Содержание:

Реклама

Бангкок: прогулка по реке Чао-Прайя и главной туристической улице Кхао Сан Роад

День первый. Перелет позади, виза проставлена, багаж получен. Как рыбы, безмолвно глядим сквозь стеклянные стены аквариума-аэропорта. Выходим на улицу. Тяжелый воздух плотно окутывает тело и заставляет сделать первый глоток.

Оставляем вещи и идем в город. Голова кружится от непривычной жары, странных запахов и нереальности происходящего. Где я? Вокруг все кипит. Гудят дороги, полные ярких машин и вездесущих мотороллеров. В лотках на тротуарах что-то готовят и едят тут же за пластиковыми столиками. В лавках продают всякую всячину, одна лавчонка плотно завешана портретами короля. Только успеваешь вертеть головой и выхватывать в этом разнообразии какие-то детали. Женщина в автобусе спит, свесив голову. Пожилой полицейский в обтягивающей форме деловито указывает на что-то водителям. Школьницы в бело-голубой форме пьют из маленьких полиэтиленовых пакетиков ярко-оранжевый напиток.

Выходим к реке Чао-Прайя. С качающегося на плаву пирса с трудом прыгаю в низенькую лодочку с брезентовыми бортами. Заводится громкий мотор, и мы летим по воде. Сначала мимо высотных зданий, потом уходим в узенький канал и плывем дальше. По берегам прямо в воде на ножках-сваях стоят деревянные домики. Люди в них живут своей жизнью: стирают, ловят рыбу, купаются. Прямо в реке полная женщина моет посуду, другая неторопливо чистит зубы. Практически все, заслышав квохтанье нашей лодки, поднимают глаза и приветливо машут рукой. Я с улыбкой машу в ответ.

Канал-клонг становится все уже. Домики сменились густой растительностью. Приглядываюсь к небольшой песчаной отмели слева. Кто это? Шум мотора перекрывает мой крик: "Крокодил!" Взгляды попутчиков сначала с удивлением останавливаются на мне, а потом с жадностью впиваются в отмель. Метровая рептилия тихо соскальзывает в воду. "Это не крокодил, варан", – говорит наш гид Дима. "Ага, варан!" – саркастически шепчет на ухо Женя. - "Ты видела его морду, а хвост? Точно крокодил!"

Темнеет. Над водой засновали шустрые летучие мыши. Поплыли мимо красивого освещенного храма. "Ват Арун, пойдем туда завтра". Долго не могу оторвать взгляд от золотой пирамиды и серебряного месяца над нею. Но вот мы снова на берегу. Теперь время решить практические вопросы: меняем деньги, покупаем недостающие вещи. В тесной толпе Кхао Сан Роад теряем практически всю нашу группу. Я остаюсь с Кириллом и Димой.

Ноги гудят от усталости, организм жалобно просит пищи. Дима ведет в индийский ресторанчик. Как выбирать среди множества непонятных названий? Требую помощи гида! Берем какой-то супчик, множество плошек с разноцветным содержимым, лепешки. Запиваем все манговым ласси – божественный напиток будет сопровождать нас еще всю поездку. С опаской пробую незнакомую кухню и бодро улыбаюсь услужливому официанту. Калории бьют в ноги, и те соглашаются еще немного поработать. Возвращаемся на кипучую Кхао Сан Роад. По сравнению с близлежащими пустынными улицами – здесь не протолкнуться. Люди поют, танцуют, покупают, рассматривают, едят. Мы делаем тоже самое.

Но время уже позднее, выбираемся из шумной толпы и мимо полицейского участка идем в отель. Над лотками с готовящейся пищей поднимается пахучий пар. Огибаем ужинающих тайцев, заглядывая в их тарелки. Бррр. Под ногами на темном асфальте снуют огромные тараканы. От ужаса прибавляю шаг.


Храмы Бангкока

Позавтракав в чудесном внутреннем садике отеля, вновь идем в город. А он только начал просыпаться. Двое мужчин что-то едят, расположившись под сенью большого дерева. Многие сидят на лавочках и читают газеты. Подходим к длинному ряду столов с разложенными на них бумажками. Это лотерейные билеты! Перебегаем улицы в неположенных местах, проходим по мостикам над клонгами, рассматриваем лоток с экзотическими фруктами. Дима показывает круглый зеленоватый фрукт. "Это фаранг. Так тайцы называют белых из-за бледного цвета кожи". Продавщица непонимающе смотрит на стайку фарангов, склонившихся над ее товаром.

Главная площадь города перед Королевским дворцом выглядит пустой и заброшенной. По краям стоят синие тенты, как рыночные ряды; под ногами хрустят мелкие камешки. Пока Дима рассказывает об устройстве тайских храмов, подбежали девушка с парнем. С улыбками протягивают корм для множества голубей, облюбовавших просторную площадь. Но все помнят про птичий грипп. В скором порядке покидаем площадь, не дослушав Димину лекцию.

Храмы Королевского дворца поразили своей вычурной красотой и пестрой отделкой. Кажется, что все это строили вовсе и не люди, а какие-то неведомые существа, пришедшие к нам из других миров. Или это мы попали на страницы таинственной книги, разрешившей нам краем глаза посмотреть на обиталище древних богов. Чего только стоит пустынный тронный зал короля с расписными стенами и магическими зеркалами. Кто выходил к нему из зазеркалья? Кому величественно кивал он, глядя в волшебное стекло?

После дворца зашли в храм королевского лингама. Рядом с храмом давал представление уличный театр. Две ярко одетые актрисы переговаривались друг с другом на отрывистом мяукающем языке. В нескольких шагах от сцены люди приносят на алтарь свои дары: льют ароматное масло, приклеивают на фигурку Будды листочки сусального золота, жгут пахучие палочки.

Прошли еще немного и оказались у храма лежащего Будды. Его огромное тело спокойно лежит на боку, а рука подпирает отрешенное лицо с легкой улыбкой. Полутемный храм растворяется в мягком свете, исходящим от золотистого тела. Кажется, что стоит дотронуться до божества, и под рукой ощутишь не холод металла, а живое тепло. Жертвуем храму несколько бат и звеним монетками о чугунные горшочки вдоль стены. В каждый горшочек – по монетке.

Выходим из храма, и тут начинается ливень. В мгновение образуются глубокие лужи. Прямо по ним бежим к тук-тукам. Сторговавшись, садимся на мокрое сиденье и с тарахтеньем едем по залитым улицам. Сменив одежду, вновь выходим из отеля уже с вещами. Заезжаем на вокзал и сдаем вещи в камеру хранения. Вечером у нас поезд. Там же на вокзале начинаем знакомиться с тайской кухней. Заказываем нудл-суп и жаренную в воке лапшу с креветками. Лапша очень вкусная, но вот клецки в супе...

После держим путь в чайна-таун. Мимо улиц, залитых машинным маслом и усеянных железными болванками, выходим к очередному храму. По пути пробуем мангустин – фиолетовый фрукт с твердой кожицей, под которой скрывается белая серединка, на вид вылитый чеснок. Вкусно! Ломаем руками упрямую кожуру, добираясь до сладкого. Все руки в розовом соке.

Про храм. Когда-то в земле нашли большого каменного Будду. Стали его перевозить и уронили. А под камнем оказался другой Будда – из чистого золота. Именно он сидит сейчас напротив меня и задумчиво смотрит на нежные цветы лотоса. Опять подошли к реке. В этот раз сели не на длинную шуструю лодочку, а на рейсовый кораблик. Потом пересадка на паром, и мы у подножия Ват Аруна, храма восходящего солнца. От злых духов храм охраняют клыкастые ракшасы и неуклюжие фаранги. Неуклюжими фарангами почувствовали себя в полной мере на обратном пути. Перепутали остановку, и пришлось под тайский хохот запрыгивать обратно на уже отчаливающий кораблик. Наш ответный смех звучал как-то смущенно. К следующей остановке парни уже толкали друг друга в бок и косили глаза в нашу сторону в ожидании очередного шоу. Мы чинно спустились на берег и даже помахали на прощанье веселым попутчикам.

На вокзале получаем вещи. В 6 часов слушаем тайский гимн. Напротив портрета короля выстраивается почетный караул, все встают со своих мест и замирают под торжественную мелодию, льющуюся сверху. Но вот гимн затих, и толпа распадается. Вновь зал наполнен вокзальными гулом и суетой. Подхватываем свои вещи и идем на перрон. Рассматриваем вагоны со странными рисунками. При ближайшем рассмотрении рисунки оказываются облупленной краской. Заходим внутрь. Первое впечатление от вагона очень грустное. Грязно-зеленые стены, тусклое освещение, все какое-то угловатое и неуютное. Но поезд тронулся, стало темнеть. В раскрытое настежь окно залетают обрывки слов и запахов, иногда заглядывают любопытные ветки. Проводник принес чистое белоснежное белье, сиденья трансформировались в две полки. От чужих взоров каждая полка укрылась за зеленой шторкой. Внутри мягко и просторно. Чувствуешь себя ребенком, спрятавшимся в самодельном домике. Спать.

Отель Sai Thong Resort на Тихом океане

Сон прервал Димин голос: "Проводник сказал, через пять минут прибываем. Но я ему не верю. Эти поезда постоянно опаздывают на два часа!" Не понимая, что делать, быстро одеваюсь и несусь умываться. Поезд замедляет ход. Дима высовывается в окно, ничего не видно. Женя светит ему фонариком. "Не наша. Думаю, придется ждать еще часа два". Через пару минут поезд опять встает. Нелли ухитряется прочесть название станции. Наша!!!! В панике подхватываем вещи и выметаемся наружу. Повезло, действительно наша.

На причале ждем паром и пытаемся рассмотреть в темноте, какой он – Тихий океан. При свете фонарика удалось увидеть маленькую рыбу-иглу. Небо начало светлеть, и темная вуаль на лице океана медленно растаяла. По сверкающей воде плывем среди множества островов. Потом океан окружил нас со всех сторон и стал мягко баюкать. Тут-то я и заснула. Проснулась, когда паром уже подплывал к нашему первому острову – Ко Тао.

Первым делом – подкрепиться! Тем более что до нашего отеля Sai Thong Resort еще надо было плыть на длиннохвостой лодке. В ресторане Tatoo Bar нам перепутали все блюда. Каждый съел то, чего не заказывал. Но было очень вкусно, все довольны! Потом еще не раз приплывали поесть именно сюда. Кидаем вещи в лодку и минут через 10 уже подплываем к отелю. В уединенной бухте среди высоких кокосовых пальм расположились небольшие бунгало. Гамак на террасе, москитная сетка над огромной кроватью и киношный вентилятор на потолке. Дима пытался зазвать народ на прогулку в горы, но все мечтали только о пляже. Пришлось идти одному. Через 15 минут Дима был замечен купающимся. После чудесного избавления от роя диких горных пчел, он тоже решил поплавать. Но и в воде неспокойно! "Холодная вода предвещает акул", – заметил Дима на ходу и опять скрылся между пальм. Второй Димин поход в горы был успешнее. Он нашел тропу в город и наткнулся на очень интересные почвы. Поскольку почвы – Димина страсть, он потом долго метался по отелю в поисках лопаты. Мы в это время пили вкуснейший кокосовый шейк и дремали на пуфиках в ресторане.

Вечером пошли по найденной тропе. В городе посетили аутентичный тайский ресторанчик с суперострой пищей. Возвращались вновь на лодке. Ее улыбчивый хозяин Пыын будет возить нас в течении всего времени пребывания на Ко Тао. В бунгало перед сном гонялась с налобным фонариком за огромным пауком. Не догнала, но хотя бы припугнула.

Снорклинг на острове Тау, Таиланд

Утром над океаном повисли тучи, но мы все же собрались на морскую прогулку. Пыын должен отвезти нас в чудесное место для снорклинга. Мы все плыли и плыли, а тучи над головами сбивались в кучу и наливались темным цветом.

На море появились волны. Пыын подвел лодку к какому-то маленькому скалистому островку. Все зашебуршались и стали натягивать маски. Я случайно взглянула за борт и увидела странную тень под водой. Она была большой, треугольной и очень быстрой. Я сообщила об этом всем присутствующим, а также о том, что я купаться тут не собираюсь. Все вспомнили моего крокодила и немножко замялись.

Плывем дальше. Тучи окончательно набухли и разразились очередным тропическим ливнем. Мы с Кириллом, запасливые белочки, развернули дождевики и уютно закутались в них. Остальные угрюмо сидят под мокрыми полотенцами. Ветер, волны, дождь в лицо – все не располагало к дальнейшей поездке. Один Пыын улыбался и сохранял бодрость духа. Единогласно принимаем решение поворачивать назад. Прошел час, дождь утихомирился и на дорожке возле нашего бунгало возник сияющий Пыын. Следом появился Дима, и мы вновь направились к лодке.

В этот раз наш путь лежал в другую сторону – к островам, объявленным национальным заповедником. По песчаной косе перешли с одного островка на другой и полезли покорять его вершину. Вместо флага на нее водрузился наш шустрый гид. Он стоит на каменной верхушке и гордо обозревает окрестности, иногда бросая отеческий взгляд на свою группу внизу. Категоричная надпись на майке выгодно белеет на темном фоне.

Потом все-таки был снорклинг. Место оказалось, действительно, что надо. Недаром эти островки облюбовали дайверы. Я плаваю среди множества цветных рыб, любуюсь кораллами и анемонами. Тут спокойствие было нарушено. Мимо быстро проплыла длинная рыба с щучьей мордой. Вид у нее, надо сказать, был весьма плотоядный. Я повернулась лицом в ту сторону, куда она скрылась, и долго ждала ее возвращения из зеленых глубин. Но рыба не вернулась, и я вновь сосредоточилась на ярких синих рыбках, снующий стайкой у большого камня. На лодке Дима воспринял с энтузиазмом новость относительно длинноносой рыбы. "Да-да, это барракуда!"

Обедали в незабвенном Тату-Баре. У Димы шла носом морская вода, и он застенчиво воровал салфетки. "Как-то не гламурно это", – говорил он, пуская очередную струю, – "я все-таки Секс-Инструктор". На обратном пути вновь пошел дождь. Когда стемнело, пошли на пляж, качались на качелях и слушали крики множества лягушек, устроивших концерт в нашу честь. Завтра едем на Пханган.

Остров Пханган, пляж и кораллы

Утром персонал гостиницы ни в какую не хотел брать с нас денег за проживание. Расчетный час 10.00 – и точка. Попытки объяснить, что наш паром отходит в 8.00, были бесполезны. После получаса пререканий все-таки была разбужена материально-ответственная дама, и деньги взяли.

Пока плыли на Пханган, видели в небе маленький смерч. Темный хвостик свесился с тучи и начал медленно спускаться вниз к воде. Но, слава Богу, передумал. На Пхангане оказалось тоже очень красиво. Прямо напротив расположился небольшой островок Ко Ма, соединенный с нашим пляжем песчаной косой. Сам пляж – более просторный и людный, чем на Ко Тао.

Пошли плавать. Сначала дно было скучным, сплошь усеянным морскими огурцами. Потом плыла через рощу древовидных водорослей, колыхающихся словно на ветру. А вот и кораллы. Там меня плотно окружила стая полосатых рыбок. Некоторые с деловым видом подплывали прямо к лицу и что-то говорили, открывая свои маленькие ротики.

Вечером сидели на пляже и смотрели, как загораются звезды и прямо над головой смеется месяц. Конец долгого дня застал нас склонившимися над очередными тайскими блюдами. Кокосовый сок официантка подать отказалась, так как уже стемнело и кокосы трудно сбивать.

Вернулись в бунгало. На стене в ванной ползает огромная улитка...

Бухты Coral Beach и Bottle Beach

В кипенно-белых штанах вышли мы навстречу новому дню и обещанной рыбалке. Воображение рисовало яхту, шезлонг и коктейли. На деле вышло иначе. Восемь человек с трудом поместились в узкую деревянную лодчонку, насквозь пропитанную мазутом. В качестве инвентаря прилагались два спиннинга, шесть пластиковых бутылок, обмотанных леской с крючком на конце, и пакет с кальмарами.

