В одном маленьком хлеву родился поросёнок. Казалось бы, что необычного? Однако небольшая особенность у малыша имелась: аккуратное коричневое пятнышко в виде звёздочки. Это пятнышко так приглянулось хозяйке тёте Маше, что она даже забрала поросёнка жить в дом и назвала Фунтиком — в честь другого поросёнка, который жил не в хлеву, а в мультике, и выступал там в цирке.

Так себе Фунтик рос, не зная забот, носил розовый атласный бантик, ел из розовой мисочки и смотрел по телевизору мультики, развалившись в розовом плюшевом кресле.

И вот, однажды вечером, когда за окном разразилась ужасная гроза, в дверь громко постучались. Оказывается, это приехал в гости брат тёти Маши — дядя Виктор со своим сыном, восьмилетним Сашкой. Гости сильно промокли и потому долго пили в кухне чай, пока обрадованная тетя Маша сушила их одежду.

Сначала Сашка Фунтику понравился: он был очень похож на него — такой же розовый и толстощёкий, только что ходил на задних копытцах. Даже когда Сашка, не заметив Фунтика, плюхнулся с размаху в кресло, где тот прятался от грозы под тёплым розовым пледом, — мальчик и поросёнок разом завизжали — в один голос и так похоже!

Тётя Маша рассмеялась, а дядя Виктор, наоборот, как-то совсем уж нахмурился. А Сашка, выждав, пока они с Фунтиком останутся наедине, неожиданно и больно пнул поросёнка в бок.

— П-шёл вон отсюда!

Фунтик обиделся и спрятался под диван. Дальше пошло ещё хуже: оказалось, Сашка тоже, как и Фунтик, любит смотреть телевизор. Но не мультики и сказки, а какие-то странные непонятные штуки, которые тётя Маша называла "ужастики". Фунтик без дела слонялся по дому, стараясь избегать мальчика, который, лишь только завидев малыша, так и норовил побольнее его ударить.

На улицу же Фунтик с детства выходить боялся — привык дома сидеть, а кто знает, что там, за дверью? Грязь да болото: ещё испачкается и перестанет быть розовым, а вдруг тогда тётя Маша не будет больше его любить и отдаст этому мальчику?

И вот опасения маленького поросёнка начали сбываться. Однажды Сашка подошёл к тёте Маше, которая как раз кормила Фунтика ирисками.

— Тётя Маша, ну подарите мне этого поросёнка... — жалобно проканючил Сашка.
— Да что ты с ним делать будешь, в городе-то? — всплеснула руками хозяйка.
— Да ясно что, — ухмыльнулся дядя Виктор. Он в это время сидел за столом и пил кофе. — Скоро у Сашеньки день рождения, как раз к столу твоего Фунтика, хе-хе, пригласим...
— Вить, перестань, — покачала головой тётя Маша, — ты только посмотри, какая у Фунтика милая звёздочка на боку, какой он весь розовый!
— Они все милые, пока маленькие, — отвечал дядя Виктор, — но всё равно вырастают свиньями.
Произнося это, дядя почему-то посмотрел на сына, а не на Фунтика.
— Подумай сама, — добавил дядя Виктор, — скоро он станет взрослым кабаном и займёт собою полкухни! Отдай его к нашему столу, пока не поздно, ишь, какой упитанный...
— Ладно, я подумаю, — буркнула тётя Маша, и разговор прекратился.

А Фунтик после этого долго не мог заснуть на своей розовой подстилке в углу кухни. Он смотрел в окно, где было видно усеянное звёздами ночное небо, и думал над словами дяди Виктора. Ему не хотелось сидеть с ним за одним столом.

Неожиданно окошко распахнулось и на подоконник, медленно кружась, приземлилась маленькая белая свинка с крылышками. Это была самая настоящая поросячья фея, которая прилетает к каждому поросёнку только раз в жизни.

— Здравствуй, Фунтик! — произнесла она. — Кажется, ты хочешь загадать желание?
— Да, — удивился Фунтик, — а откуда вы знаете?
— Я услышала, как громко и тревожно стучит твоё сердце, — сказала фея. — Так что ты хочешь больше всего на свете, малыш?
— Понимаете, уважаемая фея, — произнёс Фунтик немного застенчиво, — я не хочу быть взрослым: Не хочу вырасти свиньёй.

Поросячья фея громко хрюкнула.
— Но все поросята становятся взрослыми свиньями, так заведено в мире! — произнесла она, не скрывая своего изумления. — Такова твоя судьба, Фунтик!
— А что делают взрослые свиньи?
— Они служат людям едой, — чуть помедлив, произнесла фея, — зато потом попадают в Замечательную страну, где всегда хорошая погода и много вкусных желудей и ирисок.
— Как это едой? — испугался Фунтик. — Страна мне нравится, но это потом: А по-другому никак нельзя?
— Есть редкие случаи, — кивнула фея, — но их мало: Похоже, Фунтик, тебе всё-таки придётся стать свиньёй. Положено так, понимаешь? Вот я — фея, должна исполнять чужие желания, а ты — еда для человека, прости.
— Знаете, фея, наверное, я не хочу быть едой, — погрустнел поросёнок. — Я бы хотел как-то по-другому служить людям, а особенно тёте Маше.
— Но я могу превратить тебя во что хочешь, — быстро сказала фея. — В какую-нибудь вещь, скажем, копилку или что-то далёкое, эфемерное, скажем...
— В звёздочку! — обрадовался поросёнок. — Тётя Маша любит звёздочки...
— Решено! — поросячья фея хрюкнула три раза по-особенному, по-волшебному, завертелась волчком — и маленький Фунтик исчез. А на ночном небе появилась ещё одна звездочка, красная. Хотя для нас, людей, все звёзды светят одинаково, на самом деле они все разноцветные и очень, очень разные.

Целый следующий день тётя Маша искала Фунтика и под вечер, когда совсем уже стемнело, сдалась.

— Наверное, убежал мой малыш, — сказала она небу, — ишь, почуял беду: И где он теперь, моя звёздочка?

На следующее утро уехал ни с чем хмурый дядя Виктор со своим сыном, а тётя Маша весь день подробно рассказывала о пропавшем Фунтике соседям.

— Никогда во двор не выходил, — сокрушалась тётя Маша. — А тут смотрю, окно открыто, а поросёночка и след простыл: И собака наша, Дружок, не загавкала даже: И где теперь моя звёздочка?

Один из соседей, на беду или на счастье, оказался сказочником и записал всю историю. А что не знал, то поросячья фея ему незримо на ушко подсказала — чтобы желание маленького поросёнка Фунтика исполнилось полностью.