Содержание:

Ну вот и новость. Я беременна. Пять минут совершенно несосредоточенного взгляда на две сплошные. Вопрос в голове: "Что дальше?". Сижу... Не курю... Странно. Я ведь хотела забеременеть. И муж хотел. 11 месяцев проб, вопрос "Ну когда же?", а тут такая неожиданность. Уму непостижимо.

К содержанию

Как сказать мужу о беременности

Ладно, надо мужу сообщить. Как? Надо же как-то романтично.

Приготовила рыбу, положила три прибора. Ужинаем. Муж уминает рыбу двумя вилками. Я, подумав, что идея не удалась, обреченно спрашиваю:

— Тебе удобно есть двумя вилками?

— Вполне. Я ещё хотел спросить: мы что кого-то ждём?

(Ура, получилось!)

— Да, через девять месяцев.

Реакция была молниеносной:

— Да ладно! Ты врешь!

Пришлось сдать кровь, перевязать листок с анализами лентой с парой маленьких красных валенок и принести домой. Антон был удовлетворён и сказал за чашкой чая, рассредоточенно глядя на горизонт: "Теперь все будет по-другому".

Я не спросила, что именно. Мое понимание этого пришло только на первой прогулке с дочкой: "Жизнь никогда не будет прежней! Никогда!".

Счастье? Нет! Я его не ощущала. Только, когда дочери исполнился год, я почувствовала любовь и счастье.

А пока я беременна.

Когда муж уже понял, что курс нашего семейного корабля теряется, я думала о выпитой бутылке вина на дне рождения подруги. Тогда я уже была беременна. Не отразится ли это на ребёнке? Честно признаться, эта мысль и сейчас нет-нет да и начинает всплывать, но только плод уже стал чадом, а страшилки подрастают.

К содержанию

Как сбываются мечты беременных

Как я себя чувствовала? Странно. При нормальном протекании беременности могу сказать, что физически я была не я.

Ходила еженедельно измерять давление, сдавала анализы, взвешивалась. Без токсикоза и прочих сопутствующих неприятностей. Но было странное ощущения потери пространства и времени.

Первые три месяца жутко хотелось спать. Всегда! Я спала, потому что это было сильнее меня. Все время знобило, температура 37 и все время холодно.

Плаксивость! Во время беременности я часто плакала. Сейчас даже не вспомню, какие причины вызывали слезы.

Вела дневник. Поглощала булки. Устраивала разгрузочные дни раз в неделю. Больше нормы не поправлялась.

Меня мучали душераздирающие запахи и невыносимые тактильные ощущения. От жёсткой воды, от крема, от одежды. То, что раньше пахло, теперь смердило. Запах мужа стал другим, точнее, я его не чувствовала. Совсем.

Стояла очень суровая зима. При выходе из подъезда меня обдавало сквозняком, и я открывала двери задом и только потом поворачивалась лицом к лестнице. Поддувало, подвьюживало, подкрадывалось, подлезало что-то постоянно холодное. В конце концов я заболела. Сильно, с температурой. И стала сидеть дома.

Вот и сбылась мечта! Беременные женщины как никто другой близки к Вселенной, и исполнение желаний у них молниеносно и быстротечно. Так хотелось никого не видеть, не слышать, не вдыхать, не чувствовать вкусы некоторых продуктов. Лежала дома с заложенным носом, больным горлом и ознобом. Мечты сбылись, и цена была этому соответствующая.

Это был февраль, второй триместр. Лечилась я малиной, мёдом, температуру сбивала морсами. И этот кошмарный хлорофилипт. Как отмщение за оскорбленный мною запах и вкус шаурмы возле электрички.

К содержанию

Что я вынесла с курсов подготовки к родам

Второй триместр как-то панически потребовал от меня начать поиски роддома, врача, читать про беременность. Ну, про то, что ребёнок с бобовое зёрнышко, с яблочко и прочие сравнительные фруктово-овощные изменения, мы с мужем читали и раньше, но вот чтобы без умилительных междометий и возгласов открыть статью и почитать — только во втором. Сестра сказала, что почерк беременных у всех одинаковый. Она тоже задолго до часа Х стала интересоваться, как и где родится ребёнок.

Что-то не засеивалось мое умственное поле семенами понимания, и я решила сходить на курсы для беременных. С мужем. Он хотел было отмахнуться, но я, ещё раз уточнив, хочет ли он присутствовать на родах, настояла на необходимости просветиться и понять, нужно ему это или нет.

На курсах было много лирики. Не покидало ощущение, что тренер занимается самолюбованием и репетирует экспрессивный слог в кабинете перед началом занятий. Надо сказать, репетиции эти не проходили даром. Многие беременяшки на занятиях просто млели от любви к своему состоянию.

Я чувствовала злобу. Ну почему у меня не так? Р-р-р. Я недо-мама? Ну живот, ну походка поменялась. И что? Единственное, что казалось мне невероятным — человек в человеке. "Словно солнце за горою где-то в пузе ты со мною..." — пела я животу переделанную песню Алисы Мон.

К содержанию

Почему я решила рожать дома

По окончанию курса чувство неудовлетворенности осталось: я не нашла ни доулу, ни акушерку на курсах. Я опять не знаю, где рожать и с кем. Если поначалу мысль о домашних родах убивалась об стену моего непонимания и отказа, то постепенно я стала принимать ее как единственно верную и безопасную для себя. Причин было несколько.

Мой мозг стал работать по-другому. Не было ни паники, ни страха, что негде рожать, не с кем, роддом не выбран и т.д. Если в роддоме — хорошо, если дома — тоже прекрасно.

