Содержание:

Реклама

Нашей первой дочери было 5 лет, и мы с мужем решили, что готовы во второй раз стать родителями. Так что вторая беременность была запланированной и желанной. Через несколько месяцев стараний я увидела две полоски на тесте. Мы были счастливы и очень надеялись, что будет сын, хотя понимали, что самое главное, чтобы ребенок был здоровым!

На учёт я встала в 6 недель, всё было хорошо. Узнав о беременности, на работе я больше не была ни дня, т.к. работа связана с физическими нагрузками и высок риск заражения инфекцией (я медработник). В Германии при таких обстоятельствах работодатель освобождает человека, и дальнейшую зарплату выплачивает страховая компания. "Как классно!" — подумала я (в первую беременность с дочкой работала до декрета, т.к. должность была другая).

Но насладиться этой беременностью я не смогла...

Михаэль наутро после рождения
Михаэль наутро после рождения

К содержанию

Как мы жили с подозрением на синдром Дауна после второго скрининга

На сроке в 9 недель мы летали отдыхать в Турцию, там я мучилась от постоянных головокружений и пару раз чуть не грохнулась в обморок. И вдруг там, в отпуске у меня начались зеленоватые выделения, но совсем немного. Переживали с мужем и по приезду домой в Германию сразу пошли к врачу. Выделения были всего два дня. Врач посмотрел, сказал, что все хорошо.

В 13 недель мы делали платное 3Д УЗИ. Там сказали, что у нас мальчик, счастью не было предела!

Обследования я делала все, которые включает программа обязательного страхования. Замер воротниковой зоны туда не входит, поэтому мы не делали его, как и в первую беременность, да и из знакомых моих его никто не делал.

Всё было хорошо, и вот наступило 20 недель — время для второго скрининга. Муж был со мной. На УЗИ врач долго смотрел ребёночка, и вдруг как гром среди ясного неба: у сына присутствует маркер, присущий синдрому Дауна.

Я как услышала это словосочетание — у меня всё зазвенело в ушах, я больше не смогла адекватно воспринимать и оценивать дальнейшую информацию. Муж, напротив, остался спокоен как слон, и дальше он уже разговаривал с врачом, а я просто сдерживала слезы.

Реклама

Врач дал нам направление на более подробное обследование. На него мне пришлось ехать самой, т.к. в это время муж был на работе.

Женщина профессор, специалист УЗИ по внутриутробным порокам была очень доброжелательна, никаких страшилок мне не рассказывала (но у немцев вообще другое отношение к СД — они не считают это концом света). Она делала УЗИ около двух часов, замерила у ребёнка все — и нос, и расстояние между глаз, все пальчики... Но маркер отчётливо увидела и она (я о таком раньше даже не слышала: у сына на сердечном клапане была как будто горошина — в переводе на русский врачи назвали это "феномен мяча для гольфа").

Вердикт профессора был, что маркер есть, каких-то ещё отклонений она не видит, точный результат даст только прокол и исследование околоплодных вод. Но по её мнению, риск преждевременных родов на таком сроке (уже 21 неделя) в нашем случае значительно выше, чем риск рождения ребёнка с патологией.

У меня панический страх, я пытаюсь верить, что всё хорошо (но сами понимаете, что даётся это с трудом, т.к. беременный мозг рисует в голове страшные картинки). Муж однозначно против прокола и вообще снова абсолютно спокоен и не видит смысла в этом анализе, т.к. прерывание беременности для него неприемлемо.

Рассказ о беременности и родах

Я пытаюсь верить ему, верить врачу, мы отказываемся от прокола... но червь начинает точить меня изнутри. Позже, уже после родов, муж признается мне, что тоже очень сильно переживал, но при мне вида не показывал, видя моё подкошенное эмоциональное состояние. Спасибо ему за это! Мне тогда казалось, что он сухарь, но сейчас я понимаю, что было бы намного хуже, если бы он паниковал вместе со мной.

Через 4 недели повторное УЗИ у этой женщины-профессора, горошина на клапане так и не исчезла (до этого мне врачи говорили, что если синдрома Дауна нет, то это может быть временное явление и так сказать, рассосаться). Но нет... и снова слезы и переживания. Уже 25 недель.

К содержанию

Как меня измучили ложные схватки

В 31 неделю, скорее всего, на фоне постоянных переживаний я заметила, что у меня после лёгких физических нагрузок стал постоянно каменеть живот и вообще появилось какое-то странное ощущение. Пришла к своему гинекологу, он посмотрел: оказалось, что ребёнок уже слишком сильно опустился, шейка матки начала укорачиваться — короче, хреновенько все это в 31 неделю.

Врач сразу выписал мне помощь по домашнему хозяйству, т.к. у меня ещё дочь 5 лет — в Германии это тоже оформляется через мед. страховку. Короче, муж отвозил утром дочку в садик, в обед, как обычно, забирал, а недостающую часть зарплаты частично возмещала страховка (там, конечно, терялись какие-то деньги, но не великие).

