Содержание:

Реклама

Что вы привозите из путешествий? Основатель сети "АндерСон" Анастасия Татулова — примеры того, как устроена работа ресторанов, отелей и аэропортов, потому что во всех этих местах заботятся о клиенте, а это в семейных кафе "АндерСон" считают очень важным. Что поразило Анастасию в Японии и чем не понравился Леголенд — в новой книге о ее бизнесе, коллегах и о ней самой "Нельзя, но можно".

Поездка в Леголенд

Путешествия для меня — одно из самых великих удовольствий. При этом я всегда путешествую и про работу тоже. Из каждой страны я привожу маленькие кусочки, из которых потом придумывается своя отдельная история. Эти кусочки не обязательно про кафе или рестораны — они про жизнь и про людей: разговоры, отношения, атмосфера в маленькой сувенирной лавке, что-то подсмотренное или случайно услышанное мною. То, что потом "прорастает" в "АндерСонах" в деталях и идеологии.

К содержанию

У нас круче, чем в Амстердаме

Как-то я прочитала, что в Амстердаме есть место с названием "Киндеркуккафе" (Kinderkookkafe). Место, в котором дети до двенадцати лет работают поварами и официантами: сами готовят, обслуживают, рассчитывают чеки, убирают столы, моют посуду, а родители играют роль посетителей и наблюдают за процессом. И это так здорово было описано, что мы командой решили полететь и увидеть все своими глазами.

Когда мы прибыли в это кафе, случилось то, о чем я и подумать не могла. Я увидела место, в котором все было как-то странно, нелепо и неряшливо. Нам совершенно нечего было у них смотреть. Абсолютно. Нигде. Ни разу. Наоборот, это им надо было бы увидеть наши кафе. Начиная от санитарии и выстроенных внутренних процессов, заканчивая разными приколами и фишками. К тому моменту "АндерСону" уже исполнилось пять лет, и я вдруг осознала, что у меня круче, чем в Амстердаме.

Реклама

К содержанию

Леголенд: рай для детей не должен быть адом для родителей

Еще до создания "АндерСона", в 2008 году, я поехала со своими детьми в Данию, в Леголенд. Это оказалось одновременно самое прекрасное и самое ужасное место, которое я когда-либо посещала.

Для детей поездка в Леголенд обязательна. Там замечательный парк, а в магазине Lego моим сыновьям буквально снесло голову, ведь там все можно купить отдельно: головы, руки, ноги, колесики. Домой мы увезли чемодан любовно собранных пакетиков с невиданными до сих пор для меня детальками.

Мы жили в гостинице на территории парка, в номерах, сделанных в стилистике Lego, с двухэтажными кроватями, с индивидуальным дизайном в стиле Lego. Мои дети до сих пор считают ту поездку лучшей в их жизни.

А что я? Я тоже помню этот отдых и отель, в котором взрослый человек не может находиться более суток. Ты перемещаешься по вымазанному кетчупом пространству, прилипаешь к жвачкам и разлитой кока-коле и спотыкаешься о детали конструктора, которые валяются под ногами. Там нет другой еды, кроме нежно любимой детьми картошки фри и наггетсов, и если ты это не ешь, значит, ты не ешь вообще.

Леголенд: рай для детей не должен быть адом для родителей

Для меня такое пребывание стало яркой иллюстрацией, как рай для детей превращается в ад для родителей. Моя подруга, приехавшая без детей, через три часа пребывания спросила, не обижусь ли я, если она переночует в другой гостинице и вообще подождет нас за пределами парка. Но если у вас есть дети и они такие же фанаты Lego, как мои, обязательно везите их в Леголенд и переживите эту гостиницу — она правда классная.

Удержание баланса комфорта обеих сторон — детей и родителей — один из столпов, на которых много лет спустя вырос "АндерСон". Свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого, даже если речь идет о детях и родителях. Только когда ты это понимаешь и ищешь баланс на стыке, без компромисса, у тебя может получиться прорыв.

