Когда впервые сталкиваешься с историей педагогической системы Марии Монтессори, невозможно не поразиться тому, с какой ненавистью относились к ней идеологи всех тоталитарных режимов прошлого столетия.

Едва придя к власти, и Муссолини, и Сталин, и Гитлер сразу же издают указы о закрытии Монтессори-школ, начинаются гонения на педагогов-сторонников этой системы. И неудивительно: ведь ключевой слово в лексиконе величайшего педагога и гуманиста двадцатого века Марии Монтессори — это «свобода». Целью всей своей жизни она видела воспитание свободных, независимых, самостоятельно мыслящих людей, умеющих принимать решения и нести за них ответственность. Ясно, что как раз таких людей, как фея Бастинда — чистой воды, панически боялись диктаторы всех времен.

Мария Монтессори — поистине дитя своего времени. Родившись в 1870 году, она уже в раннем отрочестве начала борьбу за право женщины получать образование наравне с мужчинами, поступив сначала в мужскую гимназию, а затем и в университет. Закончив его в 1896 году, она становится первой в Италии женщиной — доктором медицины. Еще в студенческие годы, работая в университетской клинике, она не раз наблюдала за умственно отсталыми детьми, обездоленными изгоями общества, лишенными не только книжек и игрушек, но и элементарного человеческого тепла.

Пораженная до глубины души, девушка решает посвятить себя лечению и обучению этих детей. Но что было бы, если бы дети с ограниченными возможностями, дети, которых отвергло общество, оказались в иной среде? Быть может, если бы они не были заперты в стенах больницы, имели игрушки и книжки, если бы им уделяли внимание взрослые, родители и педагоги, они смогли бы догнать в развитии своих здоровых сверстников?

В те годы это были поистине крамольные мысли: до двадцатого века психически больных людей не лечили, а лишь изолировали в психиатрических лечебницах, условия жизни в которых мало чем отличались от тюремных, и уж, тем более, никому не приходило в голову видеть в них личность.

И все же, Мария Монтессори решает попробовать. Сначала она ведет исследования в институте экспериментальной психологии при Римском Университете, а в 1900 году возглавляет только что открывшуюся отртофреническую школу — первое учебное заведение в Европе для детей с отклонениями в развитии. Поскольку ее маленькие пациенты плохо говорили, Монтессори разработала специальные упражнения, развивавшие речь посредством тренировки мелкой моторики пальцев (там есть нервные окончания, стимулирующие речевые центры в коре головного мозга). А из-за того, что дети с задержкой развития плохо понимали объяснения учителей, были придуманы специальные пособия и игры, с помощью которых ученики этой необычной школы могли изучать окружающий мир на основании собственного сенсорного опыта. Так Мария Монтессори начала разрабатывать свои уникальные дидактические пособия.

Каково же было удивление учителей, родителей, да и автора методики, когда, спустя некоторое время, оказалось, что умственно отсталые дети научились читать, писать и считать раньше своих нормально развитых сверстников из обычной школы.

Но если даже дети, которых до сих пор считали необучаемыми, добились таких успехов, то что же говорить о здоровых? И Мария Монтессори решает открыть школу для обычных детей, которые, как она считает, оказались теперь в гораздо худшем положении, чем ее маленькие пациенты. И в 1907 году в одном из беднейших предместий Рима отрывается первая Монтессори-школа, знаменитый Дом Ребенка.

Мария Монтессори полагала, что главная задача воспитателя — это создать активную развивающую среду, в которой нет случайных предметов и деталей. Каждый элемент такой среды должен выполнять строго определенную функцию. Едва ли не первое, что делает Монтессори в своей новой школе, это раз и навсегда выдворяет из класса Ее Величество Парту, которая, как она полагает, ограничивает не только двигательную активность, но и познавательные способности ребенка. Отныне в Монтессори-классах парты заменяются легкими столиками и ковриками, которые ребенок может самостоятельно перенести по своему желанию в любой уголок комнаты.

День за днем наблюдая за детьми разного возраста, Монтессори внедряла дидактические пособия и материалы, выбирала оптимальную форму столиков и стульчиков. От ее пристального внимания, казалось, не ускользнула ни одна, даже самая мелкая деталь. Есть сведения, что более семидесяти процентов материалов она в процессе экспериментов отбраковывала, оставляя лишь то, что давало действительно очень хорошие результаты. Поэтому неудивительно, что материалы и пособия, которые выдержали проверку временем, нередко называют «Золотой материал Монтессори».