А мне был рекомендован покой, больше лежать, без долгих походов и физических нагрузок. Магнезию я пила лошадиными дозами, раз в неделю к врачу, т.к. если бы просто лежание дома и магнезия не помогли, то пришлось бы ложиться в стационар и капать более серьёзные препараты.

Мне этого очень не хотелось, поэтому я добросовестно валялась на диване и так долежала до 37 недель. К этому времени я уже практически не могла самостоятельно вставать, особенно ночью. Мужу приходилось поднимать меня. Он знает, что я по натуре не симулянт и не стану лишний раз ныть просто потому, что мне хочется внимания, поэтому терпеливо помогал мне во всем.

По словам врачей, ребёнок уже опустился очень низко, кости таза начали расходиться, а меня постоянно мучили ложные схватки и какое-то неприятное ощущение в промежности и внизу живота. Но в 37 недель уже просто оставалось терпеть до родов. Спать полноценно я не могла — постоянные схватки по ночам. И мой гинеколог, и врачи в роддоме, где я собиралась рожать, были уверены, что рожу я немного раньше срока. Но мой мальчик никуда не торопился.

В 38 с половиной недель я полностью раскисла, моё эмоциональное и физическое состояние из-за постоянных ложных схваток оставляло желать лучшего. Я просила своего врача дать мне направление в роддом на стимуляцию, т.к. уже просто не могла всё это терпеть...

Реклама

К содержанию

Как я поняла, что рожаю

Первые мои роды были путем кесарева сечения (у дочери упало сердцебиение, и врачи не стали рисковать), второй раз я хотела родить сама. ПДР ставили на 6 января, ложиться в роддом на стимуляцию мне назначили на второе, но врач в роддоме была в полной уверенности, что до второго я не дохожу, а рожу где-то между праздниками — Рождеством и Новым годом. А нет, я ходила как слон и доходила-таки до второго января.

Наши дети
Наши дети

В тот день муж привёз меня в роддом (в Германии пап без проблем везде пускают), врач посмотрела меня, удивилась, что я ещё не родила, и поставила мне гель. После этого нам разрешили пойти гулять, но посоветовали не уезжать далеко от роддома. К семи вечера мы вернулись в роддом, я осталась, а муж поехал домой забирать дочку от моей мамы.

На утро было решено снова ставить гель, если первый не подействует. Ночью я проснулась от о-о-очень сильных болей внизу живота, позвала медсестру. Она сказала мне сходить в родовое отделение, чтобы там акушерка посмотрела. Оказалось, что шейка была готова, но открытие всего 1 палец (оно у меня такое с 34-й недели где-то), схватки идут, но не регулярно. Дала мне грелку и посоветовала поспать, и я действительно уснула, схватки прошли.

На следующий день утром снова гель, я нарезаю круги по территории роддома (на улицу выпускают, но с территории уже уходить не разрешили) и жду мужа с дочкой, которые обещали приехать после обеда. В обед снова получаю порцию геля. Приезжают муж с дочкой, как раз выпал снег, и дочка играла в снегу а мы с мужем болтали рядом.

Часов в 17 я стала замечать, что живот каменеет (я не обращала внимания, периодично или нет), но боли или неприятных ощущений не было вообще. К семи вечера проводила мужа с дочкой, а сама пошла на КТГ.

Меня усадили в очень удобное кресло-качалку, прицепили датчики и сказали сидеть 30-40 минут. Сижу я, качаюсь и понимаю, что сидеть мне становится неудобно в те моменты, когда живот напрягается. Также замечаю, что инстинктивно начинаю по-другому дышать во время этих сокращений, появляется боль, но пока все терпимо. Хотя я уже наклоняюсь и облокачиваюсь на это кресло-качалку, так легче. Но я все ещё наивно полагала, что это все не роды и сейчас пройдёт. Ведь я не знала, как начинаются роды, что такое схватки — первый раз было КС еще до начала родовой деятельности.

Примерно в 20.30 зашла акушерка (она и до этого пару раз заглядывала, и т.к. рожениц не было, мне сказали ещё побыть под КТГ). Спросила, как я себя чувствую, видя на приборе, что схватки-то у меня идут. Я сказала, что пока всё терпимо, и что не думаю, что я рожаю. Акушерка тоже сказала, что я ещё слишком весёлая и что они подумают, как этот процесс подтолкнуть: либо поставить клизму, либо положить меня в тёплую ванну. (Кстати, клизму в Германии не ставят в обязательном порядке, только по желанию роженицы. Я лично этой клизмы боялась как огня, да и перспектива полежать в ванной меня в тот момент тоже не особо прельщала.) Ну ладно, думаю, будь что будет.

