Содержание:

Всем родителям хочется, чтобы их дети нашли свое призвание, однако многие не знают, как выявить способности ребенка, и "на всякий случай" записывают его во все возможные кружки и студии - мол, где-нибудь что-нибудь да проявится. При этом от ребенка еще требуют, чтобы он учился на отлично, читал, занимался спортом, то есть соответствовал представлению родителей о гармонично развивающейся личности...

О том, как обнаружить, в какой именно области одарен ваш ребенок, как вы можете помочь ему найти себя и о многом другом рассказывает известный педагог и журналист, председатель комиссии по образованию Московской городской Думы заслуженный учитель России Евгений Абрамович Бунимович.

К содержанию

Каждому свое

Способности в различных областях знаний проявляются в разном возрасте. Например, математическая одаренность и способности к знаковым системам в целом, в том числе и к языку, становятся очевидными довольно рано. Но в то же время меня умиляет, что некоторые платные экономические вузы сначала сделали старшие классы в школах, где они готовят выпускников к поступлению в свой вуз, потом сделали среднюю школу, а затем - открыли специальные детские сады для тех, кто потом пойдет получать экономическое образование. В этих детских садах у пятилетних детей якобы развивают экономические способности. Это абсурд, потому что в дошкольном возрасте склонность к экономике как к науке выявить невозможно, и в таком детском саду вы будете платить деньги только за громкие слова - "экономическое образование". В моих классах были ребята, которые достаточно рано проявляли способности к практико-ориентированной экономической области. Но, естественно, это было не раньше чем в восьмом-девятом классе, в подростковом возрасте. Поэтому и развивать разные способности надо в разном возрасте. Например, те же математические можно развивать сравнительно рано, а вот экономические или, скажем, психологические - когда ребенок уже подросток. Может ли дошколенок проявить способности в области психологии? Ответ очевиден: конечно, нет.

Для того чтобы выявить способности ребенка, родителям надо быть чуткими, они должны быть внимательны при общении в семье. Как, например, мы с женой заметили, что у нашего сына есть способности к математике? Да, конечно, в моей семье и я, и бабушка, и дедушка, и мои родители, и брат - математики, поэтому проявление у сына математических способностей не являлось чем-то невероятным, но мы поняли, что у него есть способности к знаковым системам благодаря таким эпизодам. Время от времени по вечерам я предлагал своему трехлетнему сыну: "Давай я тебе почитаю сказку про Золушку или Белоснежку". А сын мне на это отвечал: "Нет, папа, прочти мне, пожалуйста, схему метро от станции "Беляево" до станции "ВДНХ". То есть у него уже тогда проявлялся интерес к знаковым системам, ему нравилось изучать карту метро. Можно было назвать две любые станции, и он по памяти рассказывал, как ехать от одной к другой, со всеми остановками и пересадками - это было главным домашним аттракционом. Таким образом, в первую очередь родители должны попытаться понять, что ребенку нравится, к чему есть очевидная предрасположенность.

Причем внимательно смотреть, что привлекает сына или дочь, что им интересно, надо не обязательно в школе. Школьный процесс достаточно ограничен. Ведь в ходе обучения может выявиться одаренность в области математики, химии, языков, литературы, но есть и другие способности, которые плохо или вообще не выявляются в школе. Например, лидерская - одна из главных способностей, которая нужна или очень востребована сегодня, коммуникативные способности - умение общаться. А в школе нет таких предметов, как "лидерство", "общение". Значит, нужно смотреть не только на оценки, но и слушать ребенка, наблюдать, что его интересует вне школы, как он общается и взаимодействует с другими людьми.

Конечно, в выявлении способностей ребенка могут помочь специалисты, но никто не знает его лучше родителей, никто не может лучше родителей определить, что на самом деле его привлекает. Кстати сказать, одаренность и сфера интересов тоже могут расходиться. Например, одна моя ученица была блестяще одарена в области математики, но при этом математика ее абсолютно не интересовала.

