Моя история началась в 2002 году, когда я первый раз вышла замуж. Я очень хотела ребёнка, но впереди был институт и несколько первых лет работы. В 2006 году, сразу после папиной смерти, я узнала, что беременна. Радости моей не было предела! Долгожданный малыш! Жаль, папа мой не дождался — совсем чуть-чуть не дождался!

Собираюсь на УЗИ 8недель. Зову с собой любимого мужа — слышу странный ответ: "Не могу, работа". Странно. Так ждал... И не может. Лежу на кушетке перед экраном, любимый доктор говорит: "Так-так-так... Сейчас посмотрим внутривлагалищным датчиком, и я всё скажу точно. Смотрим... Ну что, у вас двойня!"

Выхожу из здания медцентра, смотрю на фото с УЗИ и всё ещё не верю своим глазам и ушам: двойня! Откуда? Ни у меня, ни у моего мужа двоен в роду нет. Как говорит доктор, так всегда и случается: один близкий человек покинул меня, господь тут же послал мне беременность.

Сообщаю мужу дома, рад очень. Сообщаем родителям мужа — все очень рады. Живот огромный — вырос уже к 4-м месяцам. Беременность — мечта любой женщины! Ни проблем, ни страхов — занятия в центре, подготовка по системе "мягкие роды", плаваю в бассейне, мальчики мои долгожданные — умницы, оба в головном предлежании, я настраиваюсь на естественные роды. Хотя, это такая редкость — двойня и самостоятельные роды...

Интернета тогда у меня не было. Как рожать двойню, понятия не имела. Очень волновалась за исход родов. Ну, с первым-то всё ясно — как у всех, а второго как рожать? Ведь сил совсем не останется. На сроке 35,5 недель поехали в роддом заключать контракт на роды. Сами мы москвичи, но по рекомендации врача и по рейтингам выбрали роддом в г. Видное. И роды такие ответственные — пусть принимает самый ответственный человек в роддоме, главврач.

Врач — молодая, очень красивая женщина — приняла нас, как родных. Персонал вежливый, условия- прекрасные. На родах — своя палата, никого чужих и посторонних. Музыкальный центр, шар, душ. Всё великолепно!

В день заключения контракта врач осмотрела меня в кресле. Я приехала домой, съела грушу и банан, прилегла отдохнуть, т. к. ночью накануне я почти не спала — мочевой пузырь давал о себе знать, да и размер живота впечатлял. Это при моих-то размерах: росте 164 см и 65 кг веса. За беременность набрала всего 11 кг. Легла, расслабилась, и вдруг чувствую, потекла водичка...

В роддом обратно мы вернулись в тот же день в 17.00, в приёмном отделении бабуля: "Ой, двойня, долго как бумажки писать на двоих-то! Побрита? Нет? Пошли!"

Да, сколько денег не заплати, хамить будут всё равно. Но какое это имеет значение, если долгожданный день наконец-то настал? Закончилось ожидание, уже такое утомительное в конце. Нас с мужем встречает главврач, сажает в кресло, осматривает: "Да, один пузырь подтекает. Ну что, будем рожать! Что-то мне не хочется подниматься в родильное за крючком". И начинает рвать пузырь руками. "Господи, — думаю я. — Боже, какая боль". А ведь если амниотомию делать инструментом, то это совершенно не больно! Cтолько прочитала об этом — в пузыре же нет нервных окончаний! "Рожать ещё больнее, терпи!"- слышу ответ.

Сразу после клизмы начинаются схватки. Сначала мы пытаемся ещё засекать время, потом я понимаю, что вся ухожу в себя, и мне уже всё равно, сколько времени прошло между схватками. Дышу, стою в душе (ах, какой плохой напор!). Вылезла из душа, уселась на унитаз, между схватками упираюсь мужу в живот и отдыхаю, пытаюсь дремать, слабость безумная — а времени только 19.00, а доктор говорит рожу утром... Слабость. Плохо. Сказалось то, что не спала ночью и не ела ничего днём. Вот тебе и подготовка к родам!

В 19.30 смотрит врач, раскрытие всего 3 см, пошли в палату, уложили на кушетку, поставили капельницу с глюкозой и ещё что-то, чтобы поспать. Конечно, поспать не вышло, боль сильная, схватки все пою, муж массирует поясницу, спасибо ему.

В 00.30 врач говорит, что открытие 9 см, идём на кресло (оно тут же, в палате) рожать. Раз, два, три — головка видна, четыре — и в 1.45 родился Кирюша. Маленький такой — кричит. Точнее, крякает! Врач протирает мне лицо влажной пелёнкой (правда, со стороны это выглядит так, будто она меня этой пелёнкой бьёт по лицу), рвут второй пузырь. Слава Богу, инструментом, не руками — это, и правда, совсем не больно.

Я распинаюсь в благодарностях акушерке: "Какое благородное дело вы делаете!" Но эйфория моя длилась недолго. На потугах с Кириллом мне ставят окситоцин, эта же капельница "работает" и теперь. Мне говорят: "Тужься!" Я тужусь, но дело не идёт. Второй ребёнок очень высоко, головка не опускается. Будем ждать 5-6 схваток, чтобы опустилась головка. Боже, как же это больно. И трое — врач, акушерка, неонатолог — стоят с равнодушными выжидательными лицами и смотрят мне туда. Тут акушерка произносит: "Знаете, а ведь я тоже одна из двойни. Только вторая девочка у мамы при родах умерла!" Я молчу. Думаю, что за нелепые комментарии во время родов! "Нет, так дело не пойдёт. Ты работать не хочешь, слезай с кресла, ложись обратно на кушетку, будем ждать. Лёжа опустится быстрее,"- говорит врач. Я говорю, что никуда я не пойду. "Пойдёшь!"