Стоило лодке отойди подальше в море, как... Правильно. Пошел дождь.

Первые минуты ловли оказались самыми удачными. Поймали пять морских собачек. Две из них были настолько малы, что тянули лишь на щенков. Дальше клев закончился. Все со скучающим видом разматывают лески и методично дергают рукой вверх-вниз, пытаясь придать кальмару на крючке бодрый и аппетитный вид. Видимо, это у нас получается хорошо. Рыбы профессионально обсасывают крючки и требуют добавки.

Сменив несколько мест, стало понятно: рыба явно эволюционировала и для ее поимки нужно более сложное приспособление, чем просто крючок. Пришлось корректировать планы. В итоге часть группы возвращается в отель, а часть планирует забраться на очередную гору. Любителей альпинизма, среди которых оказались только я, Кирилл и Дима, завезли в бухту Coral Beach. От нее мы должны подняться вверх и с другой стороны горы спуститься уже в другую, более уединенную бухту.

В самом начале тропы к нашей троице присоединяется далматинец. Он с таким же упорством лезет все выше и выше, также тяжело дышит и падает рядом с нами на коротких остановках.

На перевале перед спуском вниз пытаюсь поговорить с собакой на разных языках. Далматинчик крайне оживляется: с глупым видом кидается ко мне и лижется. Вежливо пытаюсь объяснить, что ему пора домой. Не понимает, и начинает спуск вместе с нами. Дима вспомнил, что это собака англичанина, владельца отеля в Coral Beach.

Бухта Bottle Beach небольшая и уютная. Выбраться из нее можно только на лодке. Дима рассказывает, что есть дорога через горы, но очень опасная. Многие погибли на ее ухабах, не справившись с управлением.

Волны резво набегают на песок. Я сижу на камне и отдыхаю, Кирилл с Димой купаются, далматинец прячет под пальмами выпрошенное печенье. Выясняем, что ближайшая возможность уплыть будет только в шесть часов. Сейчас три. Пока едим в ресторане, вдали к берегу подходит лодка. Дима бежит договариваться о поездке. Пока он возвращается, лодка начинает отчаливать. "Сейчас подъедет прямо к ресторану", – уверенно говори наш гид. Нос лодки начинает разворачиваться в сторону океана. "Куда это он?" – Дима отрывается от карри, выбегает из-за стола и машет лодочнику рукой. Тот машет в ответ и уплывает прочь... "Что ж, надо поспать. После сна в голову всегда приходят хорошие идеи", – Дима раскатывает на террасе подстилку и ложится. Кирилл тоже не прочь подремать. Я тихо сижу и глажу далматинца.

После сна Дима вновь идет узнавать о лодке. "Договорился. В шесть будет точно". В шесть оказывается, что это будет не лодка, а джип. Поедем по страшной дороге! Джип трогается и далматинец бежит за нами. Хоп! И он запрыгивает в кузов. Вместе с нами едет местное семейство с ребенком и парочка из Швейцарии. Парень достает гавайскую гитару, машина подпрыгивает на рытвинах и поднимает густую красную пыль. Далматинец прижимается к Кириллу, подставляет любопытную мордочку ветру.

Приезжаем в городок. Дима говорит, что отсюда до отеля далматинца 10 минут. Швейцарцы здесь выходят и обещают помочь. Далматинец рвется назад в кузов, я плачу. Джип трогается, Кирилл с Димой радуются, что удалось пристроить собаку. А я все плачу.

Возвращаемся домой. Ребята не дождались нас: пойманная рыба уже приготовлена и съедена. Говорят, было вкусно. Все вместе идем к водопаду неподалеку. В темном лесу зажглись светлячки. Луна освещает камни и серебрит воду. Сидим и слушаем пение водных струй. Волшебство!

Реклама

Катание на слоне и тайский массаж

Рано утром садимся в старый армейский джип и едем к слонам. По дороге стараемся представить, как на них взбираются. Оказалось, по трапу. Поднимаемся на деревянную башенку и с нее садимся на примотанное к спине слона сиденье. Деликатно стараюсь приподнять ноги и не топтать слона. Босоногий погонщик сидит прямо на его голове. Макушка слона покрыта редкими черными волосиками сантиметра четыре длиной. Так трогательно. И вот погонщик издает приглушенное "хо", начинает постукивать ногами за розоватыми ушами, и слон начинает идти. Я вцепляюсь в тонкий поручень, с ужасом качаюсь из стороны в сторону в такт движению животного. Слон неспешно идет в горку и тащит за собой огромный пук каких-то толстых ветвей. Кушает. Постепенно страх, что сидение размотается и я упаду вниз, проходит. Приноравливаюсь к качке, начинаю смотреть по сторонам. В ветвях вижу двух черных дронго, птиц с длинными раздвоенными хвостами. Погонщик указывает на изогнутые красные крыши вдалеке. Только я начинаю получать удовольствие от поездки, как слон поворачивает назад. Спускаемся на землю и кормим бананами маленького слоненка. Его влажный хобот жадно тянется к моей руке.

Подъезжает знакомый джип, мы едем дальше. Вот и китайский храм. На его территории ни души. С площадки открывается вид на бесконечные зеленые холмы вокруг. Вдали в дымке чуть различимо море. На удачу стучим три раза в мелодичный гонг. Его долгий звон сливается с нежным пением колокольчиков на ветру. Как же тут спокойно!

