Содержание:

В этом номере мы собирались завершить серию материалов, посвященных обучению чтению, и начать новую - о том, как научить малыша любить книгу, как вырастить из него читателя. Но тут в редакцию пришло письмо. А в нем - опыт еще одной мамы, Галины Ершовой. И не просто мамы, а мамы, ставшей учительницей. Вот что она пишет.

"Я всегда была активной мамашей (иногда даже слишком!). В 80-х годах, увлекшись идеями раннего развития, я пыталась воспитывать "по Никитиным" старшего сына Алешу. А с младшей дочкой Ксюшей мы три года ходили на занятия в клуб для родителей с детьми "Семейка" к замечательному педагогу Лидии Константиновне Филякиной. "Семейка" нам с дочкой помогала не только учиться, но и понимать друг друга, а мне самой - многое переосмыслить в вопросах воспитания и обучения.

Мои дети подросли, но я по-прежнему постоянно общаюсь с малышами 2-5 лет - несколько лет назад меня пригласили вести занятия по обучению грамоте в той же "Семейке". Хочу рассказать читателям журнала о том, как мы играем с детьми (и с их мамами или папами), изучая буквы. Вдруг что-нибудь пригодится и в домашних занятиях с детьми?"

К содержанию

Буква Й не виновата

Вот как, например, произошла наша встреча с такой сложной буквой, как Й ("и краткое"). Сначала, конечно, была просто буква И. Мы, как обычно, писали ее фломастерами в альбомах, мелом на доске, пели ее, выкладывали из палочек, придумывали, на что она похожа.

Посмотрели азбуку с картинками: игла, индюк, изюм, игрушки... Обычно предлагается предмет, в названии которого первой стоит изучаемая буква. А как же нам быть с Й? Не предложишь же 2-3-летнему ребенку слова "йог" или "Йорк". Ведь Й стоит обычно в середине или в конце слов. И я раздаю им карточки с короткими словами-междометиями - АЙ, ОЙ, ЭЙ. И прошу вместе с мамами прочесть то, что им досталось, а дальше - придумать и проиграть сценку-ситуацию, когда такие слова мы произносим в речи. Можно сыграть удивление, испуг или еще что-нибудь.

Что же у них вышло? Мама Алла с дочкой Машей "пошли" по дорожке, зацепились за "корень дерева", споткнулись и "упали": "АЙ!". Мама Лена с Катей заглянули на шкаф и "испугались", увидев там чучело птицы: "ОЙ!". А Глеб, как всегда, куда-то помчался от мамы, и даже без особых усилий у них вышло: "ЭЙ, ты куда?".

А потом нам помогал вслушиваться, узнавать и запоминать эту букву добрый доктор "АЙ-болит", вернее, Корней Иванович Чуковский. Его они, конечно, все хорошо уже знают, и поэтому с удовольствием читают хором вместе со мной драматичный отрывок про заЙку, который попал под трамваЙ. Там же встретились уже знакомые нам ОЙ и АЙ. Голосом выделяем Й.

После этого мы играли в старинную детскую игру каравай, где в конце слова все та же буква Й. И громко проговаривали окончания с Й: "КараваЙ, караваЙ, кого хочешь - выбираЙ".

Что же получилось? Зайка - Й в середине слова. Ой, ай, каравай, трамвай - Й в конце слова. Айболит - опять в середине. Ну, а есть все же такое слово (смысл которого был бы доступен маленькому ребенку), чтобы Й в начале было?

Ага, вот оно. У нас в классе на полке стоит таинственная голубая коробочка с красным крестом - аптечка называется. Обшарив все углы в классе, мы наконец заглянули и в нее. Достали пузырек, подержали в руках, понюхали, прочли общими усилиями название - "йод". Кто-то вздохнул, видимо, вспомнив одну из своих ссадин. Но буква Й не виновата же, что с нее это жгучее слово начинается!

К содержанию

А если б еще и духами побрызгать!

А на одном из следующих занятий мы играли в буквы Ф и Р.

Звук Ф - это фырчалка, надутые щечки, Р - конечно же, рычалка. Произносим их, хотя звук Р поначалу мало у кого получился. Пишу на доске слово ФАРА. Все вместе читаем это слово, вспоминаем, где бывают фары. И начинаем играть.

Решили мы ночью поехать на машине в лес. Это чтобы фары были включены. А ночью в лесу, если ты едешь в машине с включенными фарами, нестрашно. Правда ведь? Павлик - шофер, он умеет рычать, как мотор. Он впереди, а остальные - "в кабине" сзади.

Только въехали в лес, как я им объявляю, что света фар не видно, вероятно, машина сломалась. Придется идти пешком. Достаю дорожную сумку, а там очень кстати оказались нужные вещи для путешественников - фонарь, фотоаппарат, флажок. Включаем фонарь, и наша экспедиция идет дальше. Все это я детишкам рассказываю и что-то изображаю, а они включаются в игру, представляют и проигрывают события, а заодно смотрят на вещи, начинающиеся с буквы Ф, произносят слова.

Слышим вдруг - "УФ-УФ!". Кто же это в лесу ночью так кричит? Может, сова? Или филин? Да, вот же он, нарисованный на картинке, стоит на книжном шкафу. И даже буква Ф при нем.

А потом я всех прошу принюхаться и спрашиваю: чем же это так нежно пахнет ночью в лесу? Мамы на этот раз догадались первыми и подсказали - фиалками. И действительно, на полу почти у самой двери в углу "растут" фиалки. Это, к большому сожалению, не настоящие фиалки, а искусственные цветочки из разных заколочек и украшений моей дочери. Но дети их добросовестно понюхали, собирая в букетик. Эх, надо было их духами побрызгать, что ж я не догадалась?!..

А тут и лес закончился, и солнце встало. Смотрим: а на дорожке стоит корзина с фруктами и запиской - "от дяди Федора". Когда же мы вернулись к себе "домой", то есть в другой конец класса, к доске, откуда начинали свое путешествие, то я им предложила сыграть в "съедобное-несъедобное".

На самом деле в корзине лежали небольшие мячики. Я каждому кидаю мячик и называю попеременно разные слова: яблоко, камень, груша, мыло, банан, чашка. А дети должны ловить и "есть" только фрукты, а остальное - отбрасывать. А то ненароком еще зуб сломаешь!

К содержанию

Щи из алфавита

А про букву Щ родилась вот какая игра. То, что она похожа на щетку, это и так понятно. Заглянули мы в одну из наших любимых книжек со скороговорками, а там - яркая картинка, изображающая скороговорку

    Щуку я тащу-тащу,
    Щуку я не упущу.

А из букваря Генриха Сапгира я им прочла вот такое стихотворение:

    Щука в озере жила,
    Червяка с крючка сняла,
    Наварила щука щей,
    Угощала двух ершей.
    Рассказали всем ерши -
    Щи у щуки хороши.

А потом достаю я Ксюшину игрушечную посуду, которую захватила из дома, и говорю: "Давайте мы тоже, как и щука, сварим щи". И мы начинаем варить щукины щи, чтобы потом их есть и угощать ими мам. А щи у нас должны вариться из печенья - алфавита. Разные буквы соответствовали каждая определенному овощу, первая буква в названии овоща и был сам он.

Порядок закладки овощей в кастрюлю (да и вообще из каких ингредиентов состоят щи) нам подсказывали мамы, а дети искали первую буковