Содержание:

Стремительно приближается весна, а с ней — переживания родителей первоклассников, попадут ли они в выбранную школу «не по прописке», а также волна поступления в гимназии и другие «сильные школы» — сдача экзаменов в 5-й класс и старше. Как выглядит процесс выбора учебного заведения в Москве для человека, который ходил в школу в Америке, а детей своих учит в Европе? Мама троих детей Таня Майер в книге «Shapka, babushka, kefir. Как воспитывают детей в России» поддерживает продвинутых московских мам.

Отзывы о школах

Школа в России всегда начинается с праздника, Дня знаний. Первого сентября нарядные дети несут учителям цветы и подарки. У девочек — большие белые банты, напоминающие цветущие пионы (в советское время было что-то вроде соревнования — у кого бант больше). Мальчики — в костюмах с галстуками.

Может, и не самая плохая идея — начинать год с подарков учителям. Мне это напомнило, как мой муж дает чаевые инструктору по горным лыжам в начале, а не в конце недели, в надежде, что он уделит больше внимания нашей шестилетней дочери.

К содержанию

В России быть умным круто

В школе все серьезно с первого класса. Никто не говорит об эмоциональном созревании. Дети должны учить математику, русский, английский. Домашние задания есть с первых дней. И нужно сразу научиться хорошо вести себя в классе.

Это, конечно, звучит немного старомодно. Но, видимо, работает — по крайней мере, средний российский ребенок образован намного лучше среднего американского или британского. И тут речь не только о математике или литературе, но и об истории, языках, естественных науках.

Наследие Советского Союза — в неповоротливой, но мощной образовательной системе. В главном система не изменилась — оценки от кола до пятерки быстро и жестко показывают, кто есть кто в классе. И лучше оказаться с пятерками, а не с колами.

В СССР все дети от Калининграда до Владивостока учились по единой программе. Сегодня у русских довольно большой выбор — помимо школ без специализации, есть множество государственных и частных спецшкол самой разной направленности. Кроме того, есть семейные и религиозные школы. Можно вообще оставить ребенка на домашнем обучении.

В России традиционно очень уважительно относятся к естественным наукам и математике. Но и гуманитарные классы всегда переполнены. Идея широкого кругозора и общей эрудиции даже менее важна, чем возможность найти свой талант, в какой бы области он ни был: в биологии, литературе, языках.

Моя близкая подруга Соня ходила в гуманитарную школу. Она и ее друзья, когда им было по двадцать, выпивали и читали наизусть стихи Ахматовой (часто мрачные и непонятные для простого слушателя) просто так — в качестве развлечения. Потому что в России быть умным круто.

К содержанию

Найти подходящую школу для ребенка

Родители с несколькими детьми нередко отдают их в разные школы в зависимости от способностей, если, например, один обладает явным талантом в музыке, а другой — в математике. Конечно, это усложняет логистику, но русские мамы считают очень важным подбор правильной школы.

Многие мамы, с которыми я говорила, объясняли, что им необходим индивидуальный подход к ребенку. И, конечно, хорошие учителя. Мамы готовы часами искать информацию и отзывы о школе, прежде чем отвести туда ребенка. И, найдя школу, которая их устраивает, готовы на все. До меня доходили истории о довольно больших взятках (до пятидесяти тысяч евро) за возможность записать ребенка в самые престижные школы Москвы. То есть официально это государственные школы, но фактически работают как элитарные частные.

Мне кажется очень непростой задачей понять, к чему склонен твой ребенок в семь лет. Как вычислить — музыка это или математика, спорт или языки? Может быть, поэтому смена школ — частое явление. Ребенок переходит из одной в другую, пока не найдет «правильную». Скорее всего, туда надо будет поступать, и, что самое главное, потом нужно будет справиться с нагрузкой.

Когда вы определились с тем, что важно именно вам (методы обучения, близость к дому, уровень образования, репутация, атмосфера), следующий шаг — оценить свои возможности, и финансовые, и географические. Некоторые мамы готовы развозить троих детей по трем школам (или нанимать для этого проверенных водителей), некоторые нет.