После храма поехали к водопаду. Наш местный гид Кон быстро взбирается по тропе, сплошь перепоясанной корнями деревьев. Водопад небольшой и уютный. Приятно после тяжелого подъема просто сидеть и любоваться камнями, деревьями и прозрачной водой.

Но полдня уже позади. Пора подкрепиться. На вью-пойнте у отеля "Утопия" нас уже ждал накрытый стол и множество услужливых официантов. Вид здесь действительно шикарный. Ресторан расположен на крутом склоне, резко обрывающемся вниз. Напротив остров, покрытый изумрудной зеленью. Его вершина прямо у нас перед глазами. Внизу и наверху два оттенка голубого: яркое, бездонное небо и дымчатый морской горизонт. Ветерок играет краями белоснежней скатерти, заглядывает к нам в тарелки и зовет скорее идти дальше.

А дальше по плану – снорклинг. Кон обещает отвезти к лучшему месту для снорклинга на этом острове. К нашему удивлению, этим местом оказывается пляж рядом с отелем, где мы живем. Дааа, смешно. Чтобы скрасить явное разочарование, Кон приносит из знакомого ресторанчика холодные шейки.

Немного растерянные, едем дальше. На другом конце острова нас ждет водопад, где купался любимейший тайский король Рама Пятый. Этот водопад оказался гораздо больше первого. Вокруг разбросаны огромные камни, к воде задумчиво склоняют свою листву тонкие деревца и тянут длинные пальцы вездесущие лианы.

Возвратились в отель. После такого насыщенного дня у всех лишь одно желание – тайский массаж. Я выбираю массаж лица. Мягкие руки тайской девушки, аромат курящихся палочек, тихий шепот моря – в душе расслабленность и умиротворение. Тут из темноты выплывает Димино лицо с предложением отправиться в ночные джунгли. Убеждаем вместо джунглей просто пойти поужинать. Сидим на небольшой терраске ресторана прямо над водой. Слева – пляж с темными силуэтами пальм, впереди – море с огнями рыболовецких суденышек. А прямо передо мной – большая тарелка жареной лапши.

Остров Татутао в Индийском океане

Встали затемно. Сегодня ожидается марш-бросок через весь полуостров на побережье Индийского океана. На огромном пароме добрались до материка и пересели в микроавтобус. По дороге делаем стоянку, чтобы перекусить. Вокруг ни одного белого человека, сплошь местное население. Кафе насторожило странными запахами и жутким видом предложенной еды. Тайцы целыми семьями сидят за столиками и с удовольствием уписывают содержимое своих тарелок. В близлежащих лавочках также нет никакой привычной еды. Пришлось купить побольше фруктов и воды – скудный обед путешественника. Дима, увидев, что мы не собираемся есть в кафе, прочел лекцию на тему безопасности питания здесь. Не знаю, повлияла его лекция или голод, но в итоге я съедаю небольшую костистую рыбешку с рисом. А вкусно!

В портовом городке застаем рыбаков, только-только разложивших свой улов. Вот это рыбины! Огромные барракуды, морские собачки, даже голубой марлин. И еще множество других, без названия.

Два часа по волнам на длиннохвостой лодке и мы на Ко Тарутао. Тарутао входит в состав национального парка, состоящего из нескольких островов вокруг. Долгое время здесь была пиратская тюрьма. Остров не похож на все, виденные нами раньше. Здесь почти нет кокосовых пальм, бунгало раскиданы на ярко-белом песке под сенью причудливо изогнутых, коряжистых деревьев. Тут и там стоят таблички, указывающие, куда бежать в случае цунами. А на самих бунгало висят объявления с просьбой не оставлять снаружи еду по причине наличия обезьян. Пока распаковывали вещи, в окно видели черно-белую птицу с желтым изогнутым клювом. Птица-носорог!

Закончив с вещами, пошли на пляж. Мягкий и нежный песок, похожий на рассыпчатую пудру, издает под ногами смешные звуки. Это поющий коралловый песок. Пляж раскинулся сверкающей широкой полосой на несколько километров. С одной стороны он плотно закрыт лесистым утесом, глубоко вдающемся в море. А с другой – уходит вдаль и постепенно становится все более голубой и невесомой череда таких же вершин, окаймляющих другие пляжи.

Я подхожу к кромке воды, и из-под моих ног бросились в стороны десятки маленьких крабиков-призраков. Вода теплая, чистая, удивительно прозрачная. Однако только зашли в нее, как Вася тут же была ужалена огромной безобразной медузой. Все высыпали на берег и с опаской стали смотреть на заманчивую, но как оказалось коварную воду.

Пришлось отказаться от купания и заняться ракушко-собирательством. Чуть дальше нахожу множество медуз, выброшенных приливом. Одни – прозрачные, чуть синеватые с множеством щупалец и пелеринок. Другие – тугие, круглые, кирпично-красного цвета.

За ужином выпили пива, компания повеселела. Даже Вася с забинтованной рукой приободрилась и отчаянно согласилась идти в завтрашний поход. Для разминки после ужина доходим до конца освещенной дороги и погружаемся в плотную тьму.

Реклама

Джунгли и пляжи острова Тарутао

Мы хорошенько выспались, позавтракали, а через час пообедали. Но вот вся группа в сборе, и мы отправляемся в пеший поход по острову Ко Тарутао. Сначала идем вдоль нашего пляжа. За старой живописной корягой небольшие слоистые скалы отделяют нашу бухту от следующей. Сейчас отлив, и мы сможем пройти в нее, почти не замочив ног. Крабы-призраки снуют по пляжу, зарываются в песок. Выброшенные медузы маслянисто поблескивают и тают.