К содержанию

Япония: у нас такого не будет никогда

Два года назад произошла поездка, которая заставила меня посмотреть на мою фабрику под совершенно другим углом. Я попала в Японию. Мои сахалинские друзья (спасибо им еще раз за ту поездку!) организовали нашей группе посещение небольшой кондитерской фабрики в Саппоро. Тогда я впервые попала в совершенно другой мир и испытала то некомфортное состояние собственного бессилия, когда осознаешь, что у тебя такого не будет никогда.

Мы технологически отстали от Японии на всю жизнь. Ну ладно, бог с ними, с технологиями! Мы отстали от них ментально. Вот пример: по фабрике в Саппоро нас сопровождал генеральный менеджер и отвечал на все наши вопросы. А мы их задавали много, и я думаю, что менеджер испытал такой же шок от наших вопросов, как мы от его ответов.

При входе на фабрику следует мыть и дезинфицировать руки. В Европе до сих пор придумывают все новые системы контроля, которые не позволят человеку пройти и не помыть руки. В Японии этого просто нет. Когда мы спросили, как же происходит проверка, в ответ услышали: "А зачем проверять? Сотрудники же понимают, что руки нужно мыть. Ведь они работают с нашим продуктом, а мы продаем его людям".

"А это собеседование на какую вакансию?" — "Здесь собеседуют на кондитера. Наш кондитер через год уходит на пенсию, мы ищем ему замену". За год, представляете? В нашей реальности, даже сделав оффер сотруднику, никогда нельзя рассчитывать, что он выйдет на работу в оговоренное время, а тут год, представляете?

Япония: у нас такого не будет никогда

"У вас невероятно чисто. (А надо заметить, мы в „АндерСоне“ очень гордимся чистотой нашей фабрики. Это отмечают все, кто к нам приезжает. Но та фабрика в Саппоро больше была похожа на реанимацию в очень дорогой частной клинике.) Как часто вы проводите генеральную уборку? Раз в неделю?" — "А что такое генеральная уборка? Мы убираем фабрику после смены каждый день. Час после смены каждый сотрудник руками вымывает каждую деталь в машине, каждый свой инвентарь — ему же работать с этим завтра".

Стенд в коридоре, на котором подошвой вверх были вывешены рабочие кроксы (обувь сотрудников, сделанная из резины). "Почему кроксы висят именно подошвами вверх?" Оказалось, потому, что так сразу всем видно, кто из работников "недостаточно следит за санитарией", потому что плохо помыл свою обувь. Сотрудник сам видит это и обязательно идет дополнительно мыть свое рабочее место, пол под ним и подошвы кроксов. Вот вам и чистота, как в операционной.

Но окончательно добил нас стенд на стене: на нем были вывешены фотографии сотрудников, под которыми были нарисованы улыбки и тучки. "Что это?" Оказалось — настроение, с которым сотрудник пришел на работу. "Каждый работник, приходя на работу, рисует на стенде улыбку или тучку. Если тучку, значит, у него настроение плохое, что-то случилось. Скорее всего, такого сотрудника отправят домой или к врачу. Солнышко — все отлично, я пришел приносить пользу своей компании, я рад и счастлив работать с вами в команде".

Тут я не утрирую — я дословно цитирую ответ генерального менеджера. В тот момент я плакала и записывала...

Моя личная боль заключается в том, что такой высокий уровень самосознания невозможно просто взять за принцип и внедрить в какой-то отдельной компании. Отношение, когда тебе стыдно даже за плохо вымытые подошвы своих тапочек, как мне кажется, формируется на генетическом уровне.

Одним словом, поездка в Японию меня подкосила! Внутреннее примирение произошло в тот момент, когда я села и поняла: да, именно так я точно не сделаю. Но я точно внедрю то, что смогу, я буду тянуться к идеалу.

