Реклама

Реклама

К имени мистера Чаппера друзья часто прибавляли приставку "Санта" - действительно, он походил на Санта-Клауса не только добродушным нравом, но и обликом: лысоватый (что в его шестьдесят было очень даже симпатично), с седой окладистой бородкой, милым брюшком и небольшими очками на веселом носу. Он охотно играл роль волшебника в рождественскую неделю, чему многочисленные многодетные друзья были несказанно рады, и настолько в нее вживался, что и собственные дети верили: каждый год в декабре их дом посещает настоящий Санта-Клаус.

Семья мистера Чаппера была особенная: он и трое детей, мальчик, мальчик и дочь. Две жены - одна была актриса, другая художница - подарив их ему, обе в свое время из жизни Клауса куда-то исчезли. В общем-то, известно было, что живут они в полном здравии, продолжая путешествовать из штата в штат... А Клаус тем временем счастливо жил с подрастающими детьми в Огайо. Он имел ученую степень в области кардиологии, преподавал в университете штата, и его часто приглашали читать лекции в учебные заведения Старого Света.

Путешествовать Клаус любил. Бывал и в Москве, и прекрасно знал, что это современный город мирового уровня, и медведи по улицам здесь не ходят. Верил, что в России медведи по улицам ходят только в редкие теперь ярмарки. Но вот с чем едят Якутию - об этом имел крайне смутное представление. И отправился туда летом, чтобы не так страшно было.

А в Якутии жила и не ведала о своей судьбе Елизавета Петровна. Она в детстве, как и все, верила в Деда Мороза. Верила, что именно он в самую волшебную ночь в году кладет под елку подарки, влетая в дом через форточку. Уже потом, гораздо позже, когда она узнала истинное положение вещей с Дедами Морозами, в информационном пространстве населения Советского Союза появились Санта-Клаусы, Сан-Пьедро и другие персонажи, всегда обитавшие в новогодних небылицах разных стран. Елизавета Петровна была достаточно серьезным человеком, чтобы понимать, что никакие эти Клаусы и Пьедро не сказочники, а так, лишь украшение к празднику... Два высших образования, работа в госструктурах, постепенный, но стабильный рост по службе занимали все время. Задуматься о семье сначала было недосуг, а потом уже и возраст стал не тот, чтобы о женихах мечтать... Так думала Елизавета Петровна. И никогда представить себе не могла, что главный подарок в жизни получит в пятьдесят лет именно от Санта-Клауса.

Якутия. Площадь, равная территории пяти Франций. Общее население республики пятьсот тысяч. Настоящая кладовая сокровищ, скрытых в недрах земных и на земле живущих. Рассказывают, что Господь отправил одного из своих верных ангелов распределить по земле драгоценные камни, самоцветы, нефть, руду - словом, то, что сейчас человек называет полезными ископаемыми. "Сделай это так, чтобы по всей земле равномерно распределилось!" - повелел Господь. Старался ангел из всех сил. Да когда, облетев пол-Земли, над Якутией пролетал, то ли зазевался на красоты природные, то ли замерз, то ли мешок прохудился... Но все его содержимое просыпалось над краем снегов и непроходимой тайги.

Клауса Чаппера природой Якутия и поразила. И замечательными людьми. Синеглазая якуточка Наташа писала диссертацию по истории английской литературы, поэтому с общением проблем не было. Проблема возникла внезапно, когда путешественник собрался посетить Тополиное.

Тополиное... За романтичным названием на самом деле скрылись тысячи километров пути, которые пешим-транспортным ходом можно преодолеть лишь по зимнику, а летом - "...только самолетом можно долететь!" Ранним-ранним утром в аэропорт Якутска Наташу и американского гостя должен был отвезти брат Наташи. Вот здесь начинается интересное, поэтому стоит перейти на подробности.

