Григорий возвращался домой поздним вечером. На работе опять задержали, да еще пришлось зайти в супермаркет: дома его никто не ждал с ужином, недавний выпускник вуза только съехал от родителей и семьей обзаводиться не собирался. Погода стояла отвратительная, дожди еще не закончились, а нормальные снежные холода — не начались. Люди вокруг тоже казались отвратительными, и Грише хотелось как можно скорее забиться в свою квартиру, где его никто не сможет достать.

В подъезде Григорий столкнулся с Любой. С ней был рад столкнуться любой мужчина в этом подъезде: редкую девушку украсят кожаные штаны, Люба определенно была одной из них. Она играла в рок-группе, а вечерами выгуливала здоровенного пса по имени Лаки.

— Собакам не место в городе, особенно таким большим, — сказал Григорий. Иногда он находил нужным выражать свое недовольство, хотя по большей части считал, что творящиеся вокруг него безобразия — не его дело.

— А маленьким? Которых носят под мышкой? — задорно спросила Люба.

— А это вообще не собаки, а надругательство над природой, — буркнул Григорий. Тем временем Лаки, унюхав в его пакете колбасу, бросился к добыче. Пес даже не ухватил пакет зубами, просто уперся в него лапами, боднул — и полиэтилен порвался, колбаса вывалилась, а за ней и остальные продукты, в том числе несколько плиток шоколада.

— Как неловко! — воскликнула Люба. — Давайте я помогу!

— Я сам справлюсь! — рявкнул Григорий. — Держите от меня своего пса подальше, и сами держитесь, а то я напишу жалобу на ваши ежевечерние завывания!

— Я не вою, я пою, — парировала Люба. — Смотрю, вы любите шоколад?

— Не ваше дело!

— Отчего вы такой сердитый? У вас совсем не праздничное настроение? — нахалка в черной кожаной куртке смотрела прямо на Григория.

— Тоже не ваше дело, — Григорий, тяжело дыша, наконец ввалился в лифт, двумя руками придерживая свою провизию в надорванном пакете. Вот ведь не повезло! Это тем более было обидно, что и Лаки, и его хозяйка Григорию, в общем-то, нравились — издалека.

Рождественская сказка

Для Григория все дни тянулись одинаково: работа, компьютер, сон, супермаркет. Он давно отгородился от людей и ушел в цифровой мир, и там ему жилось, в общем-то, неплохо. И Григорий, в отличие от легиона собратьев-компьютерщиков, никогда не превращал жилье в помойку, наполненную материнскими платами, блоками питания, шнурами и десятками иных фрагментов компьютеров, украшенных сверху грязными упаковками от фастфуда. Гриша ценил свое гнездо, стабильность собственного мира. А еще он считал, что общаться с людьми — тяжелая обязанность, которую на него наложили за какую-то неизвестную провинность.

И вот, спустя пару дней после происшествия в подъезде, в квартиру позвонили. Григорий неохотно оторвался от монитора и подошел к двери.

На пороге стояла Люба — как всегда, неприлично довольная жизнью. Она держала в руках красивую коробку, оформленную в виде домика с окошками.

— Здравствуйте. Помните, мой пес порвал ваш пакет? Вот. Я хочу извиниться. Это адвентовский шоколадный календарь. Его сделали волшебные силы специально для вас. Адвент — это такое время, когда вы ждете Рождество. Католическое, правда, но вам какая разница — вы ведь и вовсе не ждете никакого? Даже если вам не понравится идея Адвента, здесь просто хороший шоколад. Много.

Сперва Григорий хотел молча закрыть дверь, но потом... А правда. Соседка беспокойная, доставляет много неприятностей — и она, и ее здоровая собачища. Если она ощущает себя виноватой, почему бы не принять подарок?

— Спасибо, — буркнул Григорий и забрал коробку.

— Начните завтра, — Люба смотрела Грише прямо в глаза. — С утра. Пожалуйста. С Адвентом вас!

— Ладно.

— Обещаете?

— Сказал же, ладно! — Вот так всегда, чуть дашь послабление человеку — а он уже сел тебе на шею. Именно по этой причине Григорий почти не общался с братом: тот женился, и они с супругой завели целых троих детей! Дети постоянно приводили других детей, и в итоге в доме царил непрекращающийся ор, смех и плач. Поддашься на уговоры, зайдешь в гости — и кто-то из детей обязательно подойдет, заглянет в глаза и попробует взобраться на шею. Ну уж нет, Гриша этого не допустит. Не для того он до мелочей продумывал свою жизнь.

Избавившись от Любы, Григорий поставил подарок на стол и вернулся к работе.

Наутро, совершенно забыв про какой-либо Адвент, Гриша, позевывая, прошаркал на кухню, чтобы запустить кофемашину. И вздрогнул от неожиданности: яркий увесистый домик на столе добавил его жилью неожиданную, слишком уж радостную нотку.

Ах да, шоколад. Сумка, Люба, Лаки. Ладно. Гриша посмотрел обратную сторону подарка: срок годности хороший, производитель — Швейцария. Налил кофе и вытащил шоколадку из окошка с цифрой 1, отогнув картонные створки. На обратной стороне обертки было напечатано: "Вокруг оглянись и три раза улыбнись". Что за ерунда. Но шоколад оказался превосходным, кофе — тоже. Чему можно улыбаться на собственной кухне? Кухня и кухня.

