Содержание:

Наверное, в Древней Греции люди всегда ходили голыми. Что еще придет в голову, когда смотришь на античные статуи в музее? Может, тогда еще не было одежды? Да вроде была. Но почему же древнегреческие скульпторы пытаются нас убедить, что тогда все разгуливали нагишом? Новая книга "Детский университет" поможет ответить на эти и другие вопросы.

Кого изображают античные статуи

Да и могут ли вообще голые статуи рассказать что‑либо о жизни тех времен? Оказывается, могут, и гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Потому что, к счастью, у них есть переводчики — археологи.

Лучший источник информации для этих ученых — грунт. Они проводят раскопки и исследуют его на наличие следов и остатков прежних обществ. И таким образом уже многое открыли. Поэтому сегодня мы кое‑что знаем о Древней Греции.

Всякая современность когда‑нибудь становится прошлым. Давайте пофантазируем и представим, что через две тысячи лет от нашего времени останутся только компьютерные игры. Конечно, первым делом люди будущего предположат, что все мы выглядели как Лара Крофт или Тони Хоук.

С греческими статуями произошло примерно так же. Они тоже формируют образ и лицо эпохи. Заходит это настолько далеко, что многие сейчас представляют себе греков, в общем, стройными и мускулистыми, с правильными чертами лица, неподвижным взглядом, прямыми носами и искусно завитыми локонами.


Но как сегодня большинство мужчин и женщин вовсе не похожи на Тони Хоука или Лару Крофт, так и тогда далеко не все люди походили на изваяния Афродиты или Аполлона.

Еще сложнее составить представление о прошлом по отдельным фрагментам, ведь далеко не все и без того редкие находки сохранились целиком. Это как если бы в компьютерных играх все оказалось только в черно-белом виде.

Музейные залы выглядели бы совсем по‑другому, сохранись античные статуи до наших дней в неизменном виде: многие фигуры когда‑то были ярко раскрашены, имели вставные глаза, а некоторые даже были одеты.

Что бы осталось от твоей комнаты, если бы ее полностью завалили грунтом и откопали бы снова только через 2000 лет? Кровать с постельным бельем разложилась бы, от книг и письменного стола с тетрадями тоже не осталось бы и следа. Скорее всего, распались бы и куклы, и машинки, и корпус компьютера, и даже вредные для природы батарейки в карманных фонариках. О том, что они когда‑то были, можно будет судить разве только по оставшимся от них следам ядовитых веществ.

Но как ученые узнают, что некоторые статуи когда‑то были одеты или расписаны, если сегодня все они стоят нагишом? Напасть на след уничтоженных временем и войнами предметов ученым иногда помогают другие скульптуры или расписанные историческими и повседневными сценами вазы, а еще литературные произведения, дошедшие до нас в хорошей сохранности.

К содержанию

Где археологи ведут раскопки?

По понятным причинам от греческой Античности до нас не дошли ни фильмы, ни фотографии. Представить себе тогдашнюю жизнь довольно сложно. Свидетели того времени немы. Только огромное терпение, находчивость, аккуратность и воображение могут заставить заговорить сохранившиеся здания, произведения античных писателей и философов, сосуды и инструменты, статуи и украшения. А какое множество еще неизвестного до сих пор таится под землей!

А кстати, почему под землей? Древние что, зарывали свое добро, чтобы спрятать его от потомков? Или наоборот, чтобы сохранить его для них? Вовсе нет. Когда дом рушился или приходил в ветхость, новый нередко строили прямо на его руинах, использовали еще пригодные конструкции и материалы.


Битая керамика тоже снова шла в дело. На глиняных черепках рисовали и даже писали — хотя обычно для письма использовали вощеные таблички, потому что тогдашняя "бумага" — папирус — была материалом слишком редким и дорогим.

Развалины домов могли и просто оставить как есть, и тогда они разрушались силами природы, постепенно уходя в грунт. Поэтому под землей время исчисляется иначе, чем на ее поверхности: века и тысячелетия выражаются в метрах, чем глубже — тем старше.

Где археологи ведут раскопки?

Археологи начинают раскопки не где попало, а там, где есть какие‑то признаки древних поселений. Другое излюбленное место археологов для исследований — места захоронений. В Древней Греции они располагались за городскими стенами вдоль больших дорог.

Могилы тогда были куда пышнее, чем сегодня, и — вопреки известному выражению — вовсе не немы. Они многое могут рассказать о жизни в те времена, ведь чем богаче и могущественнее были усопшие, тем больше вещей им давали с собой для будущей жизни на другом берегу реки Ахерона, где, как верили греки, располагалось царство мертвых Аид.

К содержанию

Как юноша попал в ров?

Случай — постоянный спутник археологов. Бывает, он путает детально продуманные планы, а иногда может щедро вознаградить ученых. Например, известный немецкий археолог Беттина фон Фрайтаг (Лёрингхофф) вместе с коллегами завершали работы под древними городскими стенами Афин, где раскопки ведутся уже столетие, и тут случилось нечто, что можно назвать археологическим выигрышем в лотерею. Находка века.

Итак, раскопки завершались. Экспедицию в первую очередь интересовали древние городские укрепления. Ученые уже открыли много метров оборонительного рва, как вдруг на дне показались легкие волны! Но это была не вода, а камень — ровно уложенные волнистые кудри. Как выяснилось потом, принадлежали они статуе юноши.