Сначала я прилегла на кушетку, но быстро поняла, что мне легче переносить боль стоя. Позвонить мужу я так и не додумалась — ведь до сих пор полагала, что сейчас всё закончится, и я пойду спать. И тут, именно как многие описывают, щелчок внутри — и из меня начинает вытекать. Первая мысль: я описалась! Какой позор!

Михаэль

Не подумайте, что я наивная и никак не информировалась о родах. Я читала, готовилась с моей акушеркой. Курсы очень хотела посетить, но не смогла, т.к. на этом сроке мне нужно было лежать. Поэтому заранее выбранная акушерка, которая приходила к нам первый месяц после родов, приезжала и до родов, и мы все обсуждали. Но в тот момент мне казалось, что всё как будто не со мной происходит, поэтому я так тупила вначале.

Пришла акушерка, я извинилась, что, наверное, описалась. Она посмотрела меня на кушетке, сказала, что это воды, светлые, и мы рожаем. Время примерно 21.30. Меня отцепили от КТГ и сказали идти в отделение.

Реклама

К содержанию

И все-таки мне понадобилась эпидуралка

Путь в отделение был очень короткий, но преодолела я его только за полчаса — с такой силой пошли схватки после того, как лопнул пузырь. Еле добралась до палаты, позвонила мужу. Он сначала тоже не мог поверить, что это оно, и несколько раз переспрашивал меня.

Схватки были очень сильные и болезненные, практически без перерыва между ними. Вдруг я почувствовала, что мне надо в туалет по большому. Очень обрадовалась, что организм очистится сам, и будет не страшно тужиться (это волновало меня всю беременность). Ощущения в туалете со схватками — непередаваемые.

Дальше я ходила по коридору, от стенки к стенке, девочки уже родившие жалели и успокаивали. Это ободряло. Медсестра освободилась, и мы вместе покатили мою кровать в родзал (точнее, катила она, а я была рада, что мне есть за что держаться при ходьбе).

Когда мы зашли в родзал, меня накрыла такая сильная схватка, что я просто уткнулась лбом в стену и мычала от боли. Медсестра в это время массировала мне спину, а когда схватка закончилась, приобняла меня и сказала, что я молодец, правильно дышу. Спасибо этой женщине, она отнеслась ко мне прямо по-матерински!

Меня отвели в мой родовой блок, акушерка посмотрела раскрытие — 4 см. Время примерно 23.30. Хорошо, подумала я, дело продвинулось (больше всего я боялась, что это все напрасно и раскрытия нет).

Но больше эту боль я терпеть не могла, акушерка предложила поставить эпидуральную анестезию, и я согласилась. Осталось только дождаться анестезиолога.

Приехал муж, как он потом сказал, видок у меня к тому времени был уже неадекватный. Я действительно не замечала ничего происходящего вокруг, мне казалось, что перерыва между схватками нет вообще, одна просто боль...

И вот заходит анестезиолог! Я смотрела на неё как на спасителя! Она стала рассказывать о рисках, но мне уже было всё равно — я подписала все бумаги, руки тряслись.

Сначала эпидуралка подействовала только на одну сторону, но потом боль прошла. Теперь я лежала, болтала с мужем, чувствовала схватки, но боли не было. Это было блаженство!

Михаэль

И вот примерно 2.30 ночи, полное раскрытие. Скоро начнутся потуги, эпидуралку отключили, боль постепенно возвращается (но она уже была терпимой). Несколько раз мне нужно было продышать потуги, с трудом, но получалось. И когда стало можно тужится, схватки замедлились... немного подождали, потуги оставались слишком короткими, поставили капельницу с окситоцином.

И понеслось! Я не помню, сколько раз я тужилась, помню, что несколько раз акушерка снова просила меня продышать. Головка уже показалась, акушерка спросила, хочу ли я её потрогать. Она была такая мягкая, это придало мне сил, я поняла, что осталось совсем чуть-чуть, и мы увидим нашего сына.

Я ещё несколько раз потужилась, и родился наш Мишутка! 4 января 2015 года, в 3.49, вес 3400, рост 51 см. Здоровый! Мы с мужем плакали от счастья, боль сразу ушла и забылась. Потом врач меня немного зашила. Папа ещё немного пробыл с нами, а потом поехал домой спать. Нас с Мишей оставили в родильной палате до утра, и мы тоже уснули.

Мне очень хотелось, чтобы когда наш сынок родится, пошёл снег. Поэтому пока Мишутку взвешивали и измеряли, я попросила мужа приоткрыть жалюзи, и там был самый настоящий снегопад, как в сказке!

Не судите меня строго за этот рассказ, это то, что мне хотелось написать. Также прошу воздержаться от негативных комментариев по поводу стимуляции и эпидуралки — это мой выбор, и я никому ничего не навязываю! В целом я очень довольна своими родами, и сейчас понимаю, что всё было не так страшно, как мне казалось тогда. Да, это больно, но всё можно пережить, и эта боль сразу проходит.