До 10 лет я жила у бабушки с дедушкой. Это было прекрасное время, беззаботное, счастливое. Но чем старше я становилась, тем мне как-то неосознанно становилось грустно. Это началось лет с 6. Тогда я часто уходила играть на улицу, и вся родня меня искала в ауле, а я приходила на автостанцию, ждала Икарус, надеясь встретить маму с папой. Они оставили меня, так как им было сложно содержать меня в 90-е годы, и было решено, что так будет лучше. Лучше всем, но не мне.

Мне всегда хотелось обняться с мамой, хотелось баловаться, как ребенок, не боясь окликов от взрослых, что нельзя шуметь, нельзя плакать громко, все нельзя. И когда на каникулы я приезжала к родителям, мне хотелось это компенсировать, побаловаться, но нет, нельзя: моя мама очень строгая. Я даже не могла попросить себе что-нибудь купить. Единственное, что мне купили, — куклу Барби. А я хотела Синди, у нее руки-ноги сгибались.

Когда окончательно переехала к родителям, мама меня жестко контролировала. Если я как прежде гуляла, мама говорила, что отдаст цыганам. И я этого боялась. Она держала меня в страхе. И тогда я поняла, что везде я чужая. Моя мать привыкла жить сама по себе и не давала свободы.

Когда, защитив в школе одноклассницу, я стала изгоем и долгие три года страдала, мать моя об этом не побеспокоилась. У меня был миллион комплексов, от которых я избавляюсь по сей день.

Мать продолжала сильно контролировать меня и после совершеннолетия, и только в 26 лет я стала жить отдельно. Сама виновата, видимо, привыкла подчиняться. В моей душе много боли, недолюбленности, много неразборчивости в отношениях было.

Мне сейчас 33 года, семья, двое детей, муж любящий. Благодаря ему я почувствовала себя полноценным человеком, который достоин любви и может что-либо потребовать, а не терпеть. Мы сейчас живем далеко от родителей.

Я очень долго думала над этим и не могла открыто высказаться, дабы не обидеть мать, она же инвалид 2-й группы, чем всегда козыряла.

И вот недавно она прилетела. Я поначалу сопротивлялась, злилась на нее, а теперь понимаю, как она скучает, как она постарела, и вижу ее любовь. Теперь я понимаю, что это любовь, но тогда, в детстве, мне хотелось нежности, мне не хватало поддержки и мягкости. А теперь это тепло нужно ей самой.

Ради своих отношений с матерью я работаю над собой. Я осознала, что надо высказывать свое мнение и говорить "нет", что ее слова не истина последней инстанции, что есть рамки. и это постепенно мне помогает. И в то же время я осознаю, что становлюсь сильнее духовно, и что это внимание нужно моим родителям, матери, которая целыми днями дома, не может работать из-за инвалидности, далеко перемещаться по городу.

И если вначале мне хотелось отомстить, мол, пусть страдает, как и я, когда мне она нужна была. Но я так не хочу, хочу, чтобы они радовались.

Это самая большая победа в моей жизни. Она далась мне нелегко — трудно было осознать, что все зависит от твоих мыслей и воли.

Я еще не победила до конца, так бывает только в фильмах с хорошим концом, когда все мирятся и живут счастливо до конца дней. Я стремлюсь к этому, я работаю над собой.