Мой любимый супруг называет меня АННАмалией. Да, меня действительно зовут Анной, но аномальной себя вовсе не считаю, хотя, если быть особенно откровенной, многое в моей жизни "не как у всех". Но не думаю, что это касается моей беременности и родов.

Русские пословицы — это жизненный опыт целого народа, запечатлённый в одном предложении. Они выражают истину, проверенную многовековой историей народа. "Пословица недаром молвится", — гласит народная мудрость. А раз к каждой из приведённых ниже историй (АННАмальных, с точки зрения мужа) можно подобрать пословицу, то не так уж они и необычны. Судите сами.

"Нищий болезней ищет, а к богатому они сами идут", или Как я попала в больницу. Меня всегда укачивало в общественном транспорте, тошнило от запаха бензина, поэтому думала, уж что, а токсикоз, если мне с ним суждено будет столкнуться, я как-нибудь переживу. Сначала мой беременный организм решил отказаться от пищи, потом от воды, а затем из меня стали выходить желчь и желудочный сок. Первое время постоянно хотелось есть, а потом пропал и аппетит. Когда количество посещений туалета дошло до 20 раз в сутки, включая и ночное время, муж сказал: "Хватит". И мы (на всякий случай с вещами) пошли к врачу. Так с диагнозом "рвота средней степени тяжести" (это 20 раз — средняя степень? Cколько раз в день должна быть рвота, чтобы её признали "тяжёлой"?) я легла в отделение гинекологии в палату на 11 человек. Жили мы весело, дружно и с некоторыми из "подруг по несчастью" общаемся до сих пор. Диагнозы друг друга мы узнавали от лечащего врача во время ежедневного обхода. У кого угроза прерывания беременности, у кого случился выкидыш, у кого воспаления, а кто вообще собирается делать аборт — все в одной палате. В день, когда я поступила в отделение, обход уже прошёл, и никто не знал, с чем положили меня. Медсестра Таня в первый же час после взятия анализов поставила мне капельницу со словами: "Сейчас прокапаем, и сразу аппетит появится, как раз к обеду успеем". К обеду аппетит так и не появился, но рвота была реже. "Представляете, тут одну положили, она по 20 раз в сутки блюёт", — сообщает всем новость одна из "старожилок" палаты. Прекрасно понимаю, что речь обо мне, говорю об этом вслух. Чувствую на себе косые взгляды. В первый день ни у кого не было желания меня накормить. Но на вторые сутки все изменилось. После сообщения врача о том, что если в ближайшие дни не начну есть и пить, а через неделю анализы будут такими же плохими, то с беременностью придётся распрощаться, девчонки, будущие и не состоявшиеся мамы, решили спасти и меня, и моего ребёночка. Мне предлагали разные вкусности, уговаривали хоть что-нибудь съесть. Их поддержка, моё желание сохранить долгожданное дитя, церукал (спасибо медсестре Тане!) и домашние голубцы (спасибо маме соседки по палате!) вернули мне аппетит. Оказалось, что я могу объесться всего лишь одним голубцом. Процесс пошёл. К слову сказать, сильнейший токсикоз был результатом того, что норма содержания гормона ХГЧ в 5 раз была превышена, а не просто моими бзиками и придурью.

"Либо дождь, либо снег, либо будет, либо нет", или Как определяли пол нашего будущего малыша. Как водится, всем вокруг хотелось знать заранее, кто должен появиться на свет в нашей семье — мальчик или девочка. Гадать об этом начали, как только стало известно о моей беременности. "Девочка", — говорили одни, приводя в поддержку своего мнения такие доказательства, как токсикоз и страсть к сладкому. "Мальчик", — уверяли те, кто считал, что умеет определять пол будущего ребёнка по лицу и форме живота. "Девочка лучше: помощницей будет", — не сдавались первые. "Первенец должен быть мужского пола, — не уступали им вторые, — она же вся цветёт, похорошела, значит, точно - пацан". На все вопросы, обращённые ко мне, бесстыдно врала, что на УЗИ малыш повернулся ко всем попой. А на самом деле на третьем УЗИ в 22 недели врачу, маме и папе он показал то, что не оставило сомнений в том, что на выписку нужно купить голубую ленточку.

На одном из сайтов предлагалось определить пол будущего ребёнка. Я ответила на несколько вопросов и получила в ответ, что с уверенностью на 65% пол ребёнка женский. Я сохранила на компьютере эту страницу. Когда сынок подрастёт, покажу ему, пусть посмеётся.

"Не видал, как упал; погляжу — ан лежу", или Как я падала. Впервые свою неуклюжесть я почувствовала на седьмом месяце. Входные двери и ступеньки таили в себе серьезную опасность, учитывая тот факт, что проживала я на 5 этаже дома без лифта. Падала я везде: дома и на работе, на улице и в магазинах. Падала на ковёр, на асфальт, в траву и даже в грязь и лужи. На мои коленки было одновременно смешно и страшно смотреть: содранные колени у 25-летней тётки! Действительно серьёзных падений не было, живот не болел, и угрозы малышу не было. Муж называл меня морским котиком, выброшенным на берег. В женской консультации было стыдно раздеваться, т.к. все ноги были в ссадинах и синяках. Но на девятом месяце падать я перестала, а вот шрамы на коленях остались до сих пор.