К содержанию

Легко ли быть вундеркиндом?

Я считаю, что, когда родители стараются как можно раньше научить чему-то ребенка, это не очень правильный путь, особенно в современных условиях. Сам я поступил на мехмат МГУ в пятнадцать лет, мой сын - в четырнадцать, поэтому мы оба являемся примерами раннего развития, но наши случаи иллюстрируют систему советского образования, когда в силу ее особенностей индивидуальные особенности не очень учитывались. Сейчас, слава Богу, есть масса возможностей заниматься чем-то помимо школы. И поэтому я не уверен в том, что родителям нужно стараться как можно раньше научить ребенка читать, писать, считать, решать сложные задачи и отправлять его в пять лет в школу и в пятнадцать - в вуз. Для меня и для сына наше раннее поступление в вуз закончилось достаточно благополучно, мы успешно адаптировались в университете среди тех, кто был старше нас. Но вообще, если ребенок опережает своих сверстников в интеллектуальном развитии, он оказывается в обществе более взрослых ребят и ему психологически не так просто найти в этом обществе свое место.

С другой стороны - куда, собственно говоря, торопиться? Детство - это не подготовка к взрослению, это один из самых значимых периодов в жизни, а может, самый лучший и самый важный. Поэтому не надо воспринимать детей как недоделанных взрослых. И я считаю, что все время думать только о будущем ребенка и прилагать усилия к тому, чтобы как можно скорее устроить это будущее таким, каким оно видится родителям, это неправильно по отношению к детям, даже если кто-то при этом и добивается успеха.

Существует еще одна проблема раннего развития. Авторитет наших школ - музыкальной, балетной, гимнастической - признан во всем мире. Наши балерины и фигуристы уже в раннем возрасте достигают невероятных профессиональных высот. Но при этом - большой вопрос, что становится дальше с этими талантами. В первую очередь страдает здоровье, особенно у гимнасток, фигуристок, потому что эти девочки были переразвиты в детском возрасте - это не говоря о переломах, травмах и прочем. Кроме того, и с их социальной адаптацией возникает масса серьезных проблем.

То же самое и с музыкантами. Если это музыкальная семья, которая жестко решает, что их ребенок будет музыкантом, то это понятно - они живут в своем мире и не представляют для сына или дочери другой судьбы. Но вообще стоит подумать: когда вы отправляете ребенка в Школу Гнесиных или в школу при консерватории, то это значит, что вы в пять лет - а туда принимают начиная с пяти лет - выбираете его судьбу, потому что это полноценное профессиональное учебное заведение. Стоит ли это делать?

Если человек после балетного училища танцует на сцене Большого театра или после окончания консерватории играет в национальном оркестре - это одно, но ведь через балетные и музыкальные училища проходит гораздо больше людей, чем мы потом видим на сцене. А может, у тех, кого родители своим волевым решением запихивают в эти престижные школы и училища, вообще другая сфера интересов?

К содержанию

В плену у родительских амбиций

По легенде, Бетховена пристегивали к инструменту - и благодаря этому из него вырос великий композитор . Я категорически против такого подхода. Да, надо понимать, что учение - это не только радость, это труд и, для того чтобы чему-то научиться, обязательно нужно приложить усилие. Но это усилие должно быть адекватно возможностям ребенка. Ведь сколько людей, которых так же пристегивали к пианино, не только не выросли бетховенами, но стали из-за этого несчастными на всю жизнь? Сколько сломанных судеб!

Я сам отбираю детей в математические классы и, когда провожу отбор, объясняю родителям, что у ребенка нет выдающихся способностей к математике, но он наверняка одарен в какой-то другой области, ведь у каждого свои способности. И в других условиях он проявит эти способности, но в математическом классе он обречен на комплексы, обречен чувствовать себя второсортным. Поэтому очень важно идти за ребенком, искать его способности, а не навязывать ему то, что, как вы считаете, ему подойдет, не заставлять насильно заниматься тем, что ему не нравится.

