Реклама

Сев писать этот рассказ, я задумалась — как его начать? Как выложить столько переживаний, мыслей и впечатлений на пару листов страниц? Ведь для каждой, прошедший этот долгий путь — начиная с зачатия и заканчивая родами — это самое незабываемое происшествие, которое случалось с ней. Не буду томить, расскажу о себе.

Начну с того, что моему сыну уже почти девять месяцев и это, естественно, самое обожаемое существо в нашей семье.

Итак, забеременела я на пятом курсе, прямо перед дипломом. Это было очень неожиданно. Так что отметить диплом, как я мечтала последние годы обучения, не удалось. Обнаружилась моя беременность вот таким образом: моя подруга, с которой я раньше работала, забеременела и пошла в жен. консультацию вставать на учет. А для того, чтобы не было скучно, взяла и меня с собой. Я, решив, что давненько не была у гинеколога, решила провериться просто так. Каково было моё удивление, когда доктор сказал "матка увеличена как на 2-3 недели". Выйдя из кабинета врача, я сказала подруге, что теперь ей уж точно не будет скучно ходить в консультацию на протяжении 9 месяцев.

Беременность протекала очень сложно. Было всё — начиная с угрозы (отслойка), жуткого тонуса, анемии — заканчивая операцией под общим наркозом на 19 неделе. У меня на плановом УЗИ в 13 недель обнаружили кисту яичника, она была больших размеров, так что доходить до конца беременности я бы не смогла. Операцию (лапароскопию) провел очень хороший доктор, так что на память у меня остались — три небольших шрама на животе. Живот рос, и с ним росла уверенность, что все у нас будет хорошо.

На 37 неделе мы с мужем поехали заключать договор в роддом, в котором лежала три раза на сохранении. Доктора мне посоветовала подруга, которая благополучно рожала у него четырьмя месяцами ранее. Она была очень довольна. Заплатив за контракт, мы с мужем пообщались с анестезиологом и решили делать эпидуральную анестезию. Нам объяснили, что это анестезия не оказывает никакого воздействия на ребенка, и мы решили не отказывать себе в таком удовольствии. Об этом решении я ни разу не пожалела.

Срок мне ставили на 5 февраля 2008 г. Сумки в роддом я собрала еще в начале января, так как мой доктор в консультации сказала, что ребенок низко очень, шейка открыта на 1 палец, и после снятия кольца (пессария) роды начнутся сразу же. В общем, ни после снятия кольца, ни после отмены гинипрала роды не наступали. И вот 10 числа со всеми баулами мы с мужем направились в роддом.

Меня оформили в палату, муж поехал домой. После двухдневного залеживания на кровати я решила — пора. На следующее утро 13 числа, как по моему заказу, начались схватки — этому я была несказанно рада. Страха не было, было какое-то волнение и любопытство. Как будто я шла на премьеру своего фильма. Я позвонила врачу, она пришла сразу же. После осмотра на кресле сказа, что раскрытие два см, и мы рожаем. Отправила меня мыться, бриться и, конечно же, на клизму. Помыться-то я справилась, побрил дома дрожащими от смеха руками муж, так как я во время процесса то и дело выглядывала из-за пузяки и спрашивала, как осел из "Шрека": "Ну, долго еще?" От клизмы не осталось никаких особых воспоминаний, неприятно, конечно, но что поделаешь.

Итак, я в родзале. Ну что ж, оглядимся. Свежий хороший ремонт, кожаная кровать (которая трансформируется в кресло), мяч, санузел, телик под потолком, шкафчики с инструментами и, конечно, для маленького всё. В общем, нам понравилось. Время шло, схватки остановились на одном уровне, по времени неодинаковые. Раскрытие не увеличивалось. Был уже вечер. После очередного осмотра доктор сказала, что это, скорее всего, ложные схватки, и мне сделают укол снотворного на ночь. Ночевать меня оставили в родзале. После этого меня называли в шутку "наш долгожитель" и даже предложили прописку в родзале. Спала я плохо, просыпалась каждый час, так как в соседних помещениях постоянно кто-то рожал и кричал. Живот потягивало немного, а вскоре он перестал болеть вообще. Утром пришла моя доктор и сказала, что я могу идти обратно в патологию — нужно подождать еще пару денечков. Но я так быстро не собиралась сдаваться, сказала, что хочу рожать сегодня и точка, так как перехаживала на неделю, и ляльку обещали очень крупную, граммов на 4300 где-то. Да и живот тянуло постоянно. После недолгих переговоров решили проколоть пузырь. Эта манипуляция не заняла много времени — из меня полилось много воды. Оказалось, было многоводие. Живот мой уменьшился прям на глазах, доктор даже сказала, что малой будет поменьше, чем она представляла. Чему я очень обрадовалась. Воды были прозрачные.