Реклама

К содержанию

Делать только то, что ты хорошо умеешь

Помимо прочего, в Японии меня поразила культура монопродукта. Сама культура потребления здесь выстроена таким образом, что за самым лучшим напитком люди идут в одно место, а за самой лучшей булочкой — в другое. На протяжении многих лет каждая японская фабрика производит только одно изделие и достигает в его создании совершенства.

Каждый делает только то, что он хорошо умеет. На этом основана система, по которой живут японцы. Я пока так не могу и не знаю, как это делается. Меня разрывает на куски в стремлении пробовать все, что мне нравится делать.

То же самое поразило меня и в Стамбуле. В этом городе вообще очень чувствуется вкус к жизни. Вот стоит человек, у него омлетная, и он делает только омлеты. В соседней лавочке кебабы, и здесь готовят только мясо. Это история про то, как человек достигает в своей профессии потрясающих результатов.

Более того, в Турции это происходит династийно. Его отец, прадед и прапрадед — все стояли в этой лавочке и делали кебабы. И эти кебабы просто фантастические! Среди всех моих знакомых есть только один человек, который продолжает семейное дело. Все его родные по мужской линии были шеф-поварами, и он вырос в парадигме того, что он повар. Династийность. Я мечтаю, чтобы так было и у нас.

Делать только то, что ты хорошо умеешь

К содержанию

Отели Four Seasons: мы вас очень ждали

Когда я путешествую, то стараюсь смотреть разные отели, потому что индустрия гостеприимства — это пионеры сервиса, как ни крути. Для меня бесспорный лидер и пример в этом — Four Seasons в любом городе мира. Это место, в котором каждый человек чувствует себя долгожданным гостем.

Фантастический уровень сервиса и чутья гостя (не знаю, как они это делают, но каждый раз для меня это волшебство): в отеле все, от клининга до официанта, знают, как тебя зовут. "Доброе утро, мистер Татулов", — обратились к моему ребенку утром, и у него сей факт остался впечатлением на всю жизнь, потому что на тот момент шестилетнего Артема мистером не называл никто. Чайнички с чаем, одетые в чехол, чтобы не остыли; устройство отеля от вида из окна каждого номера до удобства каждого лежака на пляже настолько продумано, что... В общем, впечатление рулит.

Эту ценность мы стараемся создать и у себя в "АндерСоне". Ценность складывается из мелочей, начиная с того, что официант знает, как зовут именинника, который пришел отмечать к нам свой день рождения, имена его мамы и близких друзей.

Сделать так, чтобы человек чувствовал, что ты его ждал, — это мегасложная задача! Но создавать это ощущение очень важно, и мы много над этим работаем. И у нас есть ориентир.

К содержанию

Что отличает человека от животного

Когда-то у меня появилась мысль, что по туалету можно понять страну. Много лет я приземлялась в Шереметьеве и осознавала, что с этого момента у меня реально начинало портиться настроение. Сейчас, слава богу, все совсем не так, что свидетельствует: жизнь в нашей стране меняется к лучшему.

Общественный туалет — отражение отношения к людям. Поэтому в каждой стране я смотрю, как устроены туалетные комнаты и что там есть для мамы и ребенка. Если висит пеленальный стол, то я смотрю, как он закреплен и что сделано для того, чтобы он не упал. Мне кажется, вот эти детали отражают уровень жизни, когда люди думают уже не о базовых потребностях, а о деталях для комфорта, о мелочах, у них есть на это время и желание. Желание позаботиться.

Многие вещи, которые есть сегодня в туалетах "АндерСона", появились из таких вот наблюдений путешественника. Например, чистота, за которой мы следим просто бешено, крючок для сумки, одноразовые сиденья, детский стул и напоминание о том, что не нужно забывать свои вещи. Его я тоже подсмотрела в аэропорту Саппоро. По сути, людям ведь все равно, забыл ли ты в туалете телефон, кошелек или расческу. Но напомнить о них — это так просто. И вот клиент уже оценил твою заботу в кафе или при прилете в страну, и у него складывается и впечатление.