Очень жарко. Огибаем скалу, выходим на соседний пляж и сразу углубляемся в лес. Несколько метров продираемся сквозь густые заросли и выходим на рейнджерскую дорогу. Вдоль нее и лежит наш путь. Постепенно лес вокруг становиться все гуще, а земля под ногами приобрела зловещий красный цвет. До заката еще далеко, но под сенью переплетенных ветвей царит зеленоватый сумрак. Шумит невидимый ручей, в вышине парят белоголовые орлы.

Выходим к небольшому мосту. Здесь наша компания разделяется. Женя с Ирой остаются ждать машину, которая увезет их обратно в отель. Мы идем к водопаду, потом на пляж смотреть морских черепах, а затем возвратимся пешком. Сквозь джунгли идем к ручью. Вокруг стоит душещипательный визг цикад. По мокрым камням осторожно поднимаемся вверх по течению ручья. Стоит сделать неверный шаг, и можно запросто подвернуть ногу. Постепенно лес отступает, и вот уже по обеим сторонам ручья высятся каменные стены. Идти становиться труднее. Иногда приходиться карабкаться вверх, чтобы обогнуть сложный участок, и опять вниз – к темной воде. Но солнце клонится все ниже, и свет, пробивающийся сквозь листву, постепенно наливается медью. Приходиться поворачивать назад, чтобы сумерки не застали нас у ручья. Даже днем идти тут нелегко, а в темноте вероятность неверного шага возрастает во много раз.

Впереди несколько часов ожидания. Черепахи выходят на берег только ночью. Находим большой плоский камень посреди ручья и разводим на нем костерок. Сами располагаемся на камнях вокруг. Пытаюсь сосредоточиться на журчанье воды и не слушать шороха ночных джунглей. Страшно! Шебуршу вокруг своего камня палкой. На всякий случай сообщаю тем существам, кто захочет вылезти из воды, что камень занят.

Пока сидели у ручья, все было спокойно. Лишь один раз в свете налобного фонарика удалось различить какое-то светящееся ракообразное существо, подплывшее к моему камню. Но палка не дремлет! Кыш! Вот уже почти одиннадцать. Пора к черепахам. Костерок разметан и залит водой; мы идем через лес. На впереди идущей Нелли вижу большого таракана. Расхрабрившись, смахиваю его верной палкой. Таракан от возмущения перелетает на меня. Кричу и в ужасе бью по своим ногам. "Он залез мне под штаны!!" Ребята вежливо уходят вперед, я в неистовстве начинаю оголяться. Джунгли притихли и с интересом ждут, что будет дальше. Перетряхнув штаны, надеюсь на благоразумие таракана. Надеюсь, что он улетел, убежал, уполз. Или хотя бы умер.

Выходим на пляж. Дима резво идет впереди, мы расползаемся длинной цепочкой за его спиной. Идти приходиться как можно дальше от воды и очень тихо, чтобы не спугнуть черепах. Но приближаться к темным деревьям совсем не хочется, мало ли кто там... Луна ярко освещает пляж и нашу группу. Тут и там у воды видны какие-то черные тени. Но это просто камни. Ноги вязнут в песке, и уже нет сил любоваться темным бархатом неба, усеянного звездными стразами, и луной, выплеснувшей в океан жидкого серебра.

Черепах нет. Нет даже их следов. Падаем на мягкий песок и переводим дух. Предстоит долгий обратный путь. Вокруг очень красиво. Но все очень устали и смотрят лишь под ноги. Идти у кромки воды легче, можно снять обувь. Обратно вдоль пляжа, потом вновь на дорогу. Острые камни нещадно впиваются в натертые ступни. Налобные фонари не могут полностью рассеять ночную темноту. Шепот и шорох обитателей джунглей звучат уверенней, чем наши голоса. Никто не хочет идти последним, сзади прямо к спинам подступает тьма. Фонарик Нелли выхватывает чьи-то светящиеся глаза. Сгрудившись, пытаемся рассмотреть, кто это. Оказывается, mouse deer – маленький, похожий на грызуна оленек.

Дорога позади, и мы вновь выходим на пляж. После тяжелой давящей темноты леса, пляж кажется приветливым и светлым. Вновь огибаем скалы, выходим в знакомую бухту и через час мы уже дома. Какое счастье лечь и вытянуть избитые ноги. Но и во сне я все шла, шла, шла…

Поездка в крокодиловую пещеру

Вокруг снуют длиннохвостые макаки. Основная их часть сосредоточилась у ресторана, куда я доковыляла с большим трудом. Остальные устроили рейд по помойкам. У каждого бунгало сидит по паре макак и внимательно изучает содержимое мусорных контейнеров.

Нас же ожидает поездка в крокодиловую пещеру. На лодке плывем по мутной зеленоватой воде среди мангровых деревьев. Их воздушные корни поднимаются над водой, переплетаются. Мы заплываем вглубь мангров. В жирной черной земле между корней снует множество маленьких крабов. Лодочник приостанавливает лодку и показывает на что-то между ветвей. Змея!