По сравнению с центральным Лондоном, где все просто сходят с ума на почве поступления в частную школу рядом с домом, бесконечно обсуждают экзамены и вообще зациклены на образовании детей, мне очень понравилось обсуждать эту тему с русскими. Если спросить маму двухлетки, в какую школу она собирается отдавать ребенка, обычный ответ такой: «Ему пока только два, я про это еще не думала!». В России все может поменяться в любую секунду, будущее всегда туманно. Так что российские матери обычно не планируют образование своих детей на двадцать лет вперед.

Образование в России сейчас не статично — старое сливается с новым. Каждая мама выбирает тот путь, который лучше всего подходит ее семье. Нам всем имеет смысл поучиться такой толерантности. И, конечно, умению задать себе правильные вопросы: чего я на самом деле хочу для своего ребенка? Что для меня самое важное в выборе школы (при условии, что выбор есть)?

Выбор школы

К содержанию

Почему я выбрала частную школу

Частных школ в России все же сильно меньше, чем в других странах. В Англии это огромная сеть, и правительство не очень-то обращает внимание на крайне низкий уровень образования в государственных школах, потому что элита все равно отправляет детей в частные. В Америке в больших городах тоже все чаще выбирают частное обучение.

Российские родители часто выбирают частные школы ради обучения на иностранном языке. То есть качество образования в таких школах может и не быть сильно выше среднего уровня, но зато все предметы будут преподаваться на одном из европейских языков, он станет для ребенка практически вторым родным.

С Наташей и ее семьей я познакомилась на склонах Куршевеля. Маленькая белокурая Наташа — художница, предприниматель и дизайнер. Мы оказались в мишленовском ресторане, где ее шестилетняя дочь, не моргнув глазом, на идеальном французском заказала себе еду.

Меня потрясли язык и манеры этого ребенка. Наташа объяснила, что все дело в том, что девочка учится в Lycee Francais de Moscou. Вот как Наташа объяснила мне выбор школы.

«Наша дочь ходила в сад при British International School в Москве. Это было очень дорого, а школа — еще дороже. Так что я начала искать действительно иностранные школы в Москве (а не просто частные, которые только так называются, да еще и берут за это кучу денег). Оказалось, что из школ, преподающих европейские языки, русских принимают только во французскую, немецкую и итальянскую. Мы выбрали французскую.

Почему я не хотела, чтобы моя дочь училась в русской школе?

  1. Я хотела вырастить ее билингвом, а мы с мужем оба говорим по-русски.
  2. Я не доверяю российской системе образования. Это лотерея, а я не хочу играть на образование моего единственного ребенка. Частные школы утверждают, что у них хорошая программа, но мне не нравятся атмосфера и поведение, характерное для учащихся. Мне рассказывали, что там дети соревнуются не в оценках, а в богатстве своих родителей.

Я хочу, чтобы мой ребенок рос в других условиях, соотносящихся с моими ценностями. Потому что наступает момент, когда ребенок больше слушает друзей, чем родителей, и вот тогда очень важно, кто его окружает.

Государственные школы могут оказаться и прекрасными, и ужасными, но в любом случае они традиционно не допускают творческого подхода, что огромная ошибка.

  1. Я хочу, чтобы моя дочь могла выбирать свое будущее. Где жить, где учиться, где работать. Проблема ведь не в языке — его можно выучить. Проблема в том, что, оказываясь в другой стране, подросток чужд ее культуре. Я могу дать ребенку понимание русской культуры, а французский лицей дает ей глубокое понимание Франции — искусства, привычек, мультиков, сленга. Я хочу, чтобы в России она чувствовала себя русской, а во Франции — француженкой.
  2. Мне нравится европейский подход к образованию. Это сочетание дисциплины и уважения к ученику, и то и другое прекрасно представлено в лицее».