Часы показали ровно 10:00. "Итак, начали!" — сказала я себе. Схватки не заставили себя долго ждать, я поняла, что это точно не спутаешь ни с чем. Через час пришли две тетеньки-анестезиологи и стали вставлять катетер, "Пока я еще веду себя адекватно", — так они мне сказали. Попросили скрутиться бубликом и не шевелиться. Я сказала, что бубликом не получится, только большой сушкой выйдет. На что они ответили, что болит у меня еще не сильно, раз шучу. Катетер поставили. Конечно, не очень приятная процедура — особенно укол обезболивающего в самом начале. Но терпимо. К нему присоединялась длинная трубочка, и шла она по всей спине до плеча, а там прикреплена была пластырем.

Через час я поняла, что терпеть это безобразие нет больше сил, и прихватывать стало ого-го. Сразу же пришла анестезиолог и подключила эпидурал. К концу трубочки у меня на плече подключили аппаратик, в который вставлялся шприц с обезболивающим. Это чудо-машина с заданной скоростью выдавливала лекарство. И, о чудо — жизнь прекрасна. Следующие два часа я лежала на кровати, смотрела телик, болтала по телефону, спала. Боли не было вообще. У меня прекрасно шевелились ноги, они просто стали немного ватные, но это уже ерунда. В 15 часов пришла доктор и посмотрела раскрытие. Посмотреть почему-то она захотела без перчаток и после обработки своих рук спиртом. У меня горело там так, как будто мне туда положили перец чили. Раскрытие оказалось 8 см! Это за три часа. Доктор велела отключать эпидурал, чтоб чувствительность вернулась, и я к полному открытию могла тужиться. После отключения стали возвращаться схватки, стало больно. Лежать я не могла — ходила, а когда схватка накрывала меня, немного присаживалась и почему-то говорила всё время "ой-ёё-ёй". Прошло несколько часов, после осмотра доктор вынесла вердикт — опять 8 см, не раскрывается матка и всё тут. После моего скулежа, на счет того, что ооочень больно, меня подключили опять к эпидуралу. О! Это блаженство! Спасибо, тем, кто его изобрёл. И почему многие отказывают себе в таком удовольствии? Меня на минуту укусила совесть, что рожать надо естественно, без обезболивающего. Но, подумав пару секунд, что, кому надо так рожать, пусть и рожает. Тут каждый решает за себя. Периодически заходила врач, осматривала меня и говорила, что скоро. Осмотры проходили на этой же кровати, так что вставать и идти никуда не надо было. Они были совсем безболезненные. К 18:30, после очередной проверки матки на готовность, доктор сказала: "Всё, готова". Отключили обезболивание. Врач с анестезиологом пошли пить чай в соседнее помещение, предупредив, что скоро начнет тужить, и чтоб я её позвала. И я осталась одна. Чувствительность возвращалась, и схватки сразу же заявили о себе, но было не очень больно. Через минут тридцать я почувствовала, что мне хочется в туалет и очень прилично. Решив, что это и есть потуги, я поплелась к врачу. Зашла в их рабочий кабинет и застала эскулапов за поеданием торта. Спрашивают: "Чего пришла-то?" Говорю, что тужит, наверно. Тут мой врач и отвечает: "Если б тебя тужило сильно, так бы ты спокойно не говорила, а заползла бы в кабинет и скулящим голосом протянула бы — "туужиит!!" Причем, показала на себе всё это. Иди, говорит, скоро придем к тебе. Я пожала плечами, думаю, ей-то виднее, поперлась уже в свой родной такой родзал. Тужило всё сильнее, но вполне сносно. Особо я не напрягалась.
Зашла акушерка, решила посмотреть меня. Происходит такой диалог:

— Батюшки-свят, да у тебя уже головку видно — черненькая, вот-вот уже! — говорит она, округлив глаза.
— Да?! А мне сказали, рано еще, — спокойно отвечаю я.
— Да нет, самое то. Давай попробуем тужиться, поучимся...
— Уговорили, давайте вместе.