Забираемся по высокой лестнице на пристань и по тропке между камней выходим к пещере. Ее каменный зев широко открыт. По мосткам заходим внутрь и спускаемся на плот. Лодочник тянет за веревку, плот потихоньку начинает скользить в темноту. Каменные своды спускаются все ниже, приходится пригибаться. Потолок усеян летучими мышами. Они недовольно хлопают крыльями, попискивают, когда мы светим на них. Некоторые перепархивают с места на место.

Свет позади уже не виден, лишь наши фонари освещают подземное царство. Когда-то здесь обитали ужасные 6-метровые крокодилы. Так и видишь их, тихо плывущих в темной воде или лениво лежащих на каменных отмелях. Но сейчас лишь название пещеры напоминает об ее прежних хозяевах, да кости жертв, белеющие под водой.

Плот стукнулся о причал, и дальше мы идем пешком. Подземные залы тихи и загадочны. Природа щедро украсила стены лепниной, развесила сверкающие канделябры. Мы движемся будто из зала в зал, любуясь все новой и новой задумкой архитектора. Последний зал самый большой и пышный. Высокий потолок, резные колонны, потайные альковы. Но пол усеян камнями, а по углам темно и сыро. Словно старый заброшенный замок, где сотни лет не были слышны человеческие голоса и забвение наложило на все свою печать.

Притихшие, мы возвращаемся к плоту и плывем назад. В воде вижу что-то, похожее на посиневшую ногу утопленника. Володя ловит мой взгляд и понимающе кивает головой. Он тоже заметил. Днем к нам в домик забежала макака. Уселась на столике и принялась осторожно заглядывать в пакеты с вещами. Я думала – ветер, обернулась – макака!

Вечером поднялись на смотровую площадку, где полюбовались закатом. Когда шли обратно, разглядели в ветвях тихо сидящих обезьян. Они словно вырезаны темными силуэтами на бледном фоне неба. Непривычно тихие, застывшие. На фотографии рассмотрели, что это были не макаки, а лангуры – обезьянки с белыми мордочками.

Остров Сукорн

Утром коротали время в ресторане, ожидая запаздывающий паром, и наблюдали за макаками. Особым вниманием пользовалась макака-мать с детенышем на пузе. Именно ей предназначались все наши подачки. Видя такое изобилие валящейся на них еды, макаки осмелели. Одна свешивала с крыши свою мордочку и жадно смотрела на стол. Другая нетерпеливо крутилась на поручне, протягивая лапки.

Напоследок над нами покружил белоголовый орел, и мы поплыли на материк. На большой земле был осуществлен заезд к очередному водопаду. Тропа к нему лежала меж поваленных деревьев и толстых лиан. На одной удалось покачаться, ощутив себя большой и неуклюжей обезьяниной. Водопад оказался шумным, широким и полноводным. Он тек широкими струями по пологим оранжевым камням, обрамленных сочной зеленью.

Уже стемнело, когда нос лодки ткнулся в песок острова Сукорн – последнего острова в нашем путешествии. Мы прошли по ухоженным дорожкам мимо цветущих кустов и аккуратных газонов. После аскетичных домиков Тарутао здешние бунгало казались просто райскими. После шикарного ужина из крабов стало понятно, что это и есть рай.

Реклама

Маяк на необитаемом острове и велосипедная прогулка за ромом

Едем на морскую прогулку. Проснувшийся океан сверкает и поигрывает волной. Тут и там разбросаны небольшие острова. К одному из них мы держим путь. Вот и обещанный остров. Узкая полоска песка усеяна большими серыми камнями. Густая растительность подбирается практически к самому морю. А чуть повыше, на пригорке, стоит белоснежный маяк. Маяк, как и сам остров, необитаем.

Сначала плаваем; рассматриваем морских ежей, деловито топорщащих свои длинные иглы. Потом выбираемся на пляж, бродим среди камней в поисках сувениров. Берег усеян бело-розовыми обломками каких-то огромных ракушек и палочками кораллов. Дима предлагает подняться на маяк. Лезем вверх по очень крутому склону, покрытому крупными опавшими листьями. "Здесь водиться 40 видов кобр", – буднично бросает Дима. С опаской стараюсь рассмотреть хоть что-то под шуршащим лиственным ковром.

Подъем закончен, и мы выходим на прогалину, поросшую высокой жесткой травой почти в человеческий рост. Посередине высится маяк. Вблизи видно, какой он старый и заброшенный. Стараюсь производить как можно больше шума и иду к маяку. Дима первым подходит к покосившейся дверце, стучит по ней и издает странные звуки. То ли ждет, что его пригласят войти, то ли распугивает притаившуюся внутри живность.

Но внутри никого. Лишь залитый светом узкий колодец и лестница, уходящая вверх. По очереди лезем по ней. Вниз сыплются хлопья ржавчины. Приходиться быть очень осторожными, чтобы не задеть спиной грубую шершавую стену. Ребята уже наверху, а я все поднимаюсь по скользким ступенькам, затаив дыхание и слыша лишь биение сердца. С радостью вылезаю на площадку, опоясывающую макушку маяка. Мы на одном уровне с изумрудными верхушками деревьев, а выше лишь яркое чистое небо. Так не хочется покидать это безмятежное место и лезть обратно. Тем более что спускаться вниз мне очень страшно. Опять мокрые ладони сжимают тонкие лестничные ступени, и яростно колотится сердце.

