Содержание:

Настя закончила уборку в квартире: всё на местах, чисто и тихо. Макс съехал ещё вчера. К счастью, обошлось без сцен. Он просто посмотрел в её глаза, когда она объявила ему о разрыве, и понял: это действительно всё. Собрал вещи, вызвал такси и уехал, оставив свою пару ключей на тумбочке в коридоре.

Настя понимала, что нужно было сделать это раньше, но откладывала момент принятия решения. А когда, потеряв на ранних сроках беременности ребёнка, сообщила ему об этом и увидела в его глазах... явное облегчение, её будто током ударило, и она в один момент оборвала отношения.

Это не её человек. Макс был большим ребёнком, и становиться отцом не стремился: зачем ему конкуренция в комплекте с ответственностью? А Настя очень хотела детей: с каждым годом всё больше. В этом было их главное несовпадение, поэтому расставание стало неизбежностью и... случилось.

Было ли Насте от этого легче? Да, отчасти. В больничной выписке значилось: анализы в норме, результаты осмотра врача и УЗИ удовлетворительные. Можно приступать к работе и возвращаться в жизнь. Всё нормально. Кроме одного: Настя больше никогда не сможет иметь детей. Ни-ког-да! Этот страшный приговор превращал её жизнь в бессмысленное существование, и она не знала, как пробудить в себе желание жить.

К содержанию

Решение

На глаза попалась стопка газет. С первой страницы той, что лежала сверху, на неё глянули распахнутые детские глаза, в которых было столько боли, что у Насти сжалось сердце. Она развернула газету и стала читать: «Даша Журавлик, 6 лет. Остро нуждается в переливании крови: четвёртая группа, отрицательный резус-фактор. У Даши нет мамы и папы, поэтому не менее остро она нуждается в поддержке и любви. Помогите, пожалуйста, девочке вернуться к жизни!». Далее шли координаты городской станции переливания крови.

Звучало коротко и больно. Во всяком случае, для Насти. Группа крови у девочки редкая, как и у неё самой. Кроме того, обе они, судя по всему, были детдомовские. Именно сейчас Насте так нужно было отыскать в себе свет, добро, жизнелюбие, чтобы продолжать жить и делиться ими с окружающими... И вот появилась девочка Даша, которая нуждалась во всём этом как никто другой.

Настя долго не раздумывала: утром поехала и сдала для неё кровь. Уточнила, в какой больнице находится девочка, чтобы навестить её и поговорить с лечащим врачом. Она чувствовала, что сделать это необходимо.

К содержанию

Разговор с врачом

Через несколько дней Настя приехала в гематологический центр, адрес которого ей дали на станции переливания крови. Войдя в ординаторскую, она увидела молодого симпатичного мужчину в белой форменной одежде и немного замялась:

— Здравствуйте! Я бы хотела поговорить с Александром Николаевичем Лёшиным, как мне его найти?

— Добрый день! Проходите, пожалуйста, присаживайтесь. Я вас слушаю, — ободряюще улыбнулся доктор.

— Спасибо. Мне бы хотелось узнать о состоянии Даши Журавлик. Я сдавала для неё кровь. Меня зовут Анастасия Владимировна Шелестова, — уже несколько увереннее произнесла Настя.

— Во-первых, спасибо вам большое! Группа крови у Даши редкая, поэтому с переливанием были большие сложности. Вы нам очень помогли. Будем надеяться, что девочке станет лучше. Даша попала к нам с очень плохим анализом крови. Мы провели обследование, но, несмотря на новейшее оборудование и лучшую лабораторию в городе, к сожалению, не смогли выявить причины. А между тем девочка угасает. На консилиуме мы решили провести ей переливание крови и понаблюдать, как на его фоне изменится её состояние.

— Я могла бы её навещать? Не навредит ли это её состоянию? — робко спросила Настя.

— Родители Даши погибли в автокатастрофе, родственников нет. Поэтому она и оказалась в детском доме. Начнём с минимального времени. Потом его можно будет увеличивать по мере того, как девочке станет лучше. Приходите завтра часа в четыре, я вас отведу в палату и познакомлю с Дашей. Я прекрасно понимаю, что в выздоровлении лекарства и процедуры играют не самую главную роль, хотя, наверное, странно услышать это из уст врача, — улыбнулся Александр Николаевич.

Всю дорогу домой Настя думала, чем бы она могла порадовать Дашу. Ребёнку пришлось так много пережить, и сейчас испытания для него продолжались... Как найти путь к сердцу девочки, какие слова сказать, что сделать? Ответа на эти вопросы она пока не знала.

К содержанию

В театре

Утром Настя поехала на работу. Посмотрела расписание: несколько репетиций и спектакль послезавтра в 11 утра. Настя была актрисой детского кукольного театра и работу свою очень любила. Обожала всех кукол, с которыми работала в спектаклях, любила детскую публику: непосредственную, живую и очень благодарную. Каждый спектакль становился для неё самой, казалось бы, взрослой женщины, сказкой, в которую она верила.

