Содержание:

''Не ходите, дети, в Африку гулять...'' Часть 2

К содержанию

Карфаген

И ноги эти привели нас на развалины Карфагена (конечно, до этих развалин мы довольно долго пилили на автобусе, но вариант с ногами мне нравится больше, хотя и страдает в части правды изложения). С Карфагеном у них там вот какая вышла неприятность. Этот город был построен финикийцами в 814 году до н. э., в период, когда Тунис (его территория) была частью Карфагенской империи. Город рос и расцветал до тех пор, пока в 264 году до н. э. не начались Пунические войны ("пуны", то есть финикийцы) с Римской империей, длившиеся с перерывами до 146 года до Рождества Христова — около 118 лет! Вот этом сроки! В наш век космических скоростей на такую долгую канитель времени, конечно, нет — период военных разборок исчисляется не годами, в худшем случае — месяцами, а в "оптимистичном" варианте — днями. Есть кнопка у дяди Вовы, есть кнопка у дяди Джонни...

В конечном итоге история с Карфагеном пошла по пессимистичному сценарию, он потерпел поражение и в течение семи столетий был частью римской провинции Африка, правда, уже в виде руин. В V веке территория попала под власть вандалов, а с VII по XVI век на территории современного Туниса правили арабские завоеватели. Конечно, посмотреть на место, где разворачивались такие события, интересно, хотя осознать проблематично.

После развалин Карфагена мы отправились в музей мозаики Бардо, где собрана самая большая в мире коллекция римских мозаик — очень впечатляюще! По мере подхода к окончанию экскурсионного дня у всех присутствующих по очереди возникал логичный вопрос: если финикийцы здесь что-то такое строили (например, тот же Карфаген), римляне создавали свои бессмертные мозаики, строили свои термы (пусть не так эстетично, зато "дешево и практично") или на худой конец разваливали все тот же несчастный Карфаген, вандалы тоже, наверное, занимались какой-нибудь деструкцией — а что же такого выдающегося насоздавали или хотя бы наразваливали коренные жители? Вопрос этот так и остался в наших головах, потому что никто не рискнул озвучить его нашему Джалилю (или Белилю) — кто знает его реакцию? Вдруг он огорчится...

Завершалась экскурсионная программа традиционно свободным временем. Наш "путеводитель" озвучил два возможных варианта этого завершения: одни желающие могут бродить по городу совершенно отвязанные, другие желающие могут под его предводительством осмотреть старую часть столицы, посмотреть различные интересности и послушать его "незабываемые" рассказы. Вот все-таки нет предела человеческой доверчивости, в особенности, русской! Ну если логично подумать, с какого перепуга этот "гидёныш" без дополнительной мзды потащится с кучей чуждых ему туристов по разным местам да еще будет напрягаться, конструируя для них на довольно сложном языке разные повествовательные предложения?

Однако ни у кого такой крамольной мысли не мелькнуло, а если и мелькнуло, то ее затолкали подальше в потаенные уголки души — примерно половина автобуса облепила нашего Джалиля (или Белиля), и мы двинулись по улице столицы довольно прицельно и скорым непрогулочным шагом. Не прошло и пяти минут как вышло наружу все истинно восточное коварство нашего новоприобретенного "друга", так как первая часть нашего марш-броска закончилась у городского базара. Здесь мы подождали, когда подтянутся фланги, а пока могли спокойно обозревать снаружи недра базара, в которые нас собирались добровольно-принудительно окунуть. Выглядели они, эти самые недра, примерно так же, как выглядит пучина морская метрах примерно в пятистах от берега с борта безопасной лодочки: пока сидишь, держась за бортик, интересненько, солнышко припекает, можно даже лапку (переднюю или даже заднюю) опустить в воду, совсем не страшно, но перспектива покинуть борт лодочки и со всеми имеющимися лапками бултыхнуться в неизвестную, а потому, без сомнения, опасную глубину оптимизма не вызывает, даже при наличии неплохих плавучих свойств.

Подобные противоречивые ощущения терзали и мое сердце, когда я пыталась разглядеть в пугающих дебрях восточного базара наше ближайшее будущее. Базарные точки располагаются по обе стороны очень узких улиц, которые, как тропинки в лесу, разбегаются в разные стороны и конца-края им не видно. Здания на этих улицах стоят настолько близко друг к другу, что вообще непонятно, как их могли строить на тех местах, где они стоят — там не то что технику поставить, велосипед нельзя втиснуть. Кроме того, высотой эти здания этажей в пять-шесть, мне показалось, из-за чего у нас возникло ощущение, что мы движемся по узкому горному ущелью — пройти могут два человека и вполоборота.

Поскольку человеческий поток двигался в двух разных направлениях, наша группа была вынуждена идти гуськом. Все шествие происходило на фоне типично восточного колорита — по запаху, цвету, шумовому фону. Торговым улицам не видно окончания, а наш "Сусанин" заводит нас все глубже, в стороны от основного "торгового" пути отходят "нехоженые" улицы, темные и сырые (несмотря на яркое солнце!), мрачные и страшные до жути. Конечно, по ходу движения у нас возникал вопрос о том, куда же нас так целенаправленно ведут, когда начнутся интересности и с помощью какого приема услышать "незабываемые" рассказы, но спрашивать было некогда (тем более что попутно приходилось постоянно отбиваться от назойливых, как таежный гнус, торговцев), главное — не потерять мелькающую гидскую голову, ведь реально пропадешь в этих торговых трущобах.

