваткам! К тому времени я уже поняла, что мне нечего надеяться родить самой, тем более что разница между дитявками была всего год и три месяца.

В общем, моя врач "почему-то" очень забеспокоилась, позвонила в роддом и заявила мне, что меня там ждут через полчаса. С вещами. Я тут же позвонила домой "порадовать" мужа. Через четверть часа я уже была дома, муж был уже очень "обрадован", срочно вызвали бабушку смотреть за Вавкой (тогда она была еще Варвариком) и отправились в роддом. С вещами.

Очень странное чувство - сидеть перед дверьми роддома с пузом и знать, что выйдешь отсюда, его в руках держа.

Было утро вторника, а плановое кесарево у нас делают по вторникам и четвергам. После осмотра врач совершенно для меня неожиданно предложила кесарить в следующий вторник, т.е. через неделю! Дитявку она нащупала 3.4 кг (кстати, так точно оно и оказалось). За три часа, проведенных мной в отделении патологии беременных, я совершенно четко поняла, что НЕДЕЛЮ я тут не проживу. Дитявка большая, срок 39 недель - и я стала настаивать на кесаревом в четверг. Врач согласилась.

Весь вторник и начало среды я бегала (условно) и сдавала кучу анализов, которые так и не пришли до четверга, т.е. они пришли уже после того, как меня порезали. Наши больницы отличаются скоростью обслуживания! Они за сутки не сделали срочных анализов - для меня это вылилось (в буквальном смысле слова) в большую кровопотерю - больше литра.

Итак, наступило утро четверга. Есть и пить было нельзя еще с вечера. Тянулось оно ужасно долго. Наконец за мной пришли. С каталкой. Из палаты всех остальных теток выгнали. Ноги зачем-то забинтовали эластичным бинтом от самых пальцев до самой попы (зато потом такой кайф, когда бинты к вечеру снимают!). Погрузили и повезли. Каталка без амортизаторов, поэтому мне запомнилось, что трясло весьма ощутимо, тем более что операционная на другом этаже больницы.

В этот раз мне было совсем не страшно, потому что мне до этого медсестра вколола какое-то успокоительное (а сказала, что противорвотное!), а потом у них возникла какая-то задержка чуть не на полчаса, поэтому эта штука успела даже слишком сильно подействовать, и мне больше всего хотелось, чтобы меня оставили в покое и дали поспать. Я не знаю, что это было, но спать мне хотелось просто до отключения сознания. Поэтому я совершенно ясно помню, что очень обрадовалась, когда, наконец, мне наркозную маску приложили. Третьего вдоха я уже не помню.

Во второй раз было все намного лучше. Может, я уже знала о том, что меня ждет, к тому же в прошлый раз у меня был сильно выраженный поздний токсикоз, а в этот раз я было нормальной и здоровой. Проснулась я еще на операционном столе. Помню озадаченного мужа в коридоре: ему показали дитявку (и даже дали подержать!), и он был очень удивлен ее краснотой, сморщенностью и серьезностью. Я думаю, что первые полчаса - это не самое красивое время в жизни, тем более что позже я и сама была поражена, я отвыкла от младенцев, и мне она тоже показалась страшненькой. К выписке Машка уже стала нормальной симпатичной дитявкой и очень озадачила бабушек своей ни на кого непохожестью. Совершенно разные дети получились. Так оно даже и интересней :).

А потом я лежала на той же, что и в прошлый раз, кровати в той же палате. И все остальное в роддоме тоже не поменялось. Было так странно, как будто время повернулось назад. Из-за большой кровопотери во время операции (не могли кровь остановить) у меня был гемоглобин 66. И мне было нормально, насколько может быть нормально первые дни после операции. Так что теперь меня не испугать врачам из консультации: "Ах, у вас гемоглобин 103! Страшная анемия!"

В этот раз анестезиологи приняли меры, и с горлом у меня был порядок - и к моей великой радости не приходилось кашлять. И я опять на полном серьезе думала, что помру от боли, если чихну. И опять ходила крючком с выпученными глазами в туалет через весь длинный коридор. И опять была страшная депрессия на пятый день. И опять мне попались совершенно замечательные женщины в палате.

Почему-то весь медперсонал, начиная с санитарок, считал своим долгом прочесть мне лекцию про предохранение и про то, как плохо быть подряд беременной, и как я замотаюсь с погодками. И это несмотря на то, что я отлично всю вторую беременность отходила. А погодки - так это вообще, на мой теперешний взгляд, очень удобно и здорово.

Врач, которая мне делала операцию, очень извинялась за нынешний шов, так что даже меня озадачила. Чего это у меня на пузе такое они нарезали?! А повязку с пуза снимают только перед выпиской, поэтому поначалу были их труды не видны. Но, надо сказать, результат мне даже больше понравился, чем так называемый "косметический" шов, которым они меня так утешали в первый раз. После первого раза у меня была по низу пуза розовая "колбаска", а теперь тоненькая ниточка шва, но зато видны следы от десятка завязочек. На мой взгляд, так даже лучше :).

А потом была выписка. И мне чуть было не завернули другого ребенка, так как одевались мы с другой мамочкой вдвоем, и дитявок принесли сразу двух заворачивать. А у меня выписной комплект (все было то же, что и в первый раз) голубой - терпеть не могу розовый цвет, и мне в него медсестра стала заворачивать по умолчанию мальчика. Мне, конечно, мальчики тоже нужны, но за мальчиком придем в другой раз - пришлось ей обратно Машку разворачивать :). Да, выписка - это одно из самых замечательных событий.

Погодки - это здорово! Они спасают семью от переклинивания на единственном ребенке, и самим детям так тоже лучше. Они с друг другом играют и друг другу радуются. Они у меня получились совсем по характеру разные. Если все хорошо организовать, то вполне можно самой управляться, и жить нормальной жизнью, и потом не жаловаться что первый год был "каторгой".

Самое в этой моей истории забавное, что я сейчас очень радуюсь тому, что вновь до былых 60 кг похудела (а я опять набрала 20 кг за вторую беременность, несмотря на строгую диету). Но вдруг оказалось, что это не надолго. Муж сначала совершенно обалдел от такого известия (нашей младшей дитявке сейчас 8 месяцев, а старшей вчера 2 года исполнилось), но теперь ходит и новому человеку очень радуется. А мне не терпится на УЗИ сходить - а вдруг на этот раз двойня получилась?!

К содержанию

Продолжение в фотографиях (декабрь 2005 г.)

Прошел год. Теперь у нас уже трое детей: Варя - 3 года, Маша - 1 год и 9 мес, Коля (который оказался один, двойни, увы, не получилось) - 6 месяцев. Хорошая разница у них в возрасте, очень удобно, но следующую разницу все-таки придется сделать побольше. Может, у нас все-таки получится двойня? :-)

Если кому-то вдруг захочется меня о чем-нибудь спросить, то с удовольствием отвечу.

Наталья Брик, natbrick@rambler.ru.