Еще задолго до этого я читала о созидании образа. Женщина может сделать из ребенка Наполеона или кого угодно, если постоянно будет думать о нем в этом ключе.

Но я ограничилась просто прослушиванием классики и православных проповедей, стихов, серьезных аудиокниг, пела вслух и разговаривала с Ним, когда просыпалась ночью, а потом засыпала и видела райские сны: дорисованные воображением картины просмотренных фильмов, картин, прочитанных книг под аккомпанемент прослушанной за день музыки.

Нам было хорошо вместе с самого начала. Я делала все, что обычно. Странно, но мои вкусы совсем не изменились. Я осталась такой, как была до самого конца этих 9 месяцев. Я просто была еще спокойней. Никаких проблем со здоровьем. Никаких волнений о том, каким он будет. Я знала каким.

Он родился. Это была уменьшенная копия меня. Полное взаимопонимание с самого начала, детальное совпадение вкусов и поведения. Теперь я знаю в полной мере, что это такое — мое второе я. Конечно, у меня есть любимый муж. Но из-за разности воспитания и судьбы до нашей женитьбы нам пришлось долго притираться друг к другу, обтесывать углы. А он был точно такой, как я. Я прекрасно его воспитываю, и он становится таким, каким я хочу его видеть.

Иногда мне кажется, что он помнит все, что я ему читала или говорила в те 9 месяцев. Он немножко импульсивен, но и я сама еще слишком молода. Следующие будут спокойней, и в них будет меньше противоречий. Но он любит искусство так же, как и я. Мне интересно с ним. Он такой, каким и должен быть.