К содержанию

Почему я хочу отправить ребенка учиться за границу

Наташин ответ очень многое говорит не только о разнице между российской и европейской системами образования, но и о том, как серьезно родители относятся к этому вопросу. Нет, я, конечно, наблюдала массовую истерику вокруг выбора школ в Лондоне и Нью-Йорке. Но там родители хотели определить детей в правильную школу с репутацией в определенном кругу, со статистикой попадания в высшие учебные заведения — и не задавались вопросом, в какой атмосфере протекает учеба и какие конкретно знания получат дети.

Многие московские мамы говорили мне, что собираются отправить своих детей заканчивать школу и поступать в институт за границу. Ольга, мать троих детей, объяснила: «Моему старшему двенадцать, и он уже остро ощущает недостаток свободы в нашей московской жизни. Мы живем в доме за высоким забором, и я не могу просто отпустить его „гулять“, потому что все знают, из какого он дома. Если я пошлю его в школу-пансионат в Англию, он обретет там независимость, так необходимую тинейджеру».

Многие состоятельные российские семьи отправляют своих детей учиться в Англию, в том числе и ради их безопасности. Про детей олигархов я это знала, но была уверена, что все остальные тринадцатилетние дети спокойно ездят в метро, как в Нью-Йорке и Лондоне. Но оказалось, что желание отправлять своих детей в Британию уже вполне себе встречаются в состоятельных семьях среднего класса.

Как выбрать школу

К содержанию

Высшее образование. Куда пойти учиться — решает ребенок

Русские дети заканчивают школу в одиннадцатом классе, к этому моменту им семнадцать-восемнадцать лет. Многие затем идут в институт — поступление обеспечивается сочетанием оценок и родительских связей.

Может, конечно, процесс поступления и делается — очень постепенно — более прозрачным, но я думаю, справедливо сказать, что, по крайней мере в Москве, до сих пор многое определяется тем, кого знают и кем работают твои родители.

В школах и университетах России коррупция процветает так же, как в правительстве. Мелкое взяточничество (и это уже много веков так!) — просто часть российской действительности, как баня и борщ.

В некотором смысле эта система учит ребенка адаптироваться, чтобы выжить. Например, список обязательной литературы в десятом-одиннадцатом классе включает в себя 158 книг. Конечно, редкий старшеклассник прочитает такое количество книг за два года. Так что ученики по определению должны учиться гибкости, умению распределять время и ресурсы, выбирать, что необходимо сделать сейчас, а что можно отложить.

Вполне можно назвать это важным жизненным навыком. Если ты уже знаешь, как выжить в такой неправильной системе, оказавшись в «правильной» (например, в американском университете), ты в секунду поймешь, как все устроено.

Русские дети более-менее свободны в своем выборе института и профессии. Родители могут помочь, дернуть за ниточки, но в конечном счете именно ребенок выбирает, где он будет учиться.

Дети, поступающие в американский колледж, должны быть образованными, а еще спортивными, музыкальными, членами школьного совета, волонтерами в Африке, и хорошо бы еще, чтобы стихи писали. Это если по минимуму. У американских подростков резюме часто подлиннее, чем у двадцатилетних в других странах.

В России дело только в оценках и связях. Все остальное — наносное. Если ты занимаешься спортом, то потому, что у тебя получается и тебе это по душе. То же самое с музыкой, рисованием, шахматами и прочим. В старших классах необязательно собирать резюме, показывающее, какой ты разносторонний, — достаточно нормально соображать.

Тут, конечно, дело в том, что на Западе нас волнует, попадет ли ребенок в брендовый колледж или университет, чтобы потом он пошел на брендовую работу или продолжал получать ученые степени в брендовых университетах. В России мам беспокоит не столько бренд, сколько качество знаний, которыми будет обладать ребенок на выходе.

Они с самого начала задаются важными вопросами. Получат ли их дети базовые знания по математике и естественным наукам? Будут ли грамотно писать? Научатся ли любить и понимать русскую и мировую литературу? Овладеют ли иностранными языками? А историей? Будут ли у них все инструменты для жизни — от умения пользоваться компьютером до права называться «образованными». Для большинства российских родителей содержание образования важнее, чем название университета и внешний вид здания.