Я родилась и выросла в Новосибирске, в 500 километрах от одного из самых удивительных и красивейших мест на Земле — Горного Алтая. Но так сложилось, что посетить этот уникальный уголок природы мне представилось лишь в 30 лет. К слову сказать, это был еще и первый опыт путешествия без детей, вдвоем с мужем, что наполняло поездку особой, слегка забытой романтикой и создавало иллюзию свободного полета.

Ранним утром мы двинулись в путь, предусмотрительно набив машину разнообразным провиантом и половиной гардероба из серии "на все случаи жизни". Важное место в наших запасниках занимали пирожки и горячий чай в термосе. Ведь какое это удовольствие — пить чай в поле, вдыхая запах свежих колосьев, и любоваться рассветом! Грачи безжалостно ворошили хозяйские посевы, наполняя воздух ароматом хлеба, а я, опьяненная и одурманенная всем этим великолепием, пыталась поймать их в кадр фотоаппарата. Вот она, Россия-матушка. Какая есть, чисто умытая, без всяких прикрас. В памяти стали всплывать стихи из школьной программы о природе и приобретать новый, теперь уже реальный, смысл.

К полудню мы пересекли границу республики Алтай. Первое, что я увидела через боковое стекло автомобиля — нереального цвета речку. Она была ярко-бирюзовой, как бусы из китайского пластика. Чтобы убедиться, что это не оптический обман от долгого слежения за дорогой, я вышла из машины и спустилась к водоему. Нет, конечно, сама вода была прозрачной, как слеза, но вот река... Она, действительно, была бирюзовой. А называлась — Катунь, что в переводе с тюркского означает "женщина". Ах, Катунь, как же ты прекрасна.

Следущий "ах" также не заставил себя ждать. Появились горы. Я схватилась за фотоаппарат и начала беспорядочно щелкать. Забегая вперед, скажу, что я удалила все, что я тогда успела наснимать. Это оказались всего лишь "цветочки", а "ягодки" ждали нас впереди. Горы и пригорки. Большие и маленькие. Лысые и мохнатые. Крутые и пологие. Лесистые, травянистые, каменистые... Первый день мы посвятили им.

Наскоро побросав вещи в номер, снова — в машину и с головой в эту первозданную красоту. А вечером мы с мужем жгли первобытный костер на берегу Катуни, любовались низкими алтайскими звездами и вспоминали студенческую юность. К счастью, на Алтае совершенно нет ни комаров, ни мошек. Правда, ночевать мне, избалованной цивилизацией, хотелось в чистом уютном номере, а не на лоне природы, поэтому мы поселились в добротной усадьбе, а не в палаточном городке.

Во второй день пребывания мне вздумалось покататься на лошадке. Ох, и мощный всплеск адреналина вызвала эта "неспешная" прогулка по горным тропкам на старой кляче по имени Светофор. Конная группа состояла из нас с мужем, десятка других городских "белых воротничков", жаждущих приключений, табуна разномастных лошадей и малолетнего, совершенно отвязанного, как и его подопечные животные, инструктора. Все это как-то сразу не внушало доверия, но после того, как чужая лошадь лягнула моего коня в бок в 5 см от моей ноги, мне все это окончательно разонравилось. Я изъявила желание слезть и уйти куда подальше. Но так как в желании мне было отказано, дальнейший час я провела в разговорах со своим конем. "Светофорчик, пожалуйста, ну пойдем... Светофор, не туда, там обрыв... Светофор, хороший, хороший мальчик... Пойдем..." Конь окончательно сел на шею такому горе-всаднику как я и уже минут 15 спокойно жевал траву, в то время как белая спина замыкающего одногруппника исчезала с линии горизонта. " А ну, пошел!" — крикнула я, и запоздало последовав совету инструктора, стеганула лошадь. Конь обалдел от моей наглости и понесся, не разбирая дороги. Основной моей задачей в последующие 15 минут было удержаться на этой скотине, в прямом и переносном смысле этого слова, и вспоминать все остальные ругательства. Расслабить меня смогли лишь пантовые ванны и вечерняя сауна с гидромассажем.

Третий день поездки мы отвели посещению Чемальской ГЭС и близлежащим к ней достопримечательностям. Гидроэлектростанция в настоящее время выполняет скорее декоративную роль, так как вырабатываемых ее мощностей хватает лишь на освещение одного санатория. Но вот виды Чемальского водохранилища на фоне гор поистине волшебны. После прохождения через шлюзы река Чемал впадает в Катунь. Это место напоминает огромный коктейль, когда две реки, прозрачная и бирюзовая, сливаются в одну, и носит название Ворота Сартакпая. Согласно легенде, когда единственная дочь старика Алтая — Катунь убегала к своему возлюбленному Бию, то встретила на своем пути неприступную скалу, которую не в силах была преодолеть. На помощь ей пришел богатырь Сартакпай. Он выпустил стрелу, и она пробила путь в скале для красавицы Катуни.

Минуя Ворота Сартапкая, мы поднялись вверх по козьей тропе и оказались недалеко от острова Патмос. Свое название остров получил в честь того святого острова, на котором когда-то молился Cв. Апостол Иоанн Богослов, а на самом острове построена церковь Святого Апостола Иоанна Богослова. Попасть в церковь можно, пройдя по подвесному мостику , располагающемуся на высоте 15-20 метров над Катунью. От одной этой мысли захватывает дух. Еще бы! Ведь издалека мостик кажется совсем хрупким и раскачивается при каждом порыве ветра. По правилам на мосту не может находиться более 8 человек одновременно, интервал между проходящими не должен быть меньше метра. И главное — нельзя идти в такт, чтобы не вызвать резонанс. Но в русском человеке силен дух противоречия, поэтому веселые шумные компании человек по 15, танцующие на мосту, в этих местах далеко не редкость. Нам же посчастливилось пересекать Катунь с группой немцев.

Пока гид проводил инструктаж по технике безопасности с группой, немцы с ужасом наблюдали за одной из таких разбитных компаний, резвящейся на мосту. Глаза туристов округлялись прямо пропорционально сказанному гиду, а после окончания инструктажа особо нервные потянулись за валидолом. Выждав достаточное время, пока развеселая компания не удалилась восвояси, немцы выстроились в шеренгу с дистанцией ровно в 1 метр и пошли в церковь. Мы со спокойной душой присоединились к ним и миновали подвесной мост без особых происшествий, за исключением того, что периодически мне приходилось подпинывать мужа, напевающего под нос мотив "Дойчен зольдатен, унтер официрен..." Немцам и без того идти не в ногу удавалось с трудом. Обратно мы вернулись таким же образом, окончательно подружившись с германскими туристами, несмотря на выходки впавшего в детство супруга.

Уикенд близился к концу, и нам вновь предстояла дальняя дорога. По пути мы заехали в село Сростки и посетили дом-музей русского писателя Василия Шукшина. В селе купили яблок, груш, слив. К слову сказать, фрукты, мед и орехи продают вдоль трассы почти на протяжении всего равнинного Алтая, для местных жителей это один из немногочисленных видов заработка в летний период. А стоит это все копейка за ведро. А уж какой аромат стоял в машине, когда мы везли фрукты домой... Ммм ... В городе такого не купишь ни за какие деньги.

Алтай покорил меня своим гостеприимством, и не вернуться туда будет непростительной ошибкой, которой, я надеюсь, не совершу.

Лариса Балан, La792005@narod.ru