Реклама

Реклама
После дождичка в четверг. Часть 1

Я так обрадовалась, я даже не надеялась на целых 7(!) см. Пошла гулять по коридорам. Сначала ходила бодренько, в приподнятом настроении. Потом ходить по кругу стало надоедать, а схватки не очень-то и усиливались.

Настроение стало портиться. Как назло, все продолжали рожать, врачи бегают туда-сюда, одна я, как дура, по коридорам гуляю. Теперь я поняла настроение девчонок, которые перехаживают беременность. Ужас!

В соседней родовой дело дошло до потуг. Набежали врачи, медсестры. Без 5 минут молодой папаша вышел в коридор, стоит у окошка. Пытается смотреть в окно, а самого потрясывает. Думаю, он с удовольствием вцепился бы в сигарету, но – нельзя. Из родовой доносятся тихие постанывания. Жалко его. Такой весь замученный. В родовой тишина, только слышны голоса врача и акушерки: "Так. Молодец. Давай еще немного.." Полная тишина... И тут на весь коридор – крик ребенка. Господи! У меня окончательно сдали нервы, я в слезы, побежала в свою родовую. Проревелась. Ни за что больше не выйду в коридор.

Сижу на мяче у открытого окошка. Постепенно мозги отключаются. Светит солнце, я вся как будто вареная. На схватках покачиваюсь на мяче, в перерывах засыпаю, пару раз чуть не упала с мяча. Оперлась спиной в угол комнаты. Теперь мяч из-под меня выскальзывает. Нет. Все. Пора завязывать с мячом. Уж очень он хорошо обезболивает, вдруг опять схватки прекратятся.

Ненавижу этот коридор, ненавижу эти стены, и даже смешных собачат на стенах я тоже почти ненавижу!

12.00. Посмотрели раскрытие – 8см. То есть мне еще 4-5 часов ждать.

– Ну что, будем дальше ждать или капельницу?
– Ставьте! – И даже рука не дрогнула, когда подписывала бумажку.

Пока подключали капельницу, интересуюсь, сколько мне с ней ходить. "Часа два", – сказала акушерка и убежала. Очень неудобно. И так не знаешь, как встать-лечь, а тут еще капельницу за собой надо таскать и следить за скоростью капания. Мне казалось, что прошел всего час, оказалось, действительно 2 часа.

Вдруг посреди этого полуобморочного состояния проясняются мозги. Неспроста это все! Тужит. Самопроизвольно сгибаются колени и делаю резкий выдох "Ха!". Громко получилось. Вот и я покричала, чем я хуже других. Тужит не на шутку. Надо звать подкрепление. Но кричать во весь голос как-то неудобно. Ковыляю в сторону поста. Шаг шагну, переставляю капельницу. Тужит. Еще шаг шагну, спотыкаюсь о капельницу, пока ловлю равновесие, опять тужит. Мне показалось, что до двери родовой я добиралась вечность. Понимаю, что до поста не дойду, надеюсь на чудо. Чудо свершилось: в коридор вышла какая-то санитарка.

– Зовите акушерку, меня тужит!
– Хорошо.
– Быстрее!
– Да ты иди назад в родовую, щас я.
Ковыляю назад. Прибегает акушерка.
– Давай посмотрим... Бригада в третью! Рожаем.

И понеслось. Народу понабежало! Гинеколог, акушерка, неонатолог, детские медсестры и еще какие-то две тетеньки, видимо, для массовки.

Я тем временем с акушеркой корячусь, ищем удобную позу. В итоге сижу на корточках рядом с кроватью, вцепившись в нее. Врач с другой стороны кровати присела и смотрит на меня. Три потуги прошли. "Давай теперь на кровать". Пулей запрыгиваю на кровать и даже капельница – не помеха.. Ноги в руки, согнулись. Ой, живота нет! Заглядываю ниже... между ног торчит чей-то затылок! Мамочка родная! Не каждый день такое увидишь. Тужусь-тужусь, а дальше никак. Врачи смеются: "Видно, уши большие, как у мамы, зацепился ими и не проходит". А мне не смешно. Все говорят, что когда ребенок начинает выходить, то ничего уже не чувствуешь, и режут по живому – ничего. Я на это и настраивалась. Облом. Я все очень даже чувствовала! И было страшно, что порвусь. А еще акушерка кричит в ухо: "Давай, Ленчик, тужься!" Меня такое зло взяло: какой я тебе Ленчик, ненавижу, когда меня так называют! Чуть не сорвалась на нее, но решила, что сейчас не время и не место. И вообще, рожать уже надо дитенка.

