Содержание:

Реклама

Смерть принцессы Дианы в автокатастрофе более двадцати лет назад до сих пор кажется одной из самых "несправедливых" трагедий. Чувство потери испытали тогда люди по всему миру, а в обстоятельствах аварии сразу же стали искать следы возможного заговора. Как все было на самом деле, и скрыли ли что-то от общественности? Рассказывает судмедэксперт, который принимал непосредственное участие в расследовании.

Принцесса Диана

Я не был дежурным судмедэкспертом по вызову в выходные 31 августа 1997 года: им оказался мой коллега в больнице Сент-Джордж Роб Чапмэн. Ранним утром в тот день Диана, принцесса Уэльская, и Доди Аль-Файед погибли в результате дорожно-транспортного происшествия в парижском туннеле — он на месте происшествия, а она в больнице после проведенной операции.

Их тела были доставлены на авиабазу Нортхолт в тот же день, и в тот же вечер в окружении высокопоставленных полицейских чинов Роб Чапмэн провел вскрытия. Оба умерли от ранений, полученных в результате аварии.

Спустя несколько лет вопросы, связанные с этими двумя смертями, так никуда и не делись. С целью сдержать неизбежный поток теорий заговора в 2004 году было открыто полицейское расследование. Мне предложили выступить в роли судебно-медицинского эксперта. Разумеется, оба тела были давно похоронены, так что мне предстояло пересмотреть доказательства, полученные моими коллегами в 1997-м.


Почему надо пристегивать ремни безопасности

Итак, Доди и Диана покинули через черный ход отель "Ритц" в принадлежавшем отелю "Мерседесе" под управлением Генри Пола и, на скорости проезжая по Парижу, уходя от преследования фотографов, их машина врезалась в 13-ю бетонную колонну в туннеле Альма на скорости более 100 км/ч.

При резком торможении машины на такой скорости тела непристегнутых ремнями безопасности людей не останавливаются вместе с ней. Они продолжают двигаться вперед, бьются о ветровое стекло и приборную панель либо о сидящих перед ними людей.

Диана и Доди, находившиеся на заднем сиденье, не были пристегнуты. Не был пристегнут и водитель. Он ударился о руль, а полученные им травмы указывали, что доли секунды спустя его также ударил сзади Доди, который был весьма крупного телосложения и по-прежнему продолжал двигаться со скоростью более 100 км/ч. Генри Пол стал для Доди своего рода подушкой безопасности и мгновенно умер. Та же участь постигла и Доди.

Охранник Доди, Тревор Рис-Джонс, сидел справа от водителя перед принцессой. Охранники обычно не надевают ремни безопасности, потому что они сковывают движения, однако Рис-Джонс, то ли встревоженный ездой Генри Пола, то ли осознав вероятность аварии, в последнюю минуту пристегнул свой ремень безопасности. Таким образом, его сдержал ремень, а сработавшая подушка безопасности немного смягчила удар, когда в него с заднего сиденья полетело тело Дианы.

Она весила значительно меньше Доди, так что ремень Рис-Джонса поглотил часть энергии удара, благодаря чему она получила лишь несколько переломов и небольшую травму груди.

Причина смерти леди Ди

Так как к моменту приезда "скорой" Доди Аль-Файед и Генри Пол были, очевидно, мертвы, фельдшеры справедливо стали заниматься ранеными. Они не узнали Диану, которая, как сообщалось, разговаривала. Тревор Рис-Джонс, получивший двойной удар, показался медикам куда более серьезно раненым, и его забрали первым.

После этого Диану извлекли из машины и в срочном порядке забрали в больницу. Никто не знал про небольшой разрыв в вене одного из ее легких. Анатомия человека такова, что этот участок скрыт глубоко в центральной части грудной полости. Давление в венах, разумеется, не такое сильное, как в артериях. Кровь вытекает из них гораздо медленнее, настолько медленно, что обнаружить проблему достаточно сложно, а в случае ее обнаружения устранить ее еще сложнее.

Работники "скорой" изначально сочли ее состояние стабильным, особенно с учетом того, что она была в состоянии разговаривать. Пока всеобщее внимание было сосредоточено на Рис-Джонсе, кровь из вены продолжала медленно сочиться в ее грудную полость. Уже в машине "скорой помощи" она потеряла сознание.

Когда у нее остановилось сердце, были предприняты все попытки ее реанимировать, и уже в больнице ее положили в операционную, где врачи обнаружили разорванную вену и попытались ее зашить. К сожалению, было уже слишком поздно. Диана получила очень маленькую травму — только пришлась она на крайне неудачное место.

