Содержание:

Реклама

Таиланд манил. Давно. Снова и снова. Все в один голос твердили, что в Таиланд надо ехать самоходом, и снова приближался отпуск, и я снова вдоль и поперек шерстила интернет, и у меня снова не получалось дешевле. «Туплю», — думала я. И мы снова ехали в другое место. Таиланд манил...

На этот раз все повторилось, и я снова нашла билеты — прямой Москва-Пхукет-Москва только за 66 тысяч, и с учетом отеля это снова не выходило принципиально дешевле организованного тура, и... и тут я поняла, что сэкономить на самоходе не выйдет. Просто потому, что самоходники летают с посадкой в Ашхабаде или Дохе, отсиживая в отстойнике по 4-5 часов. Они прилетают в Бангкок, пересаживаются на местный самолетик и летят дальше... И все это, возможно, и имеет смысл при длительных поездках, но при том, что нам удается вырваться отдохнуть всего на неделю, это абсолютно не вариант, так как потратить свои драгоценные дни на непрерывные взлеты-посадки-отсидки и ожидания стыковки слишком жалко. И мы расслабились, и взяли тур на 8 дней, и Таиланд начал становиться ближе и ближе.

Капитал-тур за красивые глаза предоставил нам небольшую скидочку в 7%, и пара путевок в Thavorn Beach вылетом поздно вечером 6 марта обошлась нам в 85 тысяч.

Перелет Москва-Пхукет

В Москву нас везло такси. Особенность маленьких провинциальных городков — все друг друга знают — оборачивается для нас тем, что в аэропорт нас всегда возит один и тот же таксист, по дороге мы получаем массу полезных сведений о своем городе и уверенность в том, что обратно нас заберут точно вовремя от самых дверей аэропорта и аккуратно довезут в теплой машинке прямо домой, а потому из «зимнего» на двоих мы имели джинсовый пиджак мужа, мою легкую фланелевую рубашку, ну и колготки, изображавшие на мне в комплекте с летними бриджами и веревочными пляжными тапками «теплую одежду» — не любим мы лишнего багажа.

Представитель «Капитал-тура» появился у стоек турагентств, пожалуй, первым из всех представителей, и минут за 5 до начала регистрации. Это порадовало, т.к. момент ожидания (а точно ли появятся путевки и точно ли вовремя, и точно ли там все будет правильно написано) — это не самый приятный момент отпуска, и я все никак не могу к нему привыкнуть и не напрягаться. Документы, впрочем, были в полном порядке, взлетели точно по расписанию, и даже карта полета на мониторах впереди стоящих кресел функционировала энергично. Из нового — вместо ставшего привычным стриптиза с тазиками, будущих пассажиров загоняли в некую рентгеновскую кабинку, где надо было, задрав руки вверх, изобразить «сдаюсь». А еще — на борту запретили пить. Причем, пить не только захваченный из дома виски. Запретили вскрывать пакеты с бутылками из дьюти-фри, а главное — алкогольными напитками не торговали и на борту самолета. Видимо, от неожиданности народ не рискнул и набраться заранее (прошел слух, что не слишком трезвых граждан могут просто не пустить в самолет), так что мы первый раз ехали в отпуск среди спокойно и сонно посапывающей, а не бурно и отвязно квасящей публики. Трансы раздавали взлетные леденцы и орешки, поили чаем с лимоном, пели про «...оставив позади аэрофлот....» и вообще были на высоте. Смущают меня только вот эти ночные кормежки — только закроешь глаза и прикемаришь, извольте проснуться и покушать! Неужели кто-то проголодался? Так или иначе, к утру народ стянул шубки, отряхнул с плеч усталость и остатки московской зимы, достал солнечные очки и бейсболки и преобразился — отпуск начался, под крылом показался долгожданный берег острова Пхукет!

Самолет на Пхукете заходит на посадку с разворота, с моря — как-то очень неожиданно и стремительно. До последнего момента берег впереди скрыт самолетными крыльями. Уже выпущены колеса, а в иллюминаторах только вода, причем, высота над морем скрадывается — разница между 10 километрами или 300 метрами над волнами почти не различается глазом. Стремительность снижения отражают карты полета на мониторах. Только-только показался под крылом прибрежный песок, как колеса уже катятся по посадочной полосе, и народ бурно хлопает. Я всегда в такие моменты вспоминаю аварию в Иркутске, происшедшую как раз после касания. И после воодушевленных хлопков. Не стоит хлопать, пока не сядешь окончательно и не погасишь скорость, не стоит...

По сравнению с другими курортными странами тайские пограничники были как-то... придирчивы. Такое у меня сложилось впечатление. Да, здесь не отбирали привезенное спиртное и не прятали его в сейф до отлета, как на Мальдивах. Но при этом умудрились каким-то образом затянуть и занудеть прохождение погранконтроля. Миграционные карты раздавали посреди зала (а вот это большой минус Трансам, что не разжились карточками и не дали заполнить в полете!), а в зале кроме нескольких огромных очередей ни-че-го. Я уж не говорю о каких-то образцах заполнения или шариковых ручках! Столика ни одного, писать можно либо у себя на коленках, либо на спине впередистоящего в очереди товарища. По этой ли причине или потому, что народ уже чрезмерно расслабился, но карты постоянно заворачивали, и вокруг нашей пограничной стойки вырастали хвостики граждан, заполняющих и перезаполняющих свои бумажки. Кстати, образец заполнения карты можно взять в Интернете (здесь и здесь). Пробившихся через карты пассажиров устанавливали на красные следы человеческих лапок на полу для фокусировки снимающей физиономию туриста фотокамеры. Публика не читала комиксы, призывающие стать на следы и снять при фотосъемке очки и бейсболки. Короче. Очередь двигалась очень неторопливо. Но! Это мы еще не знали, что будет по дороге домой!


Погода на Пхукете и наша вилла на вершине горы

Прогноз погоды от Гисметео, показывающий весь февраль безоблачное небо над Пхукетом, как взбесился перед нашим вылетом — заглядывая на страничку всю последнюю неделю перед полетом, я видела только капли, капли и капли, покуда хватит глаз. Однако, вырвавшись на волю из кондиционированного аэропорта, мы тут же ощутили дикое и безжалостное солнце тропиков, воздух был влажным и тяжелым. Барышня принимающей стороны («Экзотик вояж»), Пэт, была миниатюрна, смешлива и очаровательна. Наш минибасик тронулся в путь. Не могу понять почему, но я не раз столкнулась с этим фактом во время этой поездки — пейзажи тайских обочин и населенных пунктов сливаются у меня совершенно, и различать их я не могу. Я специальным образом таращусь в окно, пытаясь увидеть и запомнить местонахождение какого-то объекта по пути следования, я вроде бы вижу, я вроде бы запоминаю, но воспроизвести увиденное и запомненное (??) уже через пару минут я не могу — какой-то пространственный идиотизм одолевает, хотя обычно мне это не свойственно (может, встречное движение виновато?). Итак, Thavorn Beach возник совершенно неожиданно, и вопрос, который я всеми силами старалась разрешить, внимательно оглядывая окрестности, — есть ли возле поворота на него забегаловка, где можно покушать, — так и остался без ответа.

Отели на Пхукете в основном расположены на второй линии, то есть через дорогу от городского пляжа. Причем так устроены и тройки, и четверки и даже пятерки. Так у них принято. Но я так не люблю. Отель я выбирала из тех отелей, что все же имели свои пляжи, а заодно, чтобы в тихом месте, в джунглях, в стороне от города, шумных тусовок и скоплений народных масс. Это был Thavorn Beach, и он оказался прекрасен! Прекрасным было уже то, что в отеле не заставляли писать никаких глупых бумажек с указанием моего адреса в Переславле-Залесском (можно подумать, что это кому-то для чего-то нужно!) и профессии. Прекрасными были ряды бунгало вдоль линии прибоя. Прекрасны были виллы, взбирающиеся на гору. И замечательным, извилистым, необъятным, с тенистыми уголками и скрытыми в листве заводями, был бассейн. Два бассейна. Нет, даже три бассейна! Один — круглая детская лужица для совсем мальков. Впрочем, мальков в ней мы ни разу не наблюдали.

Вкусным был приветственный коктейль. И очень приятно было получить тарелочку неведомых фруктов в номере.

При вселении неожиданно оказалось, что все бунгало с заказанным нами «видом на море» заняты, в результате чего нам предложили номер классом выше, и вместо трех звезд, но в непосредственной близости от моря мы угодили в пятизвездочную виллу на самом верху горы. На самом деле я расстроилась. Нет, ну, правда, я так не люблю! Я не хочу классом выше, я хочу то, что я заказала — это же нормально! Безусловно, если бы еще при покупке тура мне предложили виллу на склоне по цене трешечного бунгало, я бы очень и очень подумала. Но теперь... Теперь я настроилась на отдых у кромки прибоя. Я представляла, как просыпаясь ночью, практически не открывая глаз, я выбираюсь из комнаты и плещусь в теплой воде под яркими звездами — так было на Мальдивах, и мне это нравилось, и никакие ремонты и новая мебель пятизвездочных номеров этого не компенсировали! Видимо, заметив разочарование на моей физиономии, менеджер поспешил нас уверить, что если только нам не понравится наш «апгрейденный» номер, то послезавтра нас переведут в столь милый мне «вид на море». А сейчас — сейчас пусть мы пройдем с ним и полюбуемся на то, что он нам предложит, оно действительно того стоит!

Делать было нечего, тем более, что буйная цветущая растительность вокруг, размытый только что грянувшим тропическим дождем ароматный воздух побережья, улыбающаяся Пэт, забавные фигурки и садовые скульптуры, во множестве раскиданные по территории отеля, и цветы, цветы кругом — все это никак не располагало к разочарованию, и мы пошли знакомиться с неожиданно свалившейся на наши головы роскошью. И... и номер нам понравился. На самом деле, это был номер очень в нашем стиле — мы обычно селимся на горе, чтобы видеть море, луну, горизонты, закаты. Из всех удобств номера важнее всего нам балкон и вид из окна. И тут все это было! Наш номер (5203 — запомните его, это самый лучший номер Таворна!) имел просторную террасу, а на ней пару лежаков с матиками и джакузи под открытым небом, в которой можно было валяться ночами, глядя на море, на горы, на звезды, на огни Патонга вдали. И что самое главное — наш балкон был выше всех прочих и сильнее всех выдвинут к морю, поэтому мы имели наилучший обзор, и видели чужие балконы со своего, а вот наш не был виден ниоткуда, что оставляло нам полную свободу действий в его использовании. Где-то над нами возвышался еще 6-ой уровень вилл, но склон горы на его высоте полого уходил вглубь, так что виллы с номерами на 6 прятались за крышами и деревьями нашего 5-ого уровня.

Сидя на солнечном балконе в бурлящих прохладных струях джакузи, поедая экзотические фрукты «приветственной тарелки», мы окончательно забыли о работе и о зиме, и решили остаться в нашем номере до конца отпуска.

Наш номер и в самом деле был лучшим. Мы имели случай убедиться в этом, так как к вечеру забарахлил кондиционер. Прибывший персонал, оценив масштаб трагедии, сказал, что нам нужно будет пойти в другой номер, т.к. ремонт затянется. В качестве альтернативы нам был предложен 6201, и вот тут мы в полной мере оценили прелесть прежнего номера с испорченным кондиционером! Первые номера (оканчивающиеся на 01) всех уровней расположены прямо вдоль пути фуникулера, доставляющего проживающих в виллы на склоне. При этом вагончики шумят, а сидящие в них пассажиры, да и стаффы со скуки пялятся на отдыхающих на своих балконах туристов. Балкон в 6201 был маленьким, вид на море полностью перекрывался огромным деревом, которое защищало от солнца, но в то же время лишало и малейшего ветерка — на балконе царила жаркая тайская баня. Короче, номер не впечатлил, поэтому мы согласились переночевать в нем, пока чинят наш кондиционер, но насовсем переселяться не стали, не стали даже вещи забирать и сдавать ключи, и на следующий день снова вернулись к себе в 5203. Надо заметить, что во время всех этих метаний стаффы были милы, смешливы и терпеливы, несмотря на трудность взаимодействий их корявого поющего и нашего корявого гавкающего английских языков, языков жестов, языков улыбок и эмоций.

Уже потом, изучая устройство отеля, мы поняли, что первая и последняя вилла симметричны, а значит, в последней тоже маленькие балкончики (ну, в ней хоть фуникулера не слышно и не видно...). А вот две средние — более комфортные, с номерами на двоих (как наш) и побольше (как соседний огромный 5204).

Первые три дня шли дожди. Тропический дождь — это стихия. Прятаться от него бессмысленно — от него надо прятать телефон, фотоаппарат и деньги, и для этого мы всегда брали с собой непромокаемый мешок. Впрочем, так считали не все... Мы были поражены картиной, как некоторые тайцы при начале очередного ливня умудрялись мгновенно облачиться в полиэтиленовый дождевичок, тогда как сами в это время обгоняли на крохотном быстром мотоциклике неповоротливые автомобили на горном петляющем шоссе — это было уму непостижимо! Еще более непостижимым было то, как они умудрялись не окочуриться моментально, оказавшись в этой мутной влажной жаркой атмосфере тропического дождя закутанными в полиэтилен с ног до головы. Привычка...

А вот плескаться в джакузи, когда со всех сторон тебя бьют струи воды (снизу — массажные джакузи, а сверху — неуправляемые тропического дождя) — вот это было здорово.

Территория отеля Thavorn Beach, пляжи Пхукета

Отдых в Тайланде

Необъятный, весь оплетенный лианами и обсаженный орхидейками, с бродящими по дорожкам золотыми петушками и черными кошками, со стаями обезьяноподобных белок в ветвях, с криками местных скворцов по утрам, со скрипучим фуникулером, с фигурками крокодилов, слоников, черепах, мартышек и прочих неведомых зверушек, со своими легендами и семиголовыми змеями. Каждый день в нем открывалось что-то новое, и за проведенную там неделю мы так и не смогли облазить его весь и познакомиться со всем, что нам там предлагалось.

Отель был именно таким, как мы любим. Находясь в отдельной бухте, он не граничил с другими.

Где остановится в Тайланде

С одной стороны (со стороны Патонга) был пирс с лесенкой в воду, где можно было купаться даже во время отлива. За пирсом простирался какой-то заброшенный пустынный пляжик — потом мы разведали, что там, в глубине, идет строительство кондоминиума (хммм... жилого дома по-нашему). Наверное, вскоре станет многолюдно. Подальше на скале виднелась кафешка, куда мы потом ходили ужинать.

Другая сторона отеля упиралась в джунгли, сплошь заросшие какими-то винными деревьями — винными, потому что с них сыпались плоды весьма странного вида, напоминающие уродливый болгарский перец, а их запах не оставлял сомнения в их предназначении. Я пробовала их есть — ну, я ем всю растительность, которую нахожу съедобной на вид, — эти оказались не очень пригодными к потреблению в первозданном виде, а в какой-то день я встретила в роще местных с мешком, куда они гребли все это богатство. На мой вопрос «можно ли это есть» они заржали и энергично закивали, забрав у меня из рук плодик, которым я размахивала для наглядности, тоже туда же, в мешок. Короче, сомнений не осталось — из них гонят брагу! Так я интерпретировала наши состоявшиеся безъязыковые коммуникации. Через джунгли вилась тропинка — то ли к вилле, возвышавшейся на вершине холма, то ли куда-то дальше, мы слышали, что по ней можно выйти на соседние с нашей бухтой цивилизованные песчаные пляжи. Сами мы туда не ходили.

Какой отель выбрать на Пхукете

Зато мы нашли замечательные дикие места совсем близко, куда можно было пробраться по кромке воды из нашего отеля — крохотные песочные пляжики, затененные навесом джунглей и отгороженные от акватории залива россыпью огромных валунов. По камням бегали стада зеленых крабов с голубыми клешнями и уморительных рыбок-прилипалок — кормились чем-то в полосе прибоя. А волны, бьющие в проемы между валунами, создавали природное джакузи, успешно конкурирующее с моим на балконе. Это было здорово, потому что отдых на лежаках на пляже (справа — турист, слева — турист) мы не любим. И вот недавно я стала вспоминать пляж отеля — а как там было, а много ли народу? И поняла, что помню я его только ночным — безлюдным и залитым лунным светом, штормящим — безлюдным, если не считать двоих храбрых детенышей, нещадно валяемых волнами, в сиесту — уже достаточно безлюдным. Когда начинался отлив, и мы, выбираясь со своего насиженного дикого места, передислоцировались к глубокому бассейну, погружавшемуся к тому времени в тень, — достаточно немноголюдному, на берегу которого мы валялись еще час-полтора, ныряя, купаясь и читая электронную книжку, пока не наступало время настраиваться на ужин.

Реклама

Что интересного мы нашли в отеле и вокруг?

Если не считать уже расхваленных выше тенистых диких пляжей, то пробравшись еще дальше и вскарабкавшись на скалу, можно было завернуть за угол бухты, и там в одиночестве бродить по скалистому берегу, выглядывая в расщелинах уже совсем огромных крабов, и представляя, кого там еще можно встретить.