Врач просит дышать грудью. Вот этого я и боялась, я так и не смогла научиться дышать грудью. Пытаюсь – получаются какие-то всхлипы, все тело затрясло. Понимаю, что все – больше себя жалеть нельзя. Собралась с силами, вдох, и ка-а-ак тужнусь (можно так сказать?). Голова прошла. Хоп-хоп – ребенок готов.

Тут на него накинулись медсестры. В четыре руки быстро-быстро начали обтирать-прочищать. Так быстро и слаженно работали – как роботы. Раз-раз и дитенка на живот мне плюх. И тут наконец-то я его увидела. Это был шок. На меня смотрели огромные голубые глаза. В них было столько страха, испуга. Господи, как я могла так долго мучить ребенка? Да если бы я знала... Ну порвалась бы – зашили. Ведь все говорили – думай о ребенке! – но думалось обо всем, кроме него.

Время 15.25. Ничего себе – потуги 25 минут. А хотела за три потуги родить!

А врач почему-то не успокаивается: "Тужься!" Чего ей надо? Вот ведь ребенок, отстаньте от меня. Я все – отстрелялась. "Давай послед рожай", – не отстает врач. Пытаюсь поднапрячься, давят на живот. Больно. Отрываю взгляд от своего солнышка, тупо уставляюсь на врача. Они с акушеркой чего-то обсуждают: "Не выходит. Пуповина тонкая, может порваться, если потянуть... Зови анестезиологов".

Пришли анестезиологи: высокая статная женщина и маленький, худенький мужчина. А я все думала, что это за мужик такой – роды не принимает, только сидит и чаек с тортиками наворачивает.

С умным видом интересуюсь:
– Вы мне общий наркоз сделаете?
– Да какой же это общий, я только укольчик поставлю, а общий – это когда с маской на лицо. (Хорошо уболтал!)
– А надолго?
– Минут 10-15. Ты закрывай глаза...
Смотрю на часы, засекаю время.
Ляльку забрали, взвешивают – 52 сантиметра, три шестьсот...

Все таки, когда ты в хорошем настроении и дают наркоз, то эффект потрясающий! Я летала по бело-розовым облакам, везде были разноцветные воздушные шарики. Праздник, одним словом. Кайф обломала опять акушерка, чего-то ей опять надо от меня. Задает какие-то глупые вопросы. Оказалось, из наркоза меня выводят. Посмотрела на часы – прошло ровно 15 минут. Проваливаюсь в глубокий сон.

Открываю глаза. Вечереет. Очень хочется пить. Никого. Тишина. 17.30.

Быстрым шагом в родовую вошла какая-то женщина, помяла мне живот, врубила радио и ушла. Я хотела ее окликнуть, но получился только глухой свист из горла. Музыка орет очень громко, бьет по мозгам. Или это после наркоза так кажется? Зашла моя врач. Она удивилась орущей музыке и сделала тише. Я вроде пришла в себя. Дали мне попить, поговорили с врачом на медицинские темы. Дали лялечке грудь, мне телефон и оставили еще отлеживаться. Я уже полностью проснулась, энергия бьет ключом, звоню мужу. Очень хочется обрадовать его новостью. Ага. Абонент недоступен. С ним должен быть мой отец. Звоню ему. То же самое. Мамы дома еще нет. Что за фигня! Даже радостью поделиться не с кем! Наконец, дозваниваюсь до отца.

– Папка, ты стал дедушкой!!!!
– А я знаю, мы со Стасом (моим мужем) уже отмечаем.
–???!!!!!

