Содержание:

Вы не одиноки. Просмотр ТВ — самое популярное времяпрепровождение в промышленно развитых странах: в среднем люди проводят перед телевизором по три часа в день, то есть примерно половину своего досуга. За жизнь длиной 75 лет на телепередачи тратится до 9 лет. И из всех доступных телепередач сериалы захватывают наше внимание сильнее всего. Может быть, они вызывают зависимость?

Почему мы смотрим телевизор больше, чем нам надо?

К содержанию

Почему мы смотрим телевизор больше, чем нам надо?

Нет ничего дурного в просмотре телепередач, если только вы не считаете иначе. Люди, которые смотрят телевизор меньше двух часов в день, не слишком об этом беспокоятся. Но заядлые зрители, тратящие от четырех часов в день и больше, говорят, что предпочли бы проводить меньше времени перед экраном. Они смотрят ТВ больше, чем планируют, но не могут просто выключить телевизор и уйти. Исследователи Роберт Кьюби и Михай Чиксентмихайи обнаружили, что так и есть, хотя чем больше люди смотрят ТВ, тем меньше им это нравится, если судить по отчетам самих "интенсивных потребителей" ТВ.

Действительно, Кьюби и Чиксентмихайи увидели много схожего между теми, кто часто смотрит телевизор, и зависимыми людьми. Например, в обеих группах люди совершали повторяющиеся (безуспешные) попытки снизить "потребление"; в обеих группах это вызывало синдром отмены; и там, и там "потребление" происходило чаще, чем людям хотелось бы; и в обеих группах люди уделяли много времени "наркотику", будь то ТВ или кокаин.

Кьюби позже сказал, что доказательств, подтверждающих, что ТВ вызывает клиническую зависимость, недостаточно, но телевизор определенно захватывает наше внимание так, что устоять перед этим трудно.

Кьюби и Чиксентмихайи полагают, что ТВ запускает в нас ориентировочный рефлекс — инстинктивный зрительный и слуховой ответ на любой внезапный или новый средовой стимул. Если мы слышим, как что-то падает, мы оборачиваемся посмотреть, что это. Если поблизости появляется движущийся предмет, мы автоматически на него оглядываемся.

Это значит, что телевизор притягателен для "встроенной" чувствительности к движению, которую мы развили в далеком прошлом, чтобы замечать и отслеживать угрозы для нашего выживания. Это кажется убедительной причиной для проверки мерцающего шумного ящика в углу. Но почему мы его не выключаем, когда понимаем, что он не только не является угрозой, но и не слишком-то интересен?

Почему мы смотрим сериалы? Есть ли польза от мыльных опер?

К содержанию

Почему мы смотрим сериалы? Есть ли польза от мыльных опер?

Пристрастившиеся к мыльным операм могут назвать уйму причин, почему те интересны, важны и познавательны. Подростки утверждают, что сериалы открывают им окно в мир взрослых и дают ценную информацию. Они любят размышлять о том, как разными героями разрешаются возникающие по сценарию бытовые конфликты, гадать, как бы они сами справились с ситуацией. Так же, как и взрослые зрители, они любят обсуждать с семьей и друзьями сюжеты и персонажей. Это все обогащает социальный опыт: способствует обучению, воображению и общению с реальными людьми после просмотра.

Эволюционные социальные психологи говорят, что люди жили в маленьких родственных группах на протяжении трех миллионов лет. Ученые полагают, что во многом наше мышление и действия эволюционно нацелены на решение проблем проживания в группах: люди в разных странах обладают обширными словарями для описания того, насколько человек открыт сотрудничеству или властен, является потенциальным лидером, врагом или другом.

Есть даже гипотеза, в соответствии с которой интеллект приматов развился преимущественно для решения сложных социальных задач, а не для поиска еды и использования инструментов.

Теория социальных сплетен Робина Данбара утверждает, что язык появился у людей, чтобы мы могли разбираться в сложных социальных отношениях и находить способы поддерживать их в больших группах. То есть для выживания нам всегда было важно находить способы общаться друг с другом и жить бок о бок, и язык, поведение и даже мышление развивались в основном из социальных взаимодействий.


Точно так же, как ориентировочный рефлекс является древним инстинктом, который запускается шумным мерцающим телевизором, наша потребность постоянно пополнять знания о бытовых отношениях и взаимодействиях — это проявление движущей силы эволюции.

Кроме того, возможно еще одно объяснение: законы человеческой памяти. В 1927 году психолог Блюма Зейгарник описала, как в серии экспериментов людей прерывали во время задания и не давали его доделать — и тогда оно запоминалось на 90% лучше. Это объясняет, почему официанты в ресторане запоминают весь заказ, не записывая, но забывают о нем, как только счет оплачен. Человеческий разум помнит все, что еще нужно сделать (или узнать).

Работа Зейгарник вдохновила других ученых на исследования человеческой склонности "возвращаться" к незавершенному действию и на создание теории завершения (потребности доводить дело до конца).

Наше глубокое нежелание останавливаться на полпути также может объяснить, почему мы подсаживаемся на сериалы разного вида, начиная с викторианских журналов под редакцией Чарльза Диккенса и заканчивая современными мыльными операми. Зейгарник обнаружила, что ее испытуемые решительно возражали, если их прерывали: когда что-то уже началось, мы хотим узнать, чем оно закончится. Особенно если это какая-то история, и тем более если в основе сюжета лежат человеческие отношения.

Итак, похоже, что мы эволюционно запрограммированы реагировать на телевизор и истории, которые никогда не заканчиваются. Поразительно, что мы вообще находим время на что-то еще!