И все же, главное в системе Монтессори — не пособия, не методики. Главное — это Ребенок, единственный в своем роде, уникальный и неповторимый. И, будучи единственным в своем роде, он имеет право на индивидуальную, рассчитанную на него одного систему обучения. Но где ее взять? Ведь невозможно же приставить по учителю к каждому? Тем более — Доме ребенка Марии Монтессори, который, как мы помним, находился в беднейшем рабочем квартале. И все же, сама Мария Монтессори обучала по индивидуальным программам по сорок малышей одновременно. Каким образом? Она просто предоставила каждому ребенку самостоятельно разрабатывать для себя свою индивидуальную программу обучения, выбирать, чем, когда и как ему заниматься развивающей среде, созданной педагогами.

Система Монтессори предоставляет каждому ребенку поистине безграничную свободу выбора. Каждый ученик здесь может по собственному усмотрению решать, чем бы ему хотелось сегодня заняться: счетом, географией или чтением, постирать или посадить цветок.

Но — свобода каждого человека заканчивается там, где начинается свобода другого. Этот ключевой принцип современного демократического общества был воплощен в жизнь выдающимся педагогом и гуманистом почти столетие назад, когда «большой мир» был еще ох как далек от демократии в нашем понимании этого слова. Поэтому даже двух-трехлетние малыши в Монтессори-садике отлично знают, что они не должны шуметь и баловаться, когда другие дети погружены в размышления, что, поиграв, они обязательно должны убрать игры и материалы на полку, тщательно вытереть за собой грязь и лужи, чтобы другим потом было удобно и приятно заниматься.

В Монтессори-школе нет традиционного деления на классы: в одной группе занимаются дети разного возраста. Новички, впервые придя в школу, легко усваивают принятые здесь правила поведения, глядя на старожилов. Умудренные опытом старшие учат младших, как правильно играть в дидактические игры, показывают им буквы, помогают. Да-да! В этой удивительной школе дети сами учат друг друга! А что же делает учитель? Он пристально наблюдает за группой и подключается лишь тогда, когда кто-то из детей обращается к нему за помощью или испытывает серьезные затруднения в работе.

Комната, в которой располагается монтессори-класс, разбит на пять зон, в которых сгруппирован тематический материал. В зоне практической жизни ребенок учится обслуживать себя и других. Здесь можно по-настоящему постирать вещи в тазике и погладить их горячим утюгом, нарезать острым ножом овощи для салата, почистить ботинки настоящим гуталином. В зоне сенсорного развития ребенок различать предметы по определенным признакам. Здесь находятся материалы, развивающие тактильные ощущения, зрение, слух, обоняние. В математической зоне, как нетрудно догадаться, находится материал, который поможет ребенку освоить понятие количества и о связи его с символом, научиться выполнять математические операции. В языковой зоне дети учатся чтению и письму. И, наконец, остается зона, которую чаще всего называют «космической». Здесь ребенок может получить первые представления об окружающем мире, о взаимосвязях и взаимодействии явлений и предметов, об истории и культуре разных народов.

Все Монтессори-материалы удивительно конкретны и наглядны, они позволяют ребенку не просто принимать на веру слова учителя, а на основании собственного опыта убеждаться, что в сотне десять десятков, а дважды два — и в самом деле четыре, а Земля действительно вращается вокруг Солнца, а не наоборот.

Огромное внимание Монтессори уделяла обучению детей навыкам самообслуживания, справедливо полагая, что ребенок, умеющий ловко зашнуровать собственные ботинки, застегнуть курточку и пришить пуговицу к рубашке, не только приобретает бесценный опыт самостоятельности и ответственности, но и разовьет те мышцы, которые необходимы и для овладения навыками письменной речи.

Можно было бы сказать еще немало хороших и добрых слов в адрес великого педагога и гуманиста Марии Монтессори и ее системы воспитания. Но эти замечательные слова вы во множестве найдете на специализированных сайтах (в частности, http://www.montessori-center.ru). А нам бы хотелось, все-таки, остановиться и на минусах, которые, как это ни прискорбно, есть и в этой системе.

Главный минус заключается в том, что Монтессори-педагогика, великолепно развивая аналитические способности, логику, мелкую моторику, то есть, те сферы деятельности, которые контролирует левое полушарие, практически не уделяет внимание «творческому» правому полушарию, которое, в отличие от левого, познает мир целостно.