Здорово было купаться ночами! Наверное, нам повезло с расписанием приливов (расписание приливов на Пхукете можно посмотреть здесь). Мы не выбирали, но во время нашей поездки график приливов был на редкость гуманным — после завтрака, часов с 9 утра вода уже была, и была она где-то до 2-3 часов дня, после чего, проведя некоторое время у бассейна, уже и пора было закругляться. В следующий раз вода приходила к ночи — и я всегда шла ловить этот момент. Ночью море особенно ласково, уже не жарко (стаффы, когда везли меня в вагончике вниз купаться, шутили на ломаном английском: «Плавать пошла? Очень холодно! Очень!»), из-за горы выкатывается луна (мы были как раз в полнолуние), из «Старого Сиама» доносится музыка, берег весь светится фонариками, ветерок пахнет раскрывающимися к вечеру цветами, на берегу никого, набегают на песок длинные приливные волны, и можно качаться в них, сколько хочешь. А вот вдаль от берега ночами я не плаваю.

Что посмотреть на Пхукете

К нашему номеру мы ездили в специальном вагончике. Буйство растений всех и всяческих видов и сортов вокруг поражало! По дороге вверх в вагончике фуникулера мы проезжали мимо растущих бананов разных форматов, папайи, огромные плоды джетфрута не давали мне покоя в попытках сфотографировать их на ходу с максимальным приближением, прочие плоды остались мною неопознанными, хотя стаффы, подметавшие временами рельсы, их ели. По веткам сновали какие-то зверки типа белок, но с обезьяньей походкой. Станции фуникулера были снабжены панелями управления а-ля лифт. Сначала мы думали, что нажатие кнопки приводит в действие некий механизм. Но все оказалось гораздо проще. Или сложнее... В самом верху над рельсами сидели специально обученные операторы фуникулера, которые и двигали вагончик туда, где кто-то нажал кнопку.

Если они заметили, какую! Если не заметили — попробуйте соскочить на ходу и нажать еще раз. Или помахать им и покричать, показав растопыренные по числу нужного этажа пальцы. Ну или покатайтесь вверх-вниз несколько раз.

Забавным был альтернативный фуникулеру путь на верхние уровни. Мы нашли его, следуя указателям «fier exit» от своего номера в противоположную от вагончика сторону. Оказалось, что пожарный выход, действительно, есть, только он загорожен воротами, которые запираются часов в 5 вечера, и открываются не раньше 9 утра. Чур, в ночное время пожары не устраивать! Ворота с каждого уровня выходили на крутую извилистую асфальтовую дорожку и даже с лесенкой по краю, которая — все вниз и вниз, мимо банановых кустов и цветущих гибискусов — выбегала к морю за тайским рестораном «Старый Сиам». Что поразило. Забор, отгораживающий пожарный путь от тротуаров каждого уровня, был обычным бетонным заборчиком, не очень высоким. Наткнувшись как-то в сумерках на закрытые ворота, мы чуть не решились форсировать его через верх, и хорошо, что не решились! Утром при ближайшем рассмотрении оказалось, что по верху этот заборчик весь заботливо утыкан осколками битого стекла, старательно добротно и аккуратно вмонтированными в бетон стены. Зрелище не для слабонервных! От кого устроена такая защита, интересно? Мы не спросили. Еще из неожиданного. Хотя, почему неожиданного?.. Как-то раз с утра (а мы, естественно, пользовались этой дорожкой для спуска вниз к завтраку), еще не очень проснувшись, мы продвигались подкрепиться, и, отворяя эти уже отпертые, но не распахнутые настежь зеленые крашеные ворота, муж вместе с воротами прихватил такую же зеленую змейку, обвившуюся вокруг створки как раз в месте открывания. Впрочем, змейка испугалась больше нас, т.к. мы поняли, что произошло, только после того, как она вырвалась и ретировалась. Потом мы вспомнили, что во время обзорки по Пхукету на змеиной ферме нам показывали змей (и эту, в частности!), которых мы можем встретить в Таиланде. Можем... Мы тогда были как-то невнимательны и слушали вполуха.

Джакузи предлагалось и в большом бассейне, только надо было знать, где искать. Порыскав по задворкам прибассейного «Крокодайл-бара» (очень хороша в нем Сендерелла!), можно было наткнуться на белые лежаки в воде по глубокой стороне бассейна. Вот из этих лежаков — сплошь дырявых — начинали бить струи воздуха, если нажмешь соответствующую кнопку на бортике бассейна.

Трогательным нам показался душ-слонопотам возле бассейна. И способ его включения, в частности... Вообще, садовые скульптурки по всей территории придают заведению особое очарование. Иные из них украшены цветами. А некоторые даже живыми.

Возле ресепшена мы рассматривали заросший пруд с плескавшими в нем рыбками, рыбами и рыбищами. Такой же, но поменьше форматом и с фигуркой черепахи вместо семиголовых змеев на берегу, я находила и в недрах отеля возле спа-салона.

На завтраке можно было кормить с рук плюшками нахальных скворцов, щебечущих повсеместно. Одна пара таких жила под козырьком нашей веранды. Похоже, как раз во время нашего там пребывания у скворцов вывелись скворчата и верещали по утрам.