Настя заглянула в мастерскую, где работал главный волшебник театра — дядя Коля, в чьих золотых руках и рождались её любимые куклы. Он и сейчас был здесь и, увидев Настю, заулыбался:

— Здравствуй-здравствуй, моя красавица! Забыла старика совсем, не заглядываешь. А я вот подопечную твою новую закончил. Посмотри, какая славная получилась, — и дядя Коля кивнул в сторону своего рабочего стола.

— Здравствуй, дядя Колечка! — Настя обняла и расцеловала в обе щеки этого человека, который как-то сразу в театре стал для неё родным. — Прости, пожалуйста, болела я. Соскучилась по тебе.

Настя подошла к столу и увидела настоящее Чудо: задорная рыжеволосая девчонка с россыпью веснушек на переносице в вязаном свитере и джинсах смотрела на неё с нескрываемым любопытством. Её огромные зелёные глаза, искрившиеся радостью, заглядывали в самую душу...

— Дядя Коля, ты — настоящий волшебник! Она же совсем как живая! — в восхищении выдохнула Настя. — Необыкновенная девочка получилась!

И вдруг Насте пришла в голову одна идея. Она поговорила с дядей Колей, потом бережно взяла из его рук футляр с куклой, обняла его и уткнулась ему в плечо.

— У тебя всё получится. Верь в себя и слушай своё сердце.

К содержанию

Первый спектакль Алисы

Дома Настя вытащила Алису из футляра. Подержала в руках, чтобы «поближе познакомиться» и бережно усадила в кресло. Она ко всем своим куклам так относилась: как к живым. Они дарили ей возможность побыть немножко волшебницей и на время спектакля превратить жизнь ребятишек в самый настоящий праздник, полный чудес и счастья.

Потом Настя достала визитку Александра Николаевича и, волнуясь, набрала номер. Настя вкратце рассказала доктору о своей задумке с участием Алисы и замерла в ожидании ответа. Вдруг он поднимет её на смех? Или решительно откажет? Но доктор без малейшей заминки дал своё согласие и спросил, что Насте для этого нужно. Она попросила только самую обычную ширму. Всё остальное зависело от них с Алисой.

В назначенное время они подошли к дверям палаты. Александр Николаевич вопросительно посмотрел на Настю. Бог ведает, что творилось сейчас у неё в душе: волнение, страх, неуверенность, смятение... Настя не представляла, что она будет говорить. Это ведь не спектакль, в котором есть готовый текст. Она закрыла глаза, сделала глубокий вдох, задержала дыхание, выдохнула и коротко кивнула.

В палате было идеально чисто, тихо и светло. На кровати лежала девочка: худенькая, бледная, с белокурыми волосами, заплетёнными в косичку. Настя тотчас узнала в ней Дашу с того самого снимка из газеты. Настя проскользнула за стоявшую напротив кровати ширму, а Александр Николаевич подошёл к Даше:

— Дашенька, к тебе сказочные посетители! Алиса очень хотела с тобой встретиться. Надеюсь, вам будет интересно. Я вас оставлю минут на тридцать, а потом загляну. Не скучайте.

Из-за ширмы Настя не видела Даши, не знала, смотрит ли девочка на Алису, сидящую на ширме, не знала, о чём она думает, что чувствует... Она вспомнила слова дяди Коли о сердце, прислушалась к себе и заговорила...

Если бы Настю попросили потом воспроизвести этот тридцатиминутный монолог, едва ли она смогла бы это сделать... От имени Алисы она рассказывала о своём детдомовском детстве, о волшебнике дяде Коле и о том, как рождаются куклы, о мультфильмах, дельфинарии, мороженом, об интересных книжках и зоопарке... Всё как-то само собой вплеталось в живой, искренний монолог Алисы.

Для Насти это был не спектакль, а настоящая, пусть и короткая, жизнь, полная вдохновения, тепла, радости и любви. Одно из чудес уже произошло: она снова почувствовала себя живой и щедро делилась этим с Дашей. Но вот Настя замолчала... Как же страшно ей было сейчас выйти из-за ширмы! А вдруг у них с Алисой... ничего не получилось? Настя на минутку зажмурилась. Потом решительно открыла глаза и вышла к девочке. Огромные синие глаза смотрели на неё с восхищением.

— Алиса оживает в твоих руках, потому что ты её любишь?

Настю поразило, насколько тонко и точно девочка уловила главное... Иным взрослым нужно много лет, чтобы разобраться в таких вещах. А Даше хватило каких-то тридцати минут.

— Я люблю Алису. А она очень любит дарить детям радость и чудеса, — улыбнулась Настя.

— У неё это здорово получается! А мне можно будет познакомиться с дядей Колей и её друзьями? — с надеждой спросила девочка.

— Конечно! Как только тебе станет лучше, мы обязательно съездим к ним в гости. Только тебе нужно постараться выздороветь.

— Я буду очень стараться — тихо, но твёрдо ответила Даша и улыбнулась.

На первый взгляд, в палате ничего не изменилось, и при этом... изменилось буквально всё! Как будто воздух стал более живым и подвижным, в пространстве разлилась тёплая радость и спокойная уверенность в том, что всё теперь будет хорошо... У всех.