Ее смерть стала классическим примером того, как мы говорим практически после каждой смерти: если бы только. Если бы только она ударилась о сиденье немного под другим углом. Если бы только она полетела вперед со скоростью на 10 км/ч меньше. Если бы только ее сразу же положили в "скорую".

Причина смерти леди Ди

Самое же большое "если бы только" в данном случае находилось под собственным контролем Дианы. Если бы только она пристегнула ремень безопасности. Будь она пристегнута, она бы, наверное, появилась на публике два дня спустя с кровоподтеком под глазом, возможно, слегка запыхавшейся из-за поломанных ребер, а также с подвязанной поломанной рукой.

Теории заговора

Вокруг этого небольшого, ставшего смертельным разрыва легочной вены оказалось переплетено множество других фактов, некоторые из которых достаточно запутаны, чтобы породить множество теорий.

Сторонники теории заговора, в частности отец Доди, Мохаммед Аль-Файед, предполагали, что авария была подстроенной. Самым распространенным предположением было то, что пару убили, так как Диана вот-вот могла опозорить британскую верхушку, объявив о своей беременности.

Поскольку я сам не проводил ее вскрытие, то не могу категорически заявлять, что она не была беременна. Роба Чапмэна неоднократно допрашивали по этому поводу, и он объяснил, что никаких признаков беременности ему обнаружить не удалось.

Теории заговоров, однако, основывались не только на предполагаемой беременности Дианы. Были предложены всевозможные объяснения случившейся в ту ночь аварии, и эти теории подпитывались большим количеством нестыковок по этому делу.

Во-первых, были разговоры о второй машине, белом "Фиате Уно", якобы врезавшемся в "Мерседес" до его столкновения с колонной. Установить, однако, что именно случилось, не удалось, потому что ни машина, ни ее водитель — несмотря на обширные поиски по всей Франции и Европе — найдены не были.

Была также и проблема с водителем, Генри Полом. В его крови был обнаружен недопустимый уровень алкоголя, однако его родные, а также те, кто был рядом с ним незадолго до аварии, горячо отрицали, что он был пьян.

Последовали обвинения в том, что кровь Пола подменили на чью-то другую, так как в его образце были обнаружены следы препарата, используемого для лечения глистов у детей. Вместе с тем этот препарат также зачастую используют для разбавления кокаина — хотя Пол явно не принимал кокаин, во всяком случае не в ту ночь и не в предшествовавшие несколько дней. Кроме того, уровень угарного газа в крови Пола был запредельно высоким, хотя и не смертельным, и никто не смог найти этому убедительных объяснений.

Реклама

Громкая смерть и работа судмедэксперта

Вооружившись большим количеством вопросов, я вместе с группой полицейских отправился в Париж. В морге я встретился с профессором Доминикой Лекомт, обворожительным судмедэкспертом, которой не посчастливилось дежурить по вызову в ту ночь. Она провела вскрытие Генри Пола.

Она хорошо разговаривала по-английски, пока я не принялся обсуждать детали вскрытия, а также возможность того, что образцы крови могли быть перепутаны из-за ошибки в системе регистрации. После этого она больше ничего не сказала и настояла на том, чтобы дальнейшее обсуждение проводилось только через переводчика, и затем частенько советовалась с сидевшим рядом с ней адвокатом.

Надеюсь, она поняла, как сильно я симпатизировал ей и сочувствовал. Профессор Лекомт спала у себя дома, когда посреди ночи ее внезапно в срочном порядке вызвали. Человек с самым фотографируемым в мире лицом умер в автомобильной аварии, и ее тело поступило в морг вместе с телами ее водителя и парня. Правительства, родные и международная пресса с нетерпением ждали ее заключения.

Главное правило для громких смертей заключается в том, чтобы притормозить. Делать все медленно. Правильно и в строгой последовательности выполнить все процедуры. Лучше уж соблюсти все эти правила, потому что в случае смерти знаменитости все твои действия будут еще долгое время обсуждаться как публично, так и за закрытыми дверями.

Непосредственно во время происходящего судмедэксперт оказывается под давлением обстоятельств, требующих от него немедленно со всем разобраться. В два раза быстрее, чем обычно, и с использованием лишь половины имеющейся обычно информации.

К сожалению, судмедэксперты в такой ситуации порой все-таки прогибаются под невероятным давлением, требующим от них поспешить, обойтись без формальностей, принять "очевидное". Они начинают действовать не по порядку, в результате чего могут совершить нехарактерные для них неосторожные действия.

Думаю, она хорошо постаралась, и, хотя позже я и нашел кое-какие ошибки, у меня к ней нет никаких претензий. И я могу прекрасно понять, как она принялась обороняться по прибытии британского судмедэксперта, принявшегося задавать ей настойчивые вопросы.