Мы ходили в Патонг. Нет, не так! В Патонг мы ездили на чудовищно огромном «тук-туке», а по-русски скотовозке — грузовик с обитыми доскам бортами и скамьями вдоль них. Эта страсть гордо именовалась шатл-басом и бесплатно катала туристов из отеля в Патонг два раза в день. Ладно, мы — русские туристы, но я была весьма удивлена, как храбро лезут в нее иностранные граждане, словно и в Европах не жили, и представления никогда не имели о ремнях безопасности. Так вот. Мы ходили из Патонга. Возвращались мы в отель пешком по обочине дороги. Большую часть там тянется тротуар, и только где-то возле нашей любимой забегаловки он кончается, но оттуда мы уже привыкли добираться домой по краю шоссе. Вся пешая прогулка занимала минут 40. Из интересного — на этой дороге мы нашли место, где катают на слонах. Слон как раз вышел к самой дороге. Он был серый и волосатый, и совсем небольшой. На его спине была привязана садовая скамейка, на которой восседала толстая девица и ее кавалер — совсем уже бугай. Вся эта композиция в сумме весила, на мой взгляд, явно больше слона. Слоник постоял и ушел назад в джунгли. Кататься не захотелось.

Надо заметить, что море возле нашего отеля разочаровало в смысле подводного мира. Не знаю, есть ли где-то в Таиланде места, где интересно поплавать с маской. Если и есть, то не возле Таворна. Впрочем, рыбы там были: рыба-флейта, клоуны, ангелы и попугаи, рыб было много. Некие намеки на кораллы тоже были. Но ни с Египтом, ни с Мальдивами все это было не сравнить, самым ярким подводным впечатлением оказалась обертка от чипсов, сверкающая синим логотипом фирмы-производителя между камнями на дне, и после пары контрольных заплывов маска перекочевала на самую дальнюю полку. А вот прибрежная живность — крабы и мелкие прилипалки — все это было представлено в избытке. Во время отлива мы несколько раз видели издалека, как десант местных проходил шеренгой по открывшемуся дну, набивая мешки чем-то... Чем? Я как-то побродила в отлив по камням — не увидела ничего достойного внимания. Не умею искать?..

Реклама

Что мы ели: фруктовый рынок Пхукета и рестораны

Еще при заселении в номер нам пришлось побороться за то, чтобы нам освободили холодильник, «тайк-аутнув мини-бар». Стаффы искренне недоумевали, как мы можем отказываться от мини-бара. Это, кстати, и понятно — т.к. на него нет наценки на обслуживание, как в барах и ресторанах отеля. Тем не менее, холодильник был нужен нам для другого. Итак, на следующий день после прилета мы отправились на обзорную экскурсию, которая заканчивалась посещением фруктового рынка. И это было что-то! Мы забили этим всем — неведомым, разноцветным, одуряющее сладко пахнущим, мягким, упругим, красивым весь холодильник, и этого хватило на всю неделю.

Что есть в Тайланде

Потом я искала фрукты в Патонге, чтоб прикупить кусочек экзотического лета с собой в снежную Россию, но там их нет. Схема примерно понятна. На фруктовом рынке Пхукета отовариваются оптовики, которые затем, помыв и порезав на дольки все фруктовое разнообразие, разнесут его по пляжам Патонга. Но я не хотела дольки, я хотела ковыряться в настоящих фруктах сама! А это только рынок. Джанг Цейлон предлагал несколько разновидностей папайек, яблок и дольки дуриана, считая, видимо, что при таком экзотике, как дуриан, разнообразие всего остального уже не важно. На улицах торговали только почищенным и порезанным. В конце концов, мне удалось найти фруктовую лавчонку в самом начале Сонгпой Пи Роад, но... масштабы совсем не те. Советую — за фруктами только на фруктовый рынок Пхукета! Вкусными мне показались аннона (едят ее уже некрасивую, потерявшую форму и начавшую коричневеть), манго, конечно, мангостин (!), и банально очищенный грейпфрут. Я читала про ананасы, что они в Таиланде совершенно особенные. Ничего особенного не нашла, хотя, может, я просто не люблю ананасы. А вот тайское манго, действительно, совершенно не похоже на то, что мы привыкли считать манго у себя в России — ни по цвету, ни по вкусу, а по форме весьма отдаленно. Вкусное! Драконовый фрукт совершенно не вкусный, но когда снаружи редиска, а внутри булка с маком — это прикольно. Колючие ромбутаны и личи, а также лысые ламут и лангасат — похоже, родственники, отличаются только на ощупь, да и вкусом напоминают остальные фрукты Тая. Саподила, похожая на нашу хурму, не понравилась вовсе, ну, я и хурму не уважаю. Пробовать дуриан мы не стали, поверив гиду Людмиле на слово, что то, что для тайца хорошо, для русского «карачун». Впрочем, к тайской еде это не относилось!

Как питаться в Тайланде

Место, где можно было покушать, возле Таворна было. Это место мы нашли, выйдя на трассу и двинувшись по обочине дороги к Патонгу (направо). Прошли мы метров триста. Сначала наткнулись на некое заведение, с виду подозрительно забегалочного непрезентабельного типа.

Чуть дальше — уже совсем чуть, метров через 20 от него, есть и приличный рыбный ресторан. Между ними, похоже, имеется еще какой-то намек на точку общепита, но вроде бы, не функционирующий. Кстати, GPS по карте Пхукета находил в этом месте 3 ресторана.

Один — понятно, рыбный. А два других? На столь высокое звание две оставшихся точки точно не тянули.

Ужин на двоих в нашей забегаловке, самой ближней к Таворну, — мы ее полюбили! — обходился нам батиков в 400-500. Самым дорогим при этом были пиво и вода. Самым «местным» — фирменный салатик с орешками. Самым морским — креветки в кляре. Самым вкусным — нагриленная свининка (говядина и курица тоже присутствовали), мелко порезанная для макания в разные острые соусы. Супа там — увы! — не подавали. Несколько раз мы брали разные салаты, выбирая в непонятном меню что-то, вызывавшее позитивные ассоциации, или просто тыкая в еду, заказанную кем-нибудь из местных. Салаты были огромны, разнообразны, с креветками, крабами, кальмарами или с мясом — короче, салаты (за исключением фирменного — острого с орешками и с подаваемыми отдельно листиками капусты и базилика) представляли собой самостоятельный ужин, к которому больше ничего уже не надо!

Чем питаться на Пхукете

Мы разведали, что кроме нескольких столиков прямо у дороги, на склоне горы, у нашей забегаловки есть еще места, откуда замечательно виден наш отель, закат, волны и морские горизонты. Единственное неудобство было в том, что если долго просидеть за ужином, то возвращаться приходится по обочине в темноте, а с учетом беспорядочного движения по дороге это не очень комфортно. Мы зажигали фонарик, обозначая им свое присутствие. Кафе очень понравилось! Правда! Похоже, там не ожидали туристов, кормились в нем, в основном, местные, и персонал не очень умел с нами объясняться. Но они так старались, были так заботливы, доброжелательны и улыбчивы, что нам было там очень приятно. Нам терли салат («Cпайси, спайси, не сомневайтесь!» — «Клади вот это, да, мы любим!» — «Не боись!» — «А это что? Нет, ты покажи, кем он был, когда был жив? Ага, годится! Это здесь съедим, и это, и вот это, а это заберем с собой и унесем в свою берложку»), нам готовили острые соусы, паковали рыбу и курицу с собой (при этом соусы наливают в крохотные мешочки и обвязывают резинками — ничего не проливается, проверено!), насыпали в пакет банки пива вперемешку со льдом из морозильника, интересовались, все ли нам нравится и не надо ли чего, махали вслед.

Зашли мы раз и в цивильный рыбный ресторан. На входе в аквариумах важно ползали огромные лангусты. На льду помещались развалы рыбы и морепродуктов. Я выбрала себе самую огромную креветку, от жадности хапнула две, попросила загрилить. Муж, по обыкновению, на глупости не разменивался и ел мясо, но догнался экзотическими морскими салатами. В ресторане имелось меню с надписями на русском языке, и мы примерно представляли себе порядок цен на свой заказ. Выходило примерно к трем тысячам — не мало, конечно, но и не катастрофично. И тут нас поразил персонал. Нас чуть не на руках отнесли на самую приближенную к морю веранду, усадили, обмахнули вокруг пыль, и приставили к нам особенную барышню, которая во время всего ужина не отошла ни на минуту, стояла за спиной и угадывала желания: принести корытце с плавающими в воде лепестками, чтоб ополоснуть замазанные в крабах пальчики, выкинуть мой недоеденный соус, который я по-простецки предложила мужу, и заменить его новой свежей порцией, долить пива в стакан в момент выпивания оттуда последнего глотка и тому подобное. Причем, она угадывала, как мне показалось, никак не мои желания, а только желания мужа. Впрочем, какое уж показалось! Если бы она угадывала мои, то испарилась бы уже по прошествии первых пятнадцати секунд. Что это было, мы так и не поняли. На веранде (правда, на другом ее конце) сидело еще несколько групп посетителей и кушали спокойно — к ним никто не приставал, их желания никто не угадывал. То ли барышню надо было отпустить, разрешив ей уйти, а мы не знали, и продержали ее возле себя все время. То ли мы сгоряча заказали какой-то из салатов «с выносом», и она входила в комплект. В какой-то момент мы вообще начали опасаться, что цена в меню была указана не в батах, а в долларах, и что нам теперь за такой сервис не расплатиться! Короче. Сервис в рыбном ресторане нам показался навязчивым. Не любит советский человек этой услужливости — не маячь, дай поесть спокойно, пиво в стакан наливать мы и сами умеем. Больше туда не ходили!

Дожив до последнего вечера, так и не попробовавши том-яма, мы поняли, что жизнь готовится пройти мимо, и отправились исправлять эту ошибку в отельный тайский ресторан. Там оказалось довольно мило. И, кстати, дешевле, чем в рыбном! Наужинали мы на две с лишним тысячи с вином. Мы сидели на самом берегу практически в одиночестве. Тайские девчонки, прыская в кулачок, то и дело подбегали утащить из-под нашего стола черную кошку, которая настойчиво возвращалась и хотела валяться именно там. Попутно они нам показывали, как и чем едят то или это. Загадкой для нас, впрочем, так и осталось, принято ли поедать в изобилии плававший в супе имбирь или лучше с ним не связываться. Принесенные нам порции креветок (мне) и мяса (мужу) оказались столь устрашающего размера, что с учетом предварительного салата доедать их до конца уже никто и не пытался. Собирался дождь. Отпуск постепенно заканчивался...

Реклама

Экскурсии на Пхукете и языковой барьер

У тайцев хороший музыкальный слух. И когда они учат языки, они запоминают «музыкальную фразу». Они повторяют ее довольно чисто и в неизменном виде. Но если их не понимаешь, то сказать то же самое иначе, другими словами, они не могут — это неудачно для общения на чужих языках. То есть, нам, русским, говорить, например, с немцами по-английски еще лучше, чем с англичанами. На чужом языке и мы, и они говорим медленнее, понятнее, добиваясь понимания партнера использованием различных известных оборотов и близких по значению слов. С тайцами этот номер не проходит, и с пониманием есть определенные проблемы. Видимо, поэтому они предпочитают на всякий случай иметь в пределах досягаемости кого-то, кто говорит на нужном языке, и не перенапрягать туристов объяснениями. Мы сталкивались, например, с тем, что они звонили говорящей по-русски девушке, и она объясняла нам, что они хотели сказать, по телефону.

Тайцы живут в гармонии с окружающей средой и с небесными сферами (так рассказывала нам наш гид Люда). И их философия не допускает скандалов и терок. Поэтому, если таец сталкивается с тем, что кто-то (например, турист, придерживающийся совсем иной философии) начинает скандалить и переходит на повышенные тона, то гармония участвующего в разборках тайца может расстроиться. От чего он может заболеть и даже умереть. И чтобы этого не случилось, таец предпочитает «не замечать» происходящего. Например, может просто повернуться и уйти. Или заговорить со следующим, уже «не видя» вопящего очередника. Откуда вывод — проблемы с ними надо решать не ором, а улыбаясь. Некое подтверждение этому изложению тайской философии мы наблюдали на обратном пути в аэропорту.

Гид принимающей стороны — Люда. Люда нам понравилась, что бывает очень редко — прямо скажем, просто первый раз так было. Люда была молода, чудо как хороша собой, довольна жизнью, в меру информативно и в меру прикольно рассказывала об окружающей действительности, гоняла на мотоциклике, опознавая нас, своих туристов, топающих где-то в сельской местности по обочине дороги, и главное — она была пунктуальна. То есть, вот прямо говорила, что появится завтра в пять, и завтра в пять натурально была на месте. Мы даже растерялись, потому что не сталкивались с такой ситуацией ни разу, а тут получилось так, что на встречу с гидом опоздала не она, а мы! Мы с удовольствием пообщались с Людой в отеле, съездили на дармовую обзорку и порешали разные финансовые вопросы, на обзорке образовавшиеся (везде, куда нас привозили, можно было что-то купить, а расплатиться потом, передав деньги через гида, чем мы и воспользовались). А вот на настоящую экскурсию мы поехали не с Людой.

Что посмотреть в Тайланде

И без того переживая, что приехали в Таиланд организованным туром как последние лохи, мы решили хотя бы экскурсию найти на улице. Описанное в сети агентство с русскоязычным гидом в квартале от Банглы Роад, действительно, имело место быть. Но выражалось это лишь в том, что на перекрестке мы нашли туристический ларек (даже, скорее, не ларек, а столик), с написанным по-русски телефоном гида. Признаков жизни сей ларек не подавал и, побродив немного по окрестностям (вдруг кто-то появится), мы вскоре сдались первой же тайской барышне, сидевшей через дорогу и обложенной туристическими проспектиками. Проспекты разочаровали. Действительно, написано было вроде больше, чем в рекламках принимающей стороны. То есть, то, что у принимающей стороны предлагалось осмотреть за три, а то и четыре экскурсии — остров Дж.Бонда, лагуны внутри островов, доступные только во время отлива, прогулки на каноэ, деревню на сваях, летучих мышей и еще что-то — все это предлагалось здесь за раз.

Что и естественно, как мы потом увидели — это же все рядом, и ехать туда же и туда же второй раз и третий, и четвертый — это уж как-то слишком... Но цена! Цена практически не отличалась от цены организованных принимающей стороной экскурсий. Что было явно несправедливо! В конце концов, а чего ради мы толклись тут на жаре? Но оказалось, что все не так просто. На улице эту экскурсию продавали одному, а другого везли с ним вместе бесплатно. Такой вот хитрый ход — видимо, чтобы не сбивать цену, а товар все-таки продавать. Итак, мы взяли быстроходный катер, и на следующий день за нами пришла машина. Русскоязычный гид оказался не нужен. То есть, быть может, он, конечно, и был бы красноречив, но тайская девочка, которая вела нашу сборную по улицам группу, вдохновенно говорила по-английски, мы не очень понимали, но это было только к лучшему, т.к. ее экскурсионные речи сводилась примерно к такому: «А голодные ли вы? (перед рестораном) О, да! А мы не поедем в прекрасный ресторан! (шутка) А вот сейчас мы все-все все-таки дружно поедем в прекрасный ресторан! Оооооо! А голодны ли вы? (после ресторана — шутка...) А сейчас мы все-все дружно поедим арбуз (пошла раздача арбуза).

А остались ли вы довольны поездкой? Ууууу! Тогда сбрасываемся в кепку деньгами...» Туристы от одной интонации дружно впадали в транс — интересно, почему пионерлагеря были у нас, а помешаны на анимации они?. Короче, язык не нужен — это точно! Тем более, что в нашей сборной группе, как и положено по статистике, нашлись наши соотечественники (вроде бы, бывшие соотечественники), которые за нами присматривали и переводили те редкие полезные фразы, которые звучали от экскурсоводши (типа, «сбор через 40 минут» или «эти лежаки на пляже платные»). Забавным было ехать в составе такой разношерстной группы. Мы с интересом наблюдали арабскую даму невероятных размеров с татуированными ладошками (а из под чадры торчали только они), в сопровождении то ли сына, то ли внука, пару итальянцев (да! это была едва ли не первая наша поездка в теплые страны, где мы практически не видели итальянцев!), которые вдвоем, да еще по сравнению с американцами, составлявшими большинство в группе, были неожиданно молчаливы и интеллигентны, пару сербов, девушек греческого вида, кого-то, похожего на китайца, двух прекрасных местных девчонок, решивших покататься. Что можно сказать про экскурсию? Экскурсия, действительно, проходит по красивым местам. Народу в этих красивых местах много. Мы остались довольны, что съездили один раз. Но больше не хотели. На всем протяжении цепочки экскурсии с туристов пытаются стрясти дополнительный бакшиш — Египет, ау, привет!

Реклама

Регистрация в аэропорту Пхукета

В аэропорт нас привезли, когда регистрация шла полным ходом. По пути в минибасике попутчики рассказывали друг другу страшилки, как кто-то «прямо у них на глазах» переломал себе ноги, кто-то спину, кто-то шею, а кто-то голову, и как страшно жить. И как горько им возвращаться в ту дыру, где они живут. Мы их жалели. Нам было не страшно жить, мы жили не в дыре, и мы любили свой дом.

