Содержание:

О психологическом состоянии врача, который нас лечит или оперирует, мы можем только догадываться. Какое место в жизни и работе хирурга занимает страх?

Когда человек здоров, в хорошем расположении духа, настроен на позитив, то у него и складывается все так, как надо. Если же его самочувствие скверное, давит груз личных проблем, то вероятность совершения ошибки резко возрастает. Чего-то не заметил, что-то отвлекло, что-то перепутал и далее по программе. Врачи в этом отношении не исключение.

К содержанию

Хирургу нужна хорошая физическая форма

В 1997 году я наколол палец, когда оперировал пациента с гепатитом В, и заразился им. Перенес две волны заболевания в тяжелой форме, но, к счастью, полностью выздоровел, не став даже носителем "австралийского антигена".

После выписки из госпиталя, где провалялся около двух месяцев, я отказался в силу своей неразумности от санаторного лечения и вышел на работу. При этом я продолжал испытывать сильную слабость и быструю утомляемость. Но мне очень хотелось поскорее встать в строй.

Я стал ездить на работу и однажды зашел в отделение реанимации, где прямо на реанимационной койке была экстренно повторно вскрыта грудная клетка и наши молодые хирурги пытались остановить кровотечение из правого предсердия. У них никак не получалось его ушить.

Я подошел, быстро надел стерильный халат и перчатки и попросил дать мне иглодержатель. Мне казалось, что уж я-то сделаю это мигом. Не тут-то было: из-за сильнейшего тремора я не мог даже попытаться произвести вкол и выкол в сердце. Руки не просто дрожали, они тряслись, как у паркинсоника.

Я извинился и отошел в сторону. Только спустя еще месяц я смог постепенно вернуться к хирургической деятельности, начав с ассистенций.

К содержанию

Ему нужно беречь свой рабочий инструмент - руки

Довольно давно я перестал заниматься дачными делами, связанными с копанием в земле, работой с топором, молотком и т.д. Хирургу ни к чему ссадины и грязь на руках. Понимание того, что такого рода занятия людям моей специальности категорически противопоказаны, пришло после одного случая.

У меня на дачном участке в свое время лежали довольно толстые стволы поваленных здесь же елей, распиленные на фрагменты по шесть метров. Надо было эти бревна перетащить и сложить в одном месте, что мы в воскресенье вечером вдвоем с одним из моих родственников и сделали.

Но он был штангистом, а я нет. Перетаскивание тяжелых бревен в количестве полутора-двух десятков привело к тому, что с непривычки на следующий день у меня болели все мышцы, а руки были просто деревянные.

Как назло, на понедельник была запланирована операция протезирования двух клапанов сердца, с которой я справился с большим трудом. Пришлось звать на подмогу коллег. Все закончилось благополучно, но для меня на всю жизнь стало правилом не заниматься тяжелыми или травмоопасными бытовыми работами.

К содержанию

И следить за своим психологическим состоянием

Один из вариантов влияния психологического состояния человека на результат — тяжесть груза ответственности или возможных последствий. Нарисуйте линию на полу и пройдите по ней, не сбиваясь. Легко. А попытайтесь пройти даже не по канату, в по карнизу в полметра шириной, но расположенному на высоте хотя бы третьего этажа. Вряд ли получится. Даже и пробовать не стоит. Но если отключить на время мозги, то получится наверняка.

Однажды такой случай произошел у нас в клинике. У женщины шестидесяти с небольшим лет, фигурой напоминавшей колобка, через двое суток после операции на сердце случился острый психоз. К сожалению, такое встречается нередко, но, к счастью, в большинстве случаев проходит достаточно быстро и бесследно.

Пациентка на тот момент была переведена из отделения реанимации в палату интенсивной терапии, где уже можно вставать и ходить по палате. Не знаю, что ей пришло в голову, но она решила выйти в окно. Палата же находилась на третьем этаже здания дореволюционной постройки с высоченными потолками. Окна там тоже были высоченные, значительно превышающие по высоте рост пациентки.

Она вышла на карниз шириной 40–50 сантиметров и дошла по нему до следующей палаты. Тут она, видимо, что-то поняла и стала громко кричать. Все это происходило около 8 утра, когда врачи уже приходят на работу.

Один из молодых ординаторов вышел за ней на карниз, но что делать дальше, не знал. Попытались открыть окно в соседней палате, за которым она стояла, чтобы впустить ее обратно, но старая рама присохла и не поддавалась. Тогда более опытный коллега подушкой выдавил стекло в соседней половине окна, и даму втянули обратно.

И смех и грех! Неосознанные действия были безошибочными, а понимание опасности сразу изменило ситуацию в худшую сторону.