Покидаем это уединенное живописное место. Впереди ждут остров Ко Лолианг и деревня морских цыган. Качка усиливается, и наш проводник старается как можно быстрее пройти меж двух высоких островов, увенчанных зелеными шапками. У одного из островов нас ждет тихая бухта. Там мы должны купить к ужину скатов, лобстеров и акул. Но пляж совершенно пуст. Стоят на тонких ножках жалкие хибарки, валяются пустые сети. Все жители уплыли на материк. Нам остается лишь любоваться нереальной красотой вокруг. Серые скалы, зеленая листва, голубое небо и бирюзовая вода – краски такие яркие, что режет глаза. Но я распахиваю их широко-широко и стараюсь вобрать в себя этот пейзаж, накрепко устроить его в памяти, чтобы потом вновь и вновь видеть, чувствовать, восхищаться. Кроме прекрасного вида, остров порадовал и другим. Безлюдный пляж усеян множеством красивых, ранее мною не виданных ракушек. Собираю целую коллекцию, бережно завертываю в рубашку и несу, прижав к груди.

На обратном пути волны настолько велики, что лодочка высоко подпрыгивает, а потом падает вниз, скрепя досками. Из-за брызг ничего не вижу. Вдруг сзади чья-то рука протягивает огромный кусок арбуза. Одновременно чувствую на губах его сладкий сок и соленые поцелуи Индийского океана.

Во второй половине дня поехали на пикапе по острову. Местные жители, завидев нас, приветливо машут руками и здороваются. Особенно это нравится детям. Кричу ответное. Во время остановки у пирса ребята решают совершить грабительский набег на кокосовую пальму. Они тычут в орехи какой-то палкой, но безуспешно. Наш водитель, увидев это безобразие, бежит к хозяину. Через пару минут он возвращается с мачете и шестом. Вместо того чтобы стращать воришек, добрый мужчина посшибал кокосы и напоил всю честную компанию!

Потом заехали на местный рынок купить фруктов. За прилавком собралась вся деревенская детвора. Они деловито взвешивали фрукты, писали на бумажке цену и отсчитывали сдачу. Владелец лавочки сидел поодаль и с улыбкой наблюдал за происходящим. Подкрепившись фруктами, поехали дальше. Весь остров усажен гивеями, стройными деревцами. Их кору надрезают и собирают сок в подвешенные чашечки. Сок застывает неприглядным, дурно пахнущим комком. Эти комки с чем-то смешивают, топчут, давят и в итоге получается желтоватый полупрозрачный коврик. Так изготовляют латекс. Вдохновившись этим процессом, покупаем коврики.

Вечером мы с Кириллом продолжаем погружение в местную жизнь. Взяв велики, отправляемся по деревням и весям в поисках тайского рома. Надо сказать, что Сукорн – мусульманский остров, и алкоголь тут достать не так-то просто. Старые раздолбанные велосипеды весело подпрыгивают на ухабах. Подозреваю, что за сегодняшний день мы уже несколько раз проезжали по этим дорогам, но ни мне, ни местным жителям энтузиазма не занимать. Мы все также приветливо улыбаемся друг другу и кричим. В каждом новом магазинчике пытаемся объяснить, что нам нужно. Все непонимающе кивают и зовут старшего. По-английски тут не говорят. Едем мимо мусульманской мечети. Рядом на лавочках сидят серьезные мужчины в белых одеяниях и шапочках. Разгоряченная, кричу им приветственные слова. Они молча провожают меня взглядом. Сразу за мечетью (вот парадокс!) наши поиски увенчались успехом. Маленький магазинчик забит коробками с ромом. Едем обратно. Уже темнеет. На горке у кирилловского велосипеда отказывают тормоза. Он пулей пролетает мимо меня, звеня добытыми бутылками.

На ужин нам вынесли тарелки, украшенные тропическими цветами и зеленью. Посредине возлежали огромные усатые лобстеры. Потом был долгий вечер на берегу. Мы пили ром, смотрели на воду и радовались жизни. А завтра уже уезжать.

Посещение мангровых зарослей и прощание с Таиландом

Напоследок было запланировано посещение мангровых зарослей. Чтобы не идти до них пешком, было решено освоить мотобайк. Несколько минут тренировок, и вот мы уже отчаянно мчимся навстречу ветру. Оставив байки, идем мимо рисовых полей. Они огорожены колючей проволокой, чтобы не забредал скот. Вместо коров тут огромные рогатые буйволы. Рядом с ними всегда ходят длинноногие белоснежные цапли. Особо отважные садятся прямо на буйволиную спину, ловят многочисленных мошек.

Решаю не лезть в мангры, а подождать всех на берегу. Под ногами жирная, чавкающая грязь. Дима, Нелли и Кирилл уходят, их голоса становятся все тише и тише. Я остаюсь одна. То тут, то там раздаются подозрительные шорохи и бульканье. Напряженно гляжу сквозь решетку тонких стволов, пытаясь разглядеть ребят. Постепенно успокаиваюсь и оглядываюсь. Прямо под ногами маленький манящий краб с одной большой клешней. В неглубокой лужице замечаю еще крабов. Эти побольше, такого же черного цвета, как и земля. При моем приближении они юркают в воду. Пока сторожу их появление, возвращаются исследователи мангров. Их ноги по щиколотку в липкой грязи.

Но ничего не поделаешь. Настает миг, когда мы покидаем цветущий и добрый Сукорн. Впереди перелет до Бангкока, потом до Ашхабада, и только потом – Москва. Самолет приземляется в Домодедово. За окном лежат снега, в душе поют цикады, кряхтят гекконы и слышен шум длиннохвостой лодки.

Капун каа, Таиланд!