"От слова не сбудется, а по слову сбывается", или Как я не верила в приметы. "Нельзя смотреться в зеркало, а то ребёнок родится с родимыми пятнами на лице". "Нельзя брать в руки веревку, а то ребенок в животе обмотается пуповиной". "Нельзя мыть руки, а то у ребёнка будут бородавки на ладонях". Никто из беременных уже не верит в эти приметы. И трудно представить себе, что есть такие, кто 9 месяцев беременности не моет руки и не смотрится в зеркало. А вот в то, что нельзя фотографироваться, вязать, шить, стричь и красить волосы, покупать заранее вещи для будущего ребёнка, верят многие. В эти приметы, как и в первые, я не верила. Много фотографировалась (наконец-то у меня появилась грудь, исчезли на лице прыщики, волосы стали гуще, а выпирающий вперёд животик не полнил). Ходила за покупками в магазины детских товаров. И челку подстригала: в глаза ведь лезет, а стрижку как обладательнице косы до пояса мне делать было не нужно. Вместе с супругом мы ходили в кино, театр, на концерты. Мы побывали во всех музеях и на всех выставках нашего города. И не боялась, что кто-нибудь сглазит. Пусть люди смотрят, любуются: мне не жалко. Знаете, ни одна из примет не сработала.

"Экой красавец: под носом румянец, во всю щёку лишай", или Как меня одолел лишай. На восьмом месяце стал сильно чесаться живот. Появились красноватые бляшки, чуть светлые внутри и шелушащиеся по кругу, которые особенно сильно чесались ночью. Так я перестала спать по ночам, а отсыпалась днём, когда зуд становился меньше. К врачам идти не хотелось: достаточно набегалась в поликлинику за предыдущие месяцы. "Псориаз", "дерматит беременных", "чесотка", "аллергия" — такие диагнозы пытались поставить мне в женской консультации. Пришлось обратиться к дерматологу. "Розовый лишай" — этот диагноз был поставлен после осмотра. Слово "лишай" в этом словосочетании меня напугало больше всего. Лишай? У меня? Откуда? Впереди засветило соседство с инфекционными больными в роддоме. Но дерматолог объяснила, что это заболевание не заразное, что недавно я простудилась, и простуда проявилась не в виде насморка или красного горла, а в виде чешущихся бляшек. Главное лечение — просто не чесать. Я настояла, чтобы в справке указали, что заболевание не передаётся контактным путём. Это должно было застраховать от проблем при поступлении в роддом. К слову сказать, справка мне так и не пригодилась, т.к. лишай прошёл сам за неделю до родов.

"Живот болит, а детей родит", или Как я рожала. К родам я была морально готова ещё на 37 неделе, когда закончила посещение курсов для беременных. На 40 неделе участковая акушерка стала настаивать на том, чтобы я заранее легла в роддом, т.к. ребёнок ожидался крупный, и нужно было подготовиться к родам. Дело было в четверг, поэтому ложиться на выходные было бессмысленно. Дав обещание явиться с вещами в понедельник, я стала планировать дела и покупки на воскресенье, когда супруг сможет мне помочь. Но в 3.15 утра 15 июля 2007 года, в воскресенье, началось. Два часа схваток я провела в ванной на унитазе за чтением газет бесплатных объявлений — того, что первым попалось под руку. Когда изучила весь жилищный рынок города, а время между схватками сократилось до 5 минут, нужно было собираться в роддом. Пакет с вещами был собран уже месяц назад, осталось только положить туда мобильный телефон, зубную щётку и документы. Пришлось включить свет в комнате, где сладким сном спал будущий папаша. "У меня схватки, я пока соберусь, переоденусь, а ты спи, спи". Мужу уже было не до сна, хотя на часах был всего лишь шестой час. Ему было доверено важное дело: на схватках нужно было массировать мне поясницу. Это очень облегчало боль. Кто из телевизионных боссов решил, что самое лучшее время для просмотра мультфильмов — это 5 утра? В это время на одном из центральных каналов шёл мультик про Конька-Горбунка. Пока муж его досматривал, я звонила в "скорую". Когда через час за мной приехала убитая долгими годами службы серая "скорая", у которой даже дверь не закрывалась, схватки были уже через 4 минуты. Во время пути в роддом муж придерживал рукой дверь и уже не мог массировать мне спину, поэтому схватки казались больнее, а путь длиннее. В приёмном отделении мы провели около часа, хорошо ещё, что кроме меня в это время больше никого из рожающих не было, а то бы там ещё больше времени провела. С момента начала схваток прошло всего 5 часов, а раскрытие было уже полным.

Медсестра и супруг (он решил быть со мной до конца) помогли мне добраться до предродовой палаты, где предстояло провести ещё 6 часов. Головка малыша была высоко. Монитор. Прокололи пузырь. Воды светлые. Головка высоко. Начались потуги. Головка высоко. Мне разрешили ходить по палате и тужиться в позе лягушки. Головка высоко. Монитор. Окситоцин. Головка высоко. Как описать чувства женщины, которая после 9 месяцев ожидания и 11 часов схваток и потуг подписывает соглашение на "кесарево"? До сих пор сидят в голове тараканы: "Эх, ты даже родить сама не смогла! Кто ты после этого?" "Клинически узкий таз" — так звучал мой приговор. Операция прошла хорошо, в 13.50 на свет появился сынок весом 3750 и ростом 53, которого супруг назвал Игорем. Тот, кто был со мною рядом в тяжёлые минуты схваток и потуг, кто напоминал мне, что нужно дышать, когда я об этом просто забывала, был вознаграждён тем, что первым увидел нашего малыша (я была под наркозом, а супругу разрешили присутствовать во время послеоперационной обработки нашего сына). Когда мне в реанимацию через 3 часа после операции принесли на кормление сына, я смогла рассмотреть его более ясными глазами. Весь в папу: мордастенький, с брежневскими бровями и губами-варениками.

"Первый блин комом", — гласит русская пословица, и, возможно, впервые я не соглашусь с народной мудростью. И хотя мои роды закончились операцией, это ведь не значит, что сынок "не получился". Ещё есть шанс всё-таки родить второго малыша самой. "Память в теле, мысль во лбу, а хотение в сердце".