Слово "статуя" происходит из латыни и означает "стоящее изображение", а "статуэтка", соответственно, — маленькое "стоящее изображение". Ведь изображение не обязательно должно быть нарисовано на плоской стене или листе бумаги. Изображение может изваять скульптор, и тогда оно будет трехмерным. А если вокруг изображения можно обойти, и у него есть перед и зад, лево, право и центр, и с каждой стороны оно выглядит по‑разному, с большой вероятностью речь идет о статуе.


Такой тип статуй по‑гречески назывался ку́росом. Эта статуя относится к ранней Античности, архаическому периоду, ее возраст примерно 2600 лет, и, если не считать отбитых ниже колен ног, она в прекрасной сохранности.

Мраморный юноша, конечно, не всегда лежал там, где его нашли археологи. Шанс копнуть поглубже и найти куроса ученые получили благодаря строительству афинского метро, из‑за которого понизился уровень грунтовых вод.

Предположительно, эта фигура украшала надгробие. Сегодня трудно себе представить, что когда‑то множество статуй с целыми носами, руками и ногами стояли на могилах, а вовсе не в просторных музейных залах. Так, вероятно, и этот юноша более сотни лет простоял на надгробии с полным комплектом частей тела.

Откуда это известно? Во-первых, статуи такого типа уже находили, причем на надгробиях. Во-вторых, тип фигуры юноши довольно точно указывает на время его создания (около 600 г. до н. э.), а история Афин позволяет предположить, когда он перестал украшать могилу. Около 480 г. до н. э. персы разрушили город. При этом они разоряли и могилы. Судя по всему, и эта статуя стала жертвой такого нападения и именно поэтому оказалась в оборонительном рве.

Как юноша попал в ров?

К содержанию

Греческие статуи — идеал мужчины

Курос был высоким, выше человеческого роста, и обнаженным. В нашем сознании нагота никак не вяжется с надгробной скульптурой. Ведь если статуя стояла на могиле, наверное, это было изображение покойного! Но не слишком ли бесцеремонно представлять его взглядам потомков в совершенно голом виде?

На самом деле художники архаического периода еще не дошли до идеи изображать реального человека. Это начали делать много позже. В архаике люди имели в виду другое. Статуя юноши на могиле, скорее всего, означала, что похороненный был человеком молодым, но никакой связи с его внешностью не имела. Она представляла идеальное изображение, то есть такое, каким человек должен был быть: стройным, мускулистым и гибким.

Идеал мужчины того времени выглядел так: почти треугольное туловище, плечи примерно в два раза шире бедер, кубики на животе. Половые органы совсем небольшие, потому что они не считались красивой частью тела. Зато подчеркнута область таза, а вместе с ней и длинные ноги с выпуклыми икрами и мощными бедрами — все это подчеркивает силу и гибкость. Попа круглая, но при этом мышцы сильно не выдаются.

Реклама

При столь проработанном теле о лице почти забываешь. Да оно ничем особо не примечательно. Легче узнать кого‑нибудь по полицейскому фотороботу, чем по лицу такой статуи. Невозможно не отметить, насколько одинаковые у всех улыбка и волосы. Длинные локоны, как нити жемчуга, лежат ровными одинаковыми прядями, спереди волосы гладкие, как шапочка, а сзади напоминают тяжелую штору. Тут невольно вспоминается древнеегипетский сфинкс.

Хотя юноши-куросы очень стройны, они не представляются ни худыми, ни костлявыми, а наоборот, кажутся сильными и округлыми. Поза у них у всех примерно одинакова: кулаки сжаты, левая нога чуть впереди правой, но при этом обе твердо стоят на земле.

Греческие статуи — идеал мужчины

Итак, идеал мужества той эпохи — это прежде всего отличная спортивная форма. Конечно, в те времена думали вовсе не о профилактике инфаркта. Скорее, наоборот, тренировались, думая об угрозе жизни и здоровью: спорт помогал быть готовым к войне.

Итак, тело должно было быть мускулистым и подвижным. А как, кстати, показать подвижность в каменной или бронзовой скульптуре? Скульпторы архаического периода подчеркивали те части тела, которые отвечают за гибкость и подвижность, — суставы. Рельефно очерченные суставы как бы намекают, что двигательный аппарат у изображенного человека в полном порядке. Положение ног тоже указывает на определенную проворность, хотя прежде всего оно нужно для устойчивого положения фигуры.

Сто лет спустя, уже в классическую эпоху, приоритет стал отдаваться мускулатуре. Кажется, будто для статуй обнаженных мужчин того времени позировал Арнольд Шварценеггер. У них просматривается каждый мускул, каждое сухожилие. Они словно застыли в момент какого‑то упражнения или движения. Метатель диска замахивается для броска, лучник натягивает тетиву. Как и у других статуй подобного рода, у этих двоих вся тяжесть тела перенесена на одну ногу, опорную. Другая, свободная нога передает движение.

По сравнению с ними курос с вытянутыми вдоль тела руками кажется слегка неуклюжим, но он излучает больше спокойствия и сосредоточенности. И наоборот: более поздние статуи обнаженных юношей выглядят словно изображения из анатомического атласа. Как будто скульптор раскрыл страницу с мышцами и сухожилиями и вдохновлялся ею.