Так вот почему дома... На курсах, объясняя нам, как на самом деле проходят роды, рассказывали, что есть фаза замедления, которую могут истолковать как слабую родовую деятельность и предложить стимуляцию, на самом деле вмешиваясь в естественный процесс отдыха перед потугами. Что есть ещё некоторые нюансы, о которых также предпочитают не говорить в стенах роддома. Предлагали будущим родителям заранее обговорить, что о любом вмешательстве и стимуляции мы должны быть предупреждены заранее и любые пожелания должны быть освещены до родов. От безобидных приложить к груди или подождать, пока пуповина отпульсирует, до прокола пузыря и эпидуральной анестезии.

Еще один, важный лично для меня, момент. В поликлинике акушер-гинеколог, которая вела мою беременность, просила выяснить, настойчиво так просила, как меня рожала моя мама. Какова была длительность, не было ли осложнений. Сказала, что вероятность, что я буду рожать так же, тем более первого ребёнка, очень близка к 90%.

Мама рожала меня почти сутки. Узнав, что в роддоме на процесс естественных родов выделяют 12 часов, за которыми следует такая же естественная для персонала, но нежелательная для меня стимуляция, я поняла, что все остальные пункты, по которым мы с мужем прошлись ранее, уже не имеют значения.

Нам сказали, что мы заранее должны обговаривать все варианты нашего взаимодействия с роддомом. Если хотят вмешаться — только через согласование с нами. С папой, если он будет на родах, и с мамой.

Мы с мужем поняли, что для нас это нереально. Потому что обычно, прибегая к услугам докторов, мы привыкли им подчиняться беспрекословно. Это врач, он учился, у него опыт и ему виднее. И бодаться, говорить, что надо не так, как видится ему, а иначе, у нас просто не будет морального права. Вот и все.

На этом в выборе роддома я поставила точку. Так я приняла решение рожать дома со своими. Муж не поддержал инициативу, но, как абсолютно мудрый человек, поддержал меня в моей инициативе. Роды все-таки мои, а он — моя самая сильная психологическая помощь, и началась эта помощь не в момент родов, а задолго до них, и принять мое решение о родовспоможении — лишь ее часть.

К содержанию

Как я нашла акушерку для домашних родов

Осталось найти акушерку. Дальше судьба сама вела по пути. На йоге мы общались с девушками. Одна из них родила раньше, рожала дома. Когда ее Ромашке исполнилось 3 месяца, пришла нас навестить. И я попросила у нее телефончик ее акушерки.

Надо сказать, что телефон я просила, ещё будучи совершенной противницей рожать первого ребёнка дома. Ну так, на всякий случай. И вот этот случай произошёл.

Акушерка была женщиной 65 лет, всю свою жизнь проработавшей в роддоме. Ещё на курсах я, придумывая критерии отбора своей акушерки, поняла, что главное будет только одно. Смогу ли я без стыда опорожнить свой кишечник перед акушеркой или нет. Извините за такие подробности, но рожавшие женщины понимают, что роды — это не барокко, а хард-рок, и это искусство прекрасно так же, как и некрасиво.

Ну, вот и все, собственно. Мы встретились. Много вопросов, подробное рассмотрение анализов, мягкое вхождение с целью осмотра, поцелуй в живот, улыбающееся лицо, становящееся твёрдым и решительным в работе. Я поняла, что мой главный вопрос получил утвердительный ответ, и спокойная пошла домой.

Потом мы втроём ещё пообщались, муж не высказался ни за, ни против, сама мысль о домашних родах была для нас обоих каким-то странным происшествием. Да что говорить, роды как таковые, хоть и приближались, но не осознавались.

К содержанию

Моя подготовка к родам

А пока я ходила на йогу для беременных, в бассейн, на курсы. На курсах пришло очень много нужной информации. Самое главное — ставили правильные паттерны мыслей и поведения. Экспрессивное "хорррошая схватка", повторяющееся на каждом занятии ведущим, как мантра засело в голове и помогало расслабиться в родах, а занятия по опорному голосу дали смелость петь, не думая о соседях, впуская жизнь и выпуская ее наружу в нужное время в нужном месте.

Мы не посвящали родственников и друзей в наши планы, чтобы не тревожить их и наш чуткий сон. Собственно, без мужа и его молчаливого согласия не было бы домашних родов, я рада, что он не стал сопротивляться.

За всю беременность, даже когда живот был уже размером с ребёнка, он так и не принимал мысли, что в человеке находится человек. Только на УЗИ второго триместра, глядя на курносую мордашку дочки, которая почему-то повернулась в монитор, хотя всегда скрывалась от камер, он сказал: "Теперь я верю, что там кто-то есть".

За всю беременность я не сшила ни одной поделки, не сходила в картинную галерею, не любовалась пространством мира. Мы переехали в новый дом и каждый день слушали трели дрели. За всю беременность я купила всего два комплекта ползунков и несколько пачек пелёнок.

Я не читала своей утробе сказок и стихов. Я не гладила беспрерывно живот, только клала руку на то место, которое сильно выпячивало или вдруг проезжалось бульдозером. Я не могла понять, что где-то внутри меня есть та, которая слышит биение моего сердца, и от этого звука, от его скорости и тональности меняется ее настроение и собственное сердцебиение.

Уже на родах жизнь дала мне это понять. Когда, сильно переживая, мне пришлось восстанавливать ритм сердца, поскольку ребёнок стал очень тревожным, что сказалось на его сердцебиении. Акушерка велела успокоиться и предупредила, что в противном случае придётся ехать в роддом. Да, случай и правда мог оказаться противным. Я успокоилась. И успокоилась моя дочь! Но это история других воспоминаний.