Периодически отмечаем все более редеющий наш "отряд", но разве до спасения чужих душ, когда своя трепещет в томлении? Наконец, в конце улицы (она все-таки закончилась!) наш Белиль (или Джалиль) объявил легкий "привал", который наглядно продемонстрировал, что "подтягивать" уже давно некого — три с половиной человеческой единицы сиротливо жмутся друг к другу. А стоит наша кучка напротив мечети, на ступенях которой сидят правоверные в ожидании... не знаю чего, а где-то внутри мечети муэдзин (надеюсь, я его правильно назвала) распевается к вечерней молитве.

Нашему гиду было явно не молитвы, его терзали вполне суетные страсти, потому что он уверенным шагом двинулся к очередной лавке, которая, как оказалось, торгует ароматическими маслами, как стадо баранов, загнал нас в эту лавку и начал что-то объяснять хозяину (наверное, инструктировал, как бы половчее "обуть" доверчивых туристов, которых он такими тонкими обманными путями привел на денежное заклание и теперь ожидает своего комиссионного процента).

Удостоверившись в меркантильном "подшерстке" гидских намерений, полторы человеческие единицы начали громко возмущаться (правда, делали они это уже на улице), в то время как остальные две единицы окучивались благовонщиком при поддержке "Сусанина" по полной программе — их усадили на пуфики (как читателю, наверное, известно, на Востоке ничего не делают быстро, никуда не спешат, много отдыхают, не суетятся, даже если есть повод — вот готовый рецепт долголетия) и начали по очереди мазать пахучими маслами все открытые части тела. Когда на телах любителей ароматов не осталось уже ни одного участка кожи, не издающего какой-то самостоятельный запах, а хозяин лавки в ожидании пробуждения сонного покупательского интереса пошел мазать их по второму кругу, громкость неудовольствия "уличных" возмущенцев достигла ушей нашего Джалиля (или Белиля), он смекнул, что дальше могут последовать революционные действия с плачевными для него или его репутации последствиями. Кроме того, внезапно выяснилось, что покупательский интерес вовсе не спит в душах наших единиц, а его там просто нет (может, дома забыли, может, в номере отеля), в связи с чем наш гид также внезапно охладел к этим единицам и душой и телом. Сказав на прощание, что к определенному часу нужно быть около автобуса, он предоставил нас самим себе, а сам растворился среди торговых рядов. Мы не стали искушать судьбу и исследовать уличные ответвления от основного караванного пути, а черепашьим шагом прошли всю улицу в строго обратном направлении, снова отмахиваясь от "радушных" предложений и тихо радуясь отсутствию ощутимых потерь в личном составе и матчасти. В итоге уставшие, но довольные "пионеры" (в какой-то степени) возвратились домой, то есть по своим хотелам.

К содержанию

Сахара и Хаммамет

Штудируя в свое время отзывы туристов о посещенных ими экскурсиях, отметила про себя, что почти все написали восторженные отклики про вояж под кодовым названием "Сахара", несмотря на то, что стоила она дороже всех (аж 150 баксов на каждого), несмотря на то, что была самая долгая — целых 2 дня, и весь "отдых" проходил в движении — верхом на автобусах, на джипах, на верблюдах, на оленях и других транспортных средствах переменной степени удобства. Абсолютное большинство респондентов были в восторге. Я тоже хотела быть в нем, но "лучшая" половина нашего тандема закапризничала, мой собственный вестибулярный аппарат тоже не выразил энтузиазма (хотя я приводила ему "железные" аргументы в виде облегченного варианта "Авиа-Море" и уже совсем убойной "Драмины"), короче, я проявила малодушие и отказалась от этой экскурсии — теперь натурально кусаю локти ("лучшей" половины, понятное дело).

Была еще предпринята самовольная вылазка в город Хаммамет (напоминаю, до него примерно 5 км.). Пару раз в день мы видели на улицах нашего городка курсирующий автобус, классифицированный нами как муниципальный, но освоить тонкости обращения с городским транспортом мы не успевали, поэтому отказались от этого демократичного варианта в пользу более буржуинского такси, с которым не нужно было ничего осваивать — они сновали везде и всюду в огромном количестве и всеми доступными средствами напоминали отдыхающим, что они только и ждут от них пожелания куда-нибудь прокатиться, пусть даже не высказанное вслух, только зародившееся в голове — достаточно просто остановиться на улице, тут же подкатит гурьба таксиводителей со своими предложениями.