К содержанию

Как страх мешает лечить

Помимо стресса возникновению ошибок способствует и страх. У нас в клинике был молодой человек, обучавшийся кардиохирургии в клинической ординатуре. Вроде бы толковый, исполнительный. Умел находить общий язык с пациентами. И вот на втором году обучения, когда отдельным ординаторам уже доверяют многое, произошел такой случай.

Меня срочно вызывают в палату к пациенту после перенесенного пять дней тому назад аортокоронарного шунтирования (АКШ). Он уже отлежал свое в реанимации, потом в отделении интенсивной терапии, а с предыдущего дня долечивался в обычной палате. Пациент самостоятельно себя обслуживал, ходил по отделению, и вдруг ему стало плохо: слабость, головокружение, пот, упало давление.

Начинаем разбираться, а пациенту прямо на глазах становится все хуже и хуже. Быстро переводим его в реанимацию, подвозим аппарат УЗИ и видим тампонаду сердца. И только тогда лечащий врач, все это время молча стоявший рядом, сказал, что за полчаса до этого он в перевязочной удалил электроды для временной электрокардиостимуляции, подшиваемые в конце каждой операции к сердцу пациента и выводимые наружу. Обычно они подшиваются так, что при подтягивании легко удаляются. Если же по каким-то причинам этого сделать не удается, электроды просто отсекаются у самой кожи и оставляются внутри.

Ординатор уверял, что все было, как обычно, и провода отошли легко. Но верить ему после того, как он стоял и молчал в течение всего этого времени, пока мы не определились с диагнозом, уже было нельзя.

Ситуация становилась предельно ясной. Пациент был экстренно перевезен в операционную, находящуюся в соседнем помещении, и прооперирован (удалили сдавливающие сердце свертки крови и ушили рану правого желудочка).

В итоге с этим молодым человеком пришлось расстаться, несмотря на многие его положительные качества. Если ты собственный страх ставишь выше жизни пациента, тебе нечего делать в кардиохирургии. Во всяком случае, в нашей клинике.

К содержанию

Как хирурги преодолевают страх перед операцией

О психологии хирурга говорить можно много, но сами хирурги не являются профессиональными психологами, а у реальных психологов много других сфер приложения своих знаний и навыков. Да, страх часто уберегает от ошибок. Но панический или постоянный страх — это беда.

Я знал грамотных хирургов, которые боялись оперировать. Большинство из них оставили хирургию, по крайней мере, большую хирургию. Отличительной особенностью таких хирургов является то, что они оперируют очень медленно. Именно из-за страха что-нибудь повредить.

Бывают, конечно, и просто флегматичные люди, делающие все не спеша просто в силу своего темперамента. Речь не о них. Речь о медленно оперирующих из-за неуверенности и страха. Это относится и к начинающим хирургам. Чтобы оперировать быстро и уверенно, преодолеть собственный страх есть три правила:

  1. Хорошо знать анатомию хотя бы той области, где проводится вмешательство;
  2. Отрабатывать мануальные навыки, а значит, больше оперировать, работать в морге, постоянно тренироваться;
  3. Заранее быть готовым к самому худшему варианту развития событий и иметь четкий план действий при возникновении осложнений. Если ты готов к худшему, все мелкие неприятности не создадут атмосферу страха и паники.
  4. И еще. Надо идти на операцию, не думая об осложнениях. Тогда все будет хорошо.

К содержанию

Ковид и страхи

Страх может приводить и к некоторым необдуманным действиям. Например, в период пандемии COVID-19 главным клиническим ориентиром для постановки диагноза стало появление очагов воспаления в легких, то есть пневмонии.

Вирусная пневмония отличается тем, что выслушивание легких мало что дает для постановки правильного диагноза. Нужно рентгенологическое подтверждение. Идеально — компьютерная томография органов грудной клетки.

Многие из-за возникшей паники и страха стремились сделать это исследование для подстраховки, что называется на всякий случай. Одна из моих знакомых, серьезная бизнес-леди, недавно так и поступила, хотя никаких признаков заболевания не было.

На КТ ничего не нашли. Она успокоилась, однако через два дня у нее поднялась температура и появились признаки инфекции верхних дыхательных путей. Вот тут и нужна была бы КТ, но это большая лучевая нагрузка, и делать ее через день нежелательно.

Выход, на мой взгляд, есть — надо делать сначала не компьютерное исследование, а обычный рентгеновский снимок. Поясняю: КТ — это серия последовательных обычных рентгенограмм, сделанных "послойно" с интервалом в несколько миллиметров. Другими словами, это несколько десятков обычных снимков, выполненных одновременно. Поэтому доза облучения организма весьма велика.

Нам когда-то говорили, что безопасная доза радиации сохраняется при выполнении 70 обычных снимков в течение месяца. Здесь же делается почти столько же за один день.