В классическом Монтессори-садике дети не играют в спонтанные творческие игры, здесь их считают бесполезными, не помогающими интеллектуальному развитию ребенка, а, наоборот, тормозящими его. Конечно, в отличие от вальдорфской системы, здесь нет такого тотального идеологического контроля, но у детей, занятых развивающими интеллектуальными играми практически не остается времени для банальных кукол и пряток.

А ведь на самом деле — и это убедительно доказывают все авторитетные педагогические и психологические исследования последнего столетия — без ролевой игры невозможно не только нормальное эмоциональное, но и интеллектуальное развитие ребенка.

Столь же решительно отвергает Монтессори-педагогика и детское художественное творчество, в частности, рисование, Вот что пишет по этому поводу один из видных идеологов Монтессори-педагогики в России: «Никто не обращает внимание на то, что возможно рука ребенка еще вяла, его ум бесчувственен к прекрасному и безобразному и восхищающие всех „каляки-маляки“ всего лишь свидетельство определенного уровня мышечного и духовного хаоса.» Дальше все тот же автор пишет: «Монтессори считала отклонением в развитии уход ребенка в фантастический мир, рожденный его желанием замкнуться и уйти от проблем, встающих перед малышом в жизни. Если этот мир не связан с реальностью, то он скорее сродни галлюцинациям наркоманов, чем содержательному творчеству. Творческую способность ума Монтессори рассматривает, как средство работы над реальностью». Думается, комментарии здесь излишни...

Непростая ситуация складывается и с чтением, предметом, которому, казалось бы, в системе Монтессори уделяется столько внимания. Если в вальдорфских детских садах волшебные сказки — это единственные литературные произведения, которые разрешено читать детям, то Монтессори-педагогика, хотя напрямую и не отрицает художественную литературу для детей, но терпит ее лишь потому, что «в сказках содержится не только огромный словарный запас, но и элементы фольклора, и в этом смысле они полезны для развития ребенка». Любая деятельность, в том числе, и чтение, по мнению Монтессори-педагогов, должно приносить ребенку реальную пользу: развивать его речь, помогать в познании реального мира, расширять кругозор. Но уметь бойко складывать буквы в слова и быть читателем — это отнюдь не одно и тоже. При таком отношении к книге ребенок никогда не научится тому главному, для чего вообще пишется и читается художественная литература: искусству сопереживания, рефлексии, внутреннему диалогу с автором и героями читаемого текста. В результате ребенок при всем своем уме рискует вырасти эмоционально неразвитым «сухарем-знайкой».

Не стоит сбрасывать со счетов и то, что система Марии Монтессори в ее классическом виде подходит далеко не всем детям. Ребенок, склонный к аутизму, может здесь окончательно замкнуться, уйти в себя. Гиперактивный шумный малыш, которому трудно регулировать свое поведение, справляться со своими эмоциями, тоже будет чувствовать себя крайне некомфортно, вызывая, к тому же, недовольство воспитателей. Вряд ли пойдет на пользу система Монтессори и детям творчески одаренным детям, у которых доминирует правое полушарие: помимо того, что здесь их уникальные способности не будут в должной мере востребованы, способ познания мира, который предлагает Мария Монтессори, им абсолютно чужд.

Но все же, безусловные плюсы Монтессори-педагогики очевидны и доказаны временем. И хотя эта система рассчитана, в первую очередь, на обучение в детском саду и школе, очень многое из опыта Монтессори-педагогики с успехом можно использовать и в домашнем воспитании. Существует немало рекомендаций, как организовать развивающую среду в домашних условиях, в какие игры с водой, песком, глиной можно играть. Знаменитые рамки и вкладыши Монтессори на протяжении многих лет остаются хитом продаж в магазинах развивающих игр.

И все же, думается, главное даже не это. Вспомним ключевое слово системы Марии Монтессори: «свобода». Свобода мыслящего, образованного человека, умеющего отвечать за себя и свои поступки, человека, уважающего и право других людей на такую же степень свободы.

Прочитайте внимательно труды великой Монтессори и попробуйте увидеть своего ребенка ее глазами: он уникален и неповторим; он наделен от природы безграничными возможностями и жаждой познания, и задача любящих мудрых родителей — уважать право малыша быть самим собой, ежедневно и ежечасно создавать для него развивающую среду, в которой он мог бы удовлетворить свою любознательность, мягко и тактично направляя кроху на пути познания, полном радостных открытий и озарений. Вот — главный урок Марии Монтессори.

Ася Штейн