Когда маршрут и день "самоволки" были выбраны, у нас возникла легкая напряженность, которая стала появляться к концу нашего отдыха каждый раз, когда предстояла покупка чего-нибудь, а вместе с ней необходимость "торговаться". Это такая национальная игра, в которой один из игроков обязательно иностранного происхождения, каждый из игроков выбирает в ценовом диапазоне на какую-то вещь или услугу диаметрально противоположные исходные точки (продавец — самую высокую точку, а покупатель — самую низкую), не сообщая их оппоненту, и начинается увлекательная аркада, где игроки начинают усилием воли или голосовых связок (у кого что лучше развито) двигать цену к некоему общему знаменателю. Выигрывает тот, кто купил или продал вещь (услугу) по цене, максимально приближенной к своей стартовой цене.

Игра очень увлекательная, но среднестатистический россиянин имеет возможность тренировать свои игровые навыки только в условиях городского рынка сельскохозяйственной продукции, куда кавказистые аборигены рынка иногда пускают местных крестьян с их нехитрым набором плодово-овощного товара. Правда, тренинг с такими "партнерами" идет очень тяжело, так как крестьяне заранее согласны на любые условия, лишь бы продать товар (ведь невдалеке стоит представитель нацмена, крутит ус и многозначительно посматривает на часы), а аборигены заранее не согласны на условия, отличные от предложенных ими условий, поэтому делают первый и последний ход "конем" — "не нравится, не бери", и все, "game over". Вот в этом, я думаю, и кроется причина слабой тяги наших соотечественников к торговым играм. Возвращаясь к поездке в "Банное", скажу сразу, что психологическую травму в борьбе с таксистом за кровные динары мы не получили, так как в такси стоят таксометры — сколько натикало, столько и платишь. Правда, водила, которого мы словили около нашего отеля, вез нас в город Хаммамет такими нехожеными тропами, что мы заподозрили его в намерении доставить нас в пункт назначения через ряд приграничных городов соседнего государства.

Своей поездкой мы преследовали сразу несколько целей, но основными были познавательная и мое желание приобрести в государственном магазине под громким наименованием "General" алкогольную продукцию в виде финикового ликера, разрекламированного виртуальными туристами, вернувшимися оттуда. Честно говоря, я была почти уверена, что сейчас увижу эдакий дворцовый вариант магазинища, такой тунисский ЦУМ или хотя бы "Детский мир", где продавцы и кассиры по важности вида и выправке не уступают представителям монархических династий. Наивная чукотская девочка! Какой там ЦУМ, самая последняя "Пятерочка" в Бирюлево выглядит в сто раз круче, чем их генеральский магазин (хоть бы название сменили, позорники). Последний раз примерно такую торговую точку я видела у своей тети в деревне Волгоградской области лет, эдак двадцать назад. Хотя нет, наговариваю на приличный сельмаг: у них было разделение торговли на продуктовый магазин и магазин (ударение нужно ставить на второй букве "а"!) промтоваров.

Столичный шоп такой товароведческий выверт считал явно излишним, поэтому в непосредственной близости друг от друга спокойно уживались ящики с луком и полки с трикотажными портами, парфюм был представлен исключительно в бутылях в форме штофов литра на 1,5 — я долго бродила вокруг этих тар — не с желанием купить эту Хранцию, конечно, а из неодолимого желания постичь процесс розлива этих благородных воний (правда, понюхать их я не рискнула — мало ли): никаких емкостей вроде одноразовых стаканчиков для отлива мною не было обнаружено, гигантской пипетищи тоже не наблюдалось — может, тамошние жители должны приходить со своими тарами, как в старые добрые времена мы все ходили в магазин за сметаной? Так я и маюсь до сих пор этой загадкой. А как заманчиво привезти домой майонезную баночку какой-нибудь "Шинели 5"! Заклятой подруге в подарок... Надо ли говорить, что этот парфюм был единственной алкогольной продукцией, обнаруженной нами вообще и в данном магазине в частности? Очевидно, что местные жители ни сном ни духом не ведают о тонкостях российских питейных традиций в условиях тотального сухого закона, когда внутрь можно употреблять даже те жидкости, которые предназначены только для наружного применения, причем с неплохим алкогольным эффектом. А уж выдуть парфюмированный спирт в виде одеколонов и прочей пахучести — это дело святое!

Впрочем, по городу мы погуляли неплохо, народ вокруг был довольно спокойный (наверное, потому, что это был конец дня в период Рамадана, то есть жители были попросту голодные и берегли последние силы для того, чтобы достойно удержать столовые приборы во время ночного разговения), а вечером мы с восторгом наблюдали от начала до конца закат солнца в море. Обратно к отелю нас домчал местный Шумахер, у которого в автомобиле, по-моему, исправно работала только педаль газа. Во всяком случае, стрелка спидометра постоянно находилась на цифре 200, в том числе когда машина остановилась у отеля.

Общий итог такой: насчет детей, наверное, Корней был прав, совсем маленьким действительно не стоит гулять в Африку, а взрослым тетям и дядям я посоветовала бы сделать это хотя бы раз в жизни. Главное — не забывайте взять с собой юмор; поверьте, в абсолютном большинстве ситуаций это лекарство гораздо действеннее какого-нибудь пирамидона.

Все, дорогие читатели, финиш.

Ирина, irisha666@inbox.ru.