Но шоколад, тягуче-сливочный, ореховый, напомнил Григорию полурастаявшие плитки, которые они с братом ели в детстве. И Гриша все же осмотрелся. На подоконнике стоял кактус: мама когда-то принесла его, сказав, что это "по фэншуй". Вспомнив маму, Григорий улыбнулся и налил чашку воды, полить.

За окном виднелось голубое небо. Дождя не было, и Григорий улыбнулся второй раз. Потом глянул на адвент-календарь и улыбнулся совсем широко: еще 24 завтрака будут дополнены таким замечательным шоколадом! Положительно, жизнь не такая гадкая штука, как ему всегда казалось.

Адвент-календарь с шоколадками

"Встанешь с утра — зарядку делать уж пора!" — сообщила шоколадная обертка на следующий день. Гриша поразмышлял о пользе физкультуры и недостатке времени... и сам не заметил, как выкатил из-под кровати пыльные гантели. Раз, два, пара приседаний, пара отжиманий — хватит на сегодня? Но на работу он ушел, раздуваясь от гордости. Воистину, самое серьезное соревнование у человека — с самим собой.

"Выйди быстро на балкон — сделай солнышку поклон". Третий день. Солнышко было еле заметно, но Гриша выполнил и это, сам не зная почему. Глотнул попутно морозного воздуха, улыбнулся и рванул к гантелям.

"До работы ты дойдешь — дело доброе найдешь". Какое бы? Однако в тот день Грише по дороге попался бездомный кот — такой несчастный и замерзший, что программист без сомнений отдал ему свой бутерброд. А затем совершил подвиг — вежливо поздоровался с суровой охранницей на входе — с той самой, которую всегда старался пробежать как можно скорее, украдкой схватив ключ и пряча глаза.

И ничего страшного не случилось. Марья Петровна сказала в ответ: "Здравствуй, Гриша", — и сама подала ключ. Вот это да!

Григорию пару раз становилось жаль, что календарь скоро кончится — и с ним хороший шоколад... а с шоколадом и эти напутствия, которые сделали вдруг его оцифрованную жизнь яркой. Каждое сбывшееся пророчество производило на Григория неизгладимое впечатление. И он понемногу учился улыбаться миру. Даже мерзкие коллеги перестали быть такими мерзкими. А некоторые оказались приятными людьми.

Это все волшебные шоколадки и записки, которые кто-то очень умный и добрый вложил в каждое окошечко. Это, конечно, не волшебство, а грамотный пиар производителей шоколада, но...

Наступило 25 декабря. Григорий с утра выпил кофе с последней шоколадкой и прочитал последнее напутствие — подготовить дом к праздникам... Адвент-календарь закончился.

Двадцать пятое выпало на выходной. Григорий весь день чистил свою квартиру.

День прошел спокойно. И оказался совершенно пустым. Пока...


В девять вечера в дверь позвонили. За дверью стояла Люба. Григорий замер. Он немедленно вспомнил, что календарь ему подарила слишком нахальная и слишком молодая соседка с зелеными глазами.

— Ну? — спросила Люба строго. — Теперь вы готовы?

— К чему? — промямлил Григорий. — Я хотел сказать...

— К тому, чтобы перестать быть одиночкой?

— Я-а? — опешил Гриша. — А что с вашей квартирой? Вы же жили в однушке и вроде бы все было нормально... Вы...

— Я? — рассмеялась Люба. — Нет-нет, тут месяца подготовки не хватит. Тут надо года два... три. Вот, — и она протянула Григорию еще одну коробку. — Берите двумя руками. Это вам.

— Что? — Григорий на миг представил себе волшебный шоколадный календарь на год, но коробка тявкнула.

Гриша сам не понял, как он смог так быстро и бережно поставить коробку на пол и открыть створки. На него смотрел щенок шоколадного цвета, лобастый и глазастый, с огромными лапами, невероятный и теплый, как все щенки.

— Вот, я нашла щенка... Один мерз на улице, — сказала Люба. — Смотрите, коричневый... я подумала, вы его полюбите. Вы же любите шоколад...

Люба говорила, а Григорий стоял на четвереньках, не сводя глаз со щенка.

— Это мальчик? — зачарованно спросил Гриша.

— Нет, у вас девочка.

— Как мне ее назвать?

— Это ваше сегодняшнее рождественское задание, — Люба подмигнула и скрылась за дверью.

После многочасовых мук Гриша назвал щенка Леей, в честь принцессы из "Звездных войн". Он до утра читал в интернете о прививках и кормлении, а потом заснул, обняв щенка. А на следующий день Григорий во весь опор мчался домой после окончания рабочего дня. Лея погрызла его старые тапочки и налила лужу на паркет. Ошейник, поводок, корм, миска, коврик, лежанка. И пять-шесть бумажек с контактами проверенных ветеринаров — от отзывчивых коллег!

Погуляв с Леей, Григорий уселся на кухне за чаем и задумался.

На утро он позвонил брату и сказал, что приедет к тому на Новый год. С принцессой Леей. В этот жуткий, неприлично шумный дом с тремя слишком веселыми детьми. Скорее бы уже Новый год.

А 31 декабря перед дверью Любы возникла объемная корзинка, наполненная елочными игрушками и шоколадками. И на каждой была бумажка, на которой некто напечатал на принтере слово "Спасибо".