Сняли меня с кресла и положили на кушетку с окситоцином в руке. Схватки на искусcтвенном гормоне — это очень больно. Неописуемо больно. Схватки, видимо, потужные. Всё время хочется тужиться. А между ног уже висит с зажимом на конце первая обрезанная пуповина. Зашёл муж: "Побыть с тобой?" — "Нет, уйди". Схватка, пою, заканчивается, и я в ожидании следующей грызу подушку, плачу и скулю... Ну когда же это закончится? Нет сил даже на часы посмотреть. Нет сил ни на что. Забыла обо всём — о ребёнке, о себе, только боль и как её перебороть. Ушла неонатолог, ушла врач, ушла акушерка принимать другие роды, вернулась, села напротив всё с тем же равнодушным спокойным лицом. Пока не было никого, катетер из вены выпал и под кушеткой лужа крови. Я кричу, зову на помощь — никого рядом нет. В общем, спокойно можно умереть, никто на помощь не придёт...

И вот мы с ней вдвоём в палате. Я шепчу: "Скоро? Мне больно очень!" "Терпи, скоро." Я говорю, что меня тужит, и сердце очень сильно бьётся. "Тужит — тужься". Ну, всё, вот идёт врач, я встаю и иду на кресло — ну наконец-то! Три часа ждали. "Что это, Лида?"- спрашивает врач и показывает куда-то "туда". "Это так и было,"- отвечает она. "Я спрашиваю: откуда взялась эта петля? Сердца нет! Тужимся, быстро!"

За несколько потуг рождается мой второй мальчик. Мёртвый. Сердца нет... Неонатолог быстро слушает его сердце, запелёнывает мёртвого младенца и уносит из палаты. Врач сидит на кушетке и произносит: "Лида! Как такое могло случиться?" А я ничего не понимаю, мысль только одна: "Всё закончилось, слава Богу..." Муж плачет и уходит в коридор. Далее общий наркоз, чистка, лёд на животе, и мальчик мой Кирюша в реанимации...

Я пришла к нему сразу, как только смогла встать — через 2 часа после операции. А уже на следующий день он был со мной в палате. Только вот мысли не о нём... Врачи разводят руками: такое случается. После общего наркоза главврач пришла, обняла: "Извини, если сможешь". Акушерка сказала, что мне нужно сходить в храм: "Извини, если считаешь, что это моя вина". Да что теперь кого-то винить? Малыша я не верну...

Почему я? Что я сделала не так? Потом была выписка: я, муж, его родители и малыш. Попросила никого не приезжать и никому не звонить.

И вот спустя неделю я стою перед зеркалом, глажу свой плоский живот и плачу: "Ничего не надо, верните мне моё счастье, мой живот, моих мальчиков! Верните!" Наблюдающие меня в Москве специалисты были в шоке от техники проведения родов. Гинеколог уговаривает меня написать жалобу в Минздрав Московской области.

И вот жалоба написана, ошибки обнаружены, и даже комиссия из моего родного Первого Меда приезжала. Отписались мне. Мол, родостимуляцию надо было бы пораньше начать, извините, соболезнуем. Позвонила главврач. Нагрубила. Никто так и не признал свою халатность. По недосмотру выпала петля пуповины и здоровый малыш задохнулся. А ведь если бы врач была рядом, кесарево — 2 минуты, и ребёнка бы спасли. Или акушерка бы заметила... До сих пор неясно, как акушерка со стажем не увидела петлю... Муж позже мне рассказал, что главврач во время родов спала в соседней палате — совещание в Минздраве на следующий день...

Не берусь никого судить. Мне было очень страшно и очень тяжело. Пыталась найти кого-нибудь, кто пережил подобное, чтобы спросить, как с этим справиться. Не нашла.

Молока нет, на улице — плюс 30, жара, передо мной лежит крошечный малыш, мой сын, которого я так ждала... Недоношенный. И я так ему сейчас нужна... А я здесь и не здесь.

А через 2,5 месяца мой любимый муж сказал, что любит другую женщину, и ушёл. Так я осталась на этом свете с маленьким мальчиком одна — родителей уже нет, с мужем развелась, никто из его родственников никакой поддержки не оказал...

Прошло 2 года. Я замужем за прекрасным человеком — крёстным отцом моего Кирюши. Сыночек очень его любит, знает его как папу.

И вот в одно прекрасное утро я узнаю, что снова беременна... Слёзы хлынули из глаз от радости. И снова прекрасная беременность, ждём девочку, дочку, лапочку... Боюсь страшно, но планирую естественные роды. И вот в 39 недель уже в роддоме на УЗИ диагноз — тугое обвитие, кесарево сечение. И я рада. Рада, так как не хочу больше этих естественных родов. Рада, что не проходить мне снова через весь этот ужас. Рада, потому что сейчас на руках здоровая доченька, полная грудь молока, рядом любимый муж и сын.

Рада, оглядываясь на свою жизнь, что не сдалась и не поникла. Сходила в храм на исповедь, душа чиста. Впереди длинный путь длиною в жизнь. А врачи? А бывший муж? Да Бог им судья. Только в моих снах каждую ночь молитва о мальчике, об ангелочке, которого нянчат мои родители...

Всем, кто потерял: крепитесь и ни за что не сдавайтесь.

Светлана Ермакова, kirillla07@rambler.ru