К содержанию

Учитесь вместе

Родители часто жалуются на то, что если не контролировать ребенка, не стоять у него над душой во время выполнения домашнего задания, то он сам ничего делать не будет. В такой ситуации надо в первую очередь вникнуть в то, что происходит. Может, и вовсе не надо делать это задание? Совсем не каждое домашнее задание имеет смысл. Родители должны учиться вместе с ребенком, понимать, чему он учится и зачем это нужно.

У ребенка в школе должна быть индивидуальная образовательная траектория. Мы стараемся это обеспечить - у нас появились лицеи, гимназии, профильное обучение, но главным образом этот вопрос должны решать родители - ведь они лучше всех знают своего ребенка. Родители должны настолько разбираться в его способностях, чтобы иметь полное право сказать: "Да, этот предмет - не твое, но три балла ты по нему иметь обязан, желательно четыре, если можешь". Не надо заставлять ребенка учиться по всем предметам одинаково.

Одаренные дети вовсе не всегда круглые отличники, напротив: в одной области они могут быть блистательны, а в какой-нибудь другой - быть вообще неспособными. Например, мой сын чудовищно плохо рисовал. И ругать его за это было бессмысленно - за него рисовали картинки в школу мои выпускники. И я, кстати, не понимаю, как за рисование - так же, как за физкультуру - можно ставить оценки. По-моему, это абсурд. Но таковы традиции нашего советского образования. И если школа, куда ходит ваш ребенок, продолжает подобный абсурд, то надо каким-то образом защитить его от этого. Отметка за то, что он не выучил стихи, формулу - это одно, а отметка за то, что он плохо что-то нарисовал или неточно спел - это совсем другое.

Я считаю, что взрослые должны контролировать не только ребенка, но и школьный процесс. Родители должны участвовать в жизни школы, чего они обычно не делают, а вместо этого ругают своего ученика, не вдумываясь в то, что требования к нему часто абсурдны.

И если учитель или, не дай Бог, директор ругает ребенка, то нельзя вставать рядом с ними и ругать хором. Если он совершил плохой поступок, то должен понимать, что это не значит, что он сам плохой - это значит, что он плохо поступил, но при этом его все равно любят, все равно он самый лучший и ему помогут этот поступок преодолеть. У ребенка всегда должна быть защита, стена сзади, он никогда не должен быть один - особенно одаренный. Такие дети очень ранимы, с ними нужно вести себя особенно внимательно и деликатно.

К содержанию

Одно решение двух проблем

Однажды у меня были две встречи подряд. Пришли родители одного ребенка и пожаловались, что их сын, подросток, не читает никакой художественной литературы. "Что делать?" - спросили они. И, несмотря на то, что я сам профессиональный литератор, я им сказал: "У вас нормальный, хороший, порядочный, воспитанный парень. Он постигает нравственные основы не через художественную литературу, а другими способами. Ему больше интересны спорт, компьютеры, не надо его насиловать книгами, он уже сформировался, с ним все в порядке, оставьте его в покое". Но самое смешное, что в тот же день ко мне пришли родители его одноклассника и спросили: "Сын не делает домашнего задания, ночью с фонариком читает "Мастера и Маргариту". Мы запрещаем - он читает. Что нам делать?" Так вот я им тоже сказал: "Оставьте его в покое! Если он ночью читает Булгакова, значит, ему нужно именно это. Почему вы думаете, что уроки, которые он недоделал, должны значить для него больше, чем "Мастер и Маргарита"?"

Главное открытие, которое сделала наша педагогика за последние пятнадцать лет, это то, что все дети - разные. И самое бессмысленное - давать общие советы. Кроме одного: внимательнее смотрите на своего ребенка.

Евгений Абрамович Бунимович
педагог и журналист, председатель комиссии по образованию Московской городской Думы
заслуженный учитель России
Статья предоставлена журналом