Приехав в аэропорт, мы разделились. Муж остался добывать нашу сумку из самого дальнего угла багажника, а я отправилась занимать очередь на регистрацию. И ступила, приняв на табло номер выхода своего рейса за номер стойки. Найдя пронумерованную стойку, я была немало удивлена тем, как преобразилась публика, с которой мы еще неделю назад летели сюда. Или они все решили остаться в Таиланде, а в Москву с нами летят только местные? И главное — как мало желающих на наш самолет... Через некоторое время зоркий сокол понял, что стоит не туда, и в итоге в очередищах регистрирующихся на наш самолет мы оказались в числе последних. Очередь практически не двигалась. Более того, когда вдали стало можно разглядеть наше окошко, оказалось, что на нем красуется надпись «Эконом премиум». Мы были никакой не премиум, но переходить в другую очередь (уже в самый хвост!) казалось уж и вовсе бессмысленным, и мы остались. Как оказалось впоследствии, вот как раз эта табличка совершенно безобидна и не оказывает никакого влияния на регистрацию. Зато влияние на нее оказывали другие надписи с правилами.

Правило первое: больше двух не регистрируем. Это означало, что если вы летите компанией, то регистрироваться (а значит, и получать посадочные талоны) все равно пойдете не более чем парами, и, следовательно, в самолете рядом не окажетесь. Для семей с малолетними детьми гуманно делалось исключение. Смысла такого загадочного правила (еще одна противоалкогольная мера?) никто не понял, но тайцы соблюдали его неукоснительно.

Правило второе: разрешается к провозу багаж не более 20 кг. Это означает не только, что на одного пассажира приходится по 20 килограммов бесплатного багажа. Это значит, что чемодан в 25 кило в багаж не примут, несмотря на то, что он один на семью из трех человек. Сделать с этим ничего нельзя. Стоящее перед нами семейство с мелкой девочкой было вынуждено распотрошить свой чемоданище прямо у всех под ногами и распихать лишние шмотки по пакетам и пакетикам, навесив их куда только можно, в том числе на свою девочку, которая совсем обалдела от происходящего и возмущенно вопила. Стаффов это нисколько не смутило. На самом деле это правило повсеместное, только обычно персонал на нем не заморачивается. Логика примерно понятна: чемодан едет по ленте, но в какой-то момент может потребоваться приложить человеческое усилие, чтобы переложить его с ленты на тележку или что-то типа того. А у тайцев это усилие не может превосходить 20 кило. Логично! Они ж сами, действительно, меньше этого чемодана! Но все было бы ничего, не будь так неожиданно...

Правило третье: в салон (ручная кладь) пойдет только сумка весом до 5 кг на человека. Правило тоже повсеместное и тоже нигде не соблюдающееся. Ну, правда, мне же самой не запрещается весить на 2 кг больше, чем я вешу сейчас, почему же я не могу сама тащить свою сумку весом не в 5, а в 7 кило? Все так. Но ведь где-то должны быть границы... И у тайцев они были на законной пятерке. Ну а мы, привыкшие в извечному аэропортовому разгильдяйству, волокли с собой изрядное количество фруктов в рюкзачке, который скромно назывался ручной кладью (одной на двоих!) и который я легко и грациозно повесила на плечико. Очередь наша, меж тем, приближалась, а решить нашу проблему перевеса не могло даже перекладывание лишних фруктов в пакет, потому что фрукты в пакете, сданные в багаж -это уже не фрукты... Грациозность моего обращения с «ручной кладью» милую девушку на стойке не обманула, и пальчиком она попросила сложить мой рюкзачок на весы. Стрелка заколебалась на отметке 16. Радостно улыбаясь, девушка показала на лишние 6 килограммов и приготовилась регистрировать следующих очередников, предоставив нам избавиться от своих килограммов как нам заблагорассудится. Надо заметить, что меня изрядно вдохновил хотя бы тот факт, что с меня не требуют расфасовки разрешенного веса ручной клади по 5 кг. Объединить наши с мужем ручные клади служители аэропорта были не против. И тут мне на глаза попалось...

Правило четвертое: вес ручной клади в 5 кг на человека не распространяется на зимнюю одежду, которую жители холодных северных стран тащат с собой в салон самолета, чтобы не обледенеть по прилету в родной аэропорт. Я вдохновенно потянула из рюкзака рукав фланелевой рубашонки, выполнявшей у меня роль зимней одежды, и ткнула его тайке в нос, а потом в правило четвертое. И... барышня заулыбалась еще лучезарнее, с готовностью соглашаясь, что этот рукав уж точно вытянет килограммов на семь. Проблема была решена — нам радостно выдали посадочные талоны, и даже на соседние места.

Что интересно. Представители авиакомпании, а также всех и всяких принимающих сторон не удосужились поставить на регистрации ни одного человека, понимающего по-русски. Поэтому на решение всех своих проблем туристы были брошены как на амбразуру — взволнованные (регистрация-то кончается!), растерянные (не ориентирующиеся в том, что можно сделать — перепаковаться, доплатить, выкинуть, наконец, свои лишние фрукты или слопать их, не отходя от кассы), зачастую не понимающие сути претензий, расстроенные и злые. Думаю, что это сделано нарочно — если бы по-русски кто-то разговаривал, то туристы пытались бы «договориться», апеллируя к «безумности» правил и предъявляя различные «убедительные» аргументы, как то наличие малолетних детей, отсутствие денег, собственную беспомощность и т.д.. и т.п. Брошенные же на произвол судьбы, они худо-бедно сосредотачивались и каким-то образом преодолевали неожиданные препоны. Короче. В Таиланде никто из пассажиров, вроде бы, не остался. Но регистрация в аэропорту Пхукета мне не понравилась категорически! Зато дальше, в зале ожидания были довольно милые магазинчики с сувенирами, ждать осталось уже совсем недолго, и взлетели мы практически своевременно.

Вновь приближалась зима. Таиланд манил...