Она рассказывает спокойно, неторопливо, я повторяю за ней. В это же время акушерка колдует над кроватью, и она превращается в кресло. По её команде я тужусь, держась за поручни. Получалось, что на кресле ноги надо упереть в специальные подставки, а руками, когда тужишься, тянуть на себя поручни. Почему-то эти поручни были расположены сильно близко к ногам, и мои руки всё время соскальзывали. И я постоянно хваталась за них, как утопающий за круг — из последних сил. Всё это происходило очень тихо, рожала я на тот момент одна. После чая заходят мои врач и анестезиолог, у обеих широкие глаза. Они не ожидали такой картины — думали, я одна сижу и жду потуги. Пришли еще две медсестры, и зашел еще один анестезиолог-мужчина. Целый день никто не рожал, и всем было скучно. Причем мужик (на вид ему лет 30) встал у двери — всё мне комментировал и советовал, как правильно тужиться. Вот тут-то и началось. Силы меня почему-то покинули, тужилась я нормально, но воздух надо было не резко, а плавно выдыхать под конец. Поэтому мой сына и шел — один шаг вперед, два обратно. Да и еще и схватки ослабли, за что меня и стали щипать за живот. Вокруг меня нарастала суета, прошло уже 40 минут, а я никак не вытужу его. Вкололи окситоцин.

Тут и настал момент, которого я боялась больше всего. В руках врача появились ножницы. Но мне уже было всё равно, лишь быстрее всё закончилось. Резала она долго и основательно, чувствовала я только, как разрезается кожа — а боли нет. И вот после последней потуги появился мой сынуля. Красный, как помидор, и много черных кучерявых волос. Положили на живот. Я раньше думала, что при первой нашей встрече буду плакать от умиления, но нет. Сил осталось на то, что бы тихо лежать и рассматривать его.

Было много любопытства и удивления. Ногти у него были длинные и как будто бы обгрызенные. Дальше особо не помню, всё как в тумане. Плаценту не заметила, как вытащили. Подключи эпидурал, стали зашивать. Я лежала, изучала своего пузожителя. Разрезали основательно. Зашивали долго. Где-то час. После окончания всего этого мой врач сказала "спасибо", что не стала рожать вчера, так как у неё дома была кошка голодная, а родила сегодня — в её дежурство. И долго не мучила её. За роды я ни разу не крикнула и мало разговаривала — она обозвала меня партизанкой. Через час прямо в родзал приехал наш папа, познакомился с сыном. Наш богатырь родился 3700 и 54 см 14 февраля 2008 года в 19:40.

Через два часа нас кортежем — я впереди на каталке, затем медсестра, следом папа с сыном отвезли в отдельную палату. Затем мне захотелось встать и помыться под душем, но я сделала шаг и потеряла сознание. Больше не вставала, не пугала своего мужа. Там было две кровати, и папа остался ночевать с нами. А через пять дней нас выписали.

И напоследок хочу сказать: не бойтесь делать эпидуральную анестезию. Вместе с ней я запомнила свои роды как праздник, а не бесконечную череду боли. Сейчас в инете много информации об этой анестезии, но в основном ложная и неправильная. У меня ничего не болело, ходить я могла, и к ребенку ничего не поступает. Если вы в раздумьях на эту тему, поезжайте в роддом и обсудите это с анестезиологом. Они рассказывают очень подробно, все плюсы и минусы. Я никого не агитирую — это просто мой совет. Удачных родов, дорогие мамочки.

Катёна, ada20@mail.ru