Оказалось, не дозвонившись до меня в очередной раз, мой муженек почуял "неладное" и начал периодически названивать на пост родблока, где и узнавал все "горячие новости". Потом обзвонил всех родных и друзей и снял все "сливки" поздравлений. Ну не козел ли?

Вышел на связь новоиспеченный папаша:
– Привет! Как дела?..
– Ты какого хрена там сидишь, отмечаешь? Я тебе что говорила? Как только рожу, берешь красный пакет и ко мне!
– Ну, нам просто надо было где-то пообедать, вот мы и заехали в ресторан.
– Давай быстро ко мне.
– Ой, да сейчас самые пробки – пятница вечер, а я еще маму обещал с работы забрать – она тоже хочет к тебе съездить...
– Офигеть!

Кладу трубку. Минута молчания. Маму подождать с работы еще час – это нормально, а то, что жена сегодня родила – это фигня, перебъется. Ну и пошел он в баню, у меня вон какой ангелочек на груди сопит! (Но мужа в черный список я внесла за номером один, на место выбывшей акушерки.)

Прикатили каталку, перебираемся с малышом на нее. По дороге собрали все ямки, в лифт попали раза с пятого – вроде санитарка была трезвая...

Постовая акушерка напоила меня сладким чаем, сказала, что будет меня проверять.

Лежу, осматриваю палату. Слышу в коридорах голос муженька. Он у меня тихо разговаривать не умеет. Завалились шумные и веселые в палату муж, свекровь и мой папа. Оказалось, я свой телефон оставила в родблоке, бегали, его искали. Муж стоял все время поодаль и смотрел на меня и ребенка издалека. Боится что ли? Вроде даже не обнял ни разу. Вообще складывалось впечатление, что от меня, как от чумной, все старались держаться в стороне.

Пришла детская медсестра, показала, как ребенка мыть-пеленать. А мы уже все знаем, на курсах проходили. Дала номер рабочего мобильного телефона, сказала звонить, если что.

Гости мои ушли. Опять пришла акушерка:
– Давай попробуем встать, до душа дойти.
– Ой, давайте, очень хочется.
Помогла мне раздеться. Осторожно встали-постояли, потихонечку идем до душа (он в палате), дошли.
– Ты нормально себя чувствуешь?
– Да! Норма.
Жуткий холод. Открываю глаза: передо мной лампочка и лицо акушерки. Соображаю, что лежу голая на кафельном полу.
– Ну, пошли назад.
– Пошли.
– Завтра утром попробуем еще раз.
– Угу.
– А почему у тебя мама так быстро уехала?
– Это свекровь.
– А, тогда понятно.

Акушерка помогла мне обтереться мокрым полотенцем, поменяла простыню и принесла еще чаю.

За окном было уже темно, малыш посасывал грудь, завершался самый знаменательный день в моей жизни.

Проторчала я в роддоме целых 10 дней. За это время я успела просто влюбиться в персонал. У акушерок – золотые руки, а детские медсестры – это вообще песня! А еще у них есть одна санитарка, она по утрам распахивает дверь палаты: "Мадам сегодня будет завтракать?" И так она это хорошо говорит, что чувствуешь себя королевой. Я всегда ждала ее смены.

А выписка получилась скомканная, хотя я так долго ее ждала, а толком попрощаться не успела. И еще я всегда считала, что выписка – это глупая традиция, когда медсестра передает ребенка отцу и все такое. Я даже ничего не покупала, считала, что это лишнее. Хорошо, что мама меня не послушалась и купила красивое кружевное одеялко. Как, оказывается, хочется праздника на выписке! Чтобы ты красивая, ребенок весь в кружевах и с огромным бантом, все с букетами и брызги шампанского!

Потом мы целый месяц с мужем думали, как назвать нашего сыночка. Назвали Федюшкой, так как 5 мая – день Федора. Наш "дядя Федор" отметил уже свою годовщину, носится по квартире, а мне ужасно хочется все снова повторить. Вот уже в течение года не могу отделаться от этой мысли!

Елена, Ilina_e@list.ru.