Итак, раннее, серо-прозрачное утро. Костик бодро покидал чемоданы Клауса и небольшую сумку сестры в багажник "Мицубиши" и лихо его захлопнул. Широким жестом пригласил сонного еще Клауса в салон и хотел было включить зажигание, чтобы в ожидании прогреть мотор, да замешкался в поисках ключей... Вышедшая наконец Наташа обнаружила начинающего нервничать брата и предположила робко: "А не упали ли они в багажник, Костя?.." Судя по всему, так оно и вышло. Запасные ключи от машины были лишь у отца, ведущего кардиолога республики. Эту ночь отец дежурил... Наташа набирает номер клиники - медсестра вежливо сообщает, что Яков Алексеевич на операции. Делать нечего! Чтобы успеть хотя бы к окончанию регистрации на самолет, нужно очень поспешить. С трудом найдя в ранний час такси (Якутск - далеко не Москва, здесь всего населения - сто тысяч), все трое мчатся в клинику. Клаус уже окончательно проснулся и, к удивлению ребят, лишь радовался происходящему: "It's o'key! Don't worry! Все к лучшему!" Наташа сама вызвалась вырывать отца из операционной: такое дети позволили себе в жизни впервые... С окровавленными руками, ничего не понимающий и злой вышел к ней Яков Алексеевич...

Когда ключи от машины были в руках незадачливых путешественников, часы показывали, что регистрация на нужный им самолет уже идет вовсю. Никогда в жизни Костя так не гнал машину по городу. Никогда еще в жизни они не бежали так по летному полю к выруливающему на взлетную полосу самолету. И они искренне надеются, что никогда в жизни им не придется кричать вслед взлетающему "ЯКу": "Подождите нас! Нам на Тополиное!! Да подождите же!..." И никогда прежде они не хохотали так, как тогда, сидя на траве якутского аэропорта.

Чтобы впредь ключи от машины не терялись, Клаус подарил Косте гигантского игрушечного Санта-Клауса с кольцом для ключей в колпачке.

Елизавета Петровна об этом ничего не знала. Еще накануне она отказалась составить компанию путешественникам, сославшись на слабое знание английского и срочную работу, от которой ее отвлек Наташин телефонный звонок: "Елизавета Петровна, мы не улетели в Тополиное. Может быть, составите компанию в Хандыгу в ближайшие выходные?" Елизавета Петровна была родом из тех мест, и повидать друзей детства, навестить родню: "Почему бы и нет?" - подумалось ей. Уже по ходу сборов выяснилось, что Наташа лететь не может, срочная работа выдалась на этот раз ей, и Клаус отправился в Хандыгу с Елизаветой Петровной и ее знанием английского на уровне: "My name is... I'm from Russia".

Но в общении сердец свой язык, не нуждающийся в переводчиках и пояснениях. Для любви не важен возраст, гражданство и расстояния. Через три дня, вернувшись из Хандыги, Клаус Чаппер и Елизавета Петровна объявили о помолвке. Свадьбу - шумную, веселую, с якутскими плясками и эвенкийскими обрядами, белоснежными нарядами и красными розами - отыграли аккурат в рождественские каникулы. Среди свадебных подарков особенным был костюм русского Деда Мороза. Во второй день свадьбы, пришедшийся на 7 января, Клаус нарядился в него и щедро раздавал новым родственникам и множеству друзей подарки. Потом Клаус вернулся домой - с чемоданом подарков "from Russia with love" и той самой красной длиннополой шубой. Клаус вернулся, а Елизавета Петровна осталась в Якутске ждать разрешения на выезд. Как прошли эти два месяца, знают лишь они. Ждала и она, и Клаус, и его дети - подросшие мальчик, мальчик и дочь...

Сейчас ее приглашают читать лекции по экологии в разных странах, Клаус практикует и преподает в университетах Штатов и Европы. Бывает так, что домой они возвращаются из разных концов планеты... А дом для них - там, где они вместе. И ключ от него - всегда в их сердцах.

P.S. Это реальная история, здесь все - истинная правда. Особенно - ключи в багажнике.

Ольга Макарова