Результатом расследования стал отчет на 900 страниц, который был, наконец, предоставлен в конце 2006 года. В нем говорилось: "Мы пришли к заключению, что с учетом всех имеющихся на данный момент доказательств никакого заговора с целью убийства кого-либо из находившихся в машине не было. Это была трагическая случайность".

Рапорт никак не остановил сторонников теорий заговора и уж точно не Мохаммеда Аль-Файеда. В 2007 году после значительного давления было объявлено о проведении полного расследования. Меня вызвали в качестве свидетеля-эксперта, и на этот раз Францию удалось убедить предоставить больше материалов, в том числе фотографии со вскрытия Генри Пола.

Реклама

Был ли водитель "Мерседеса" в состоянии алкогольного опьянения

В 1997 году полицейские фотографы использовали пленочные камеры. Номера негативов наносились на снимки с обратной стороны, благодаря чему было легко установить, в какой последовательности фотографии были сделаны в морге.

На первой фотографии было отчетливо видно, что в начале осмотра Пол был положен лицом вниз. Судебная медицина учит осматривать микропрепараты полностью — всегда есть вероятность наличия с одного края небольшого кусочка раковой опухоли. То же самое правило применимо и к фотографиям. Нужно игнорировать то, что прямо перед глазами, и смотреть на задний план.

Так что я посмотрел на задний план фотографий Пола и увидел на них поставленные в ряд у раковины рядом со столом для вскрытия пустые бутылки, подготовленные для образцов его крови.

В своем отчете профессор Лекомт описала обширную область кровоподтека в задней части шеи Пола, скорее всего вызванного ударом тела Доди. Ничего необычного. Но было очень странно, что на последующих фотографиях количество наполненных бутылок увеличивалось. Ряд таких фотографий был сделан явно до того, как тело было перевернуто на спину для вскрытия грудной и брюшной полости.

Это не имело бы особого значения, если бы не тот факт, что в своем отчете Лекомт написала, что предоставленные образцы крови были взяты ей из сердца. А не из шеи.

Разумеется, она могла сначала взять образцы из шеи в качестве предосторожности, а затем выкинуть их, когда она перевернула тело и поняла, что сможет вместо них взять образцы из сердца.

На самом деле не особо важно, откуда именно взяты образцы. Важно правильно указать, откуда они были взяты, так как это может значительно повлиять на интерпретацию результатов в ходе токсикологического анализа, и неправильные подписи на образцах могут привести к значительным неточностям.

Можно назвать это недосмотром. Можно назвать это проблемой с ведением записей. Вместе с тем в подобном деле, когда каждая мелочь имеет значение, подобные недочеты могут породить дополнительные вопросы по поводу того, откуда была взята кровь, как были подписаны бутылки, а также насколько они были защищены в процессе транспортировки — и они определенно стали поводом для обвинений в том, что изученные образцы крови не принадлежали Полу.

Решить, насколько важными являются предоставленные мной в ходе расследования данные, предстояло присяжным. Это было масштабное судебное разбирательство. В ходе опроса свидетелей была изучена каждая мельчайшая подробность той ночи, а также предшествовавших ей месяцев.

Мой личный вклад был минимальным, однако, как мне кажется, он сыграл важную роль для итоговых результатов. Меня спросили о моем общем впечатлении о произошедших событиях. Мое заключение? Обычное дорожно-транспортное происшествие, связанное с превышением скорости и употреблением спиртного.

Окончательный вердикт присяжных никого не удивил и многих удовлетворил: "Грубое небрежное вождение следовавших позади автомобилей и „Мерседеса“, повлекшее смерть. Аварию спровоцировали, либо ей способствовали скорость и манера вождения водителя „Мерседеса“, скорость и манера вождения следовавших позади автомобилей, искаженная оценка восприятия дорожной ситуации водителем „Мерседеса“ под воздействием алкоголя".

Хотелось бы мне, чтобы профессор Лекомт была немного уступчивей и сказала немного больше: ее молчание давало понять, что с точки зрения судебной медицины имеются некоторые неясности. Но это вовсе не означает, что я верю в теории заговора.

Я не считаю, будто произошедшее в ту безумную ночь в морге было частью какого-то масштабного плана по убийству этой женщины столь нелепым образом с дальнейшим сокрытием доказательств. Профессор Лекомт попросту допустила несколько небольших ошибок, будучи под давлением, которые, не будь всех этих людей, ищущих подтверждение своих теорий, не имели бы особого значения.

Я полностью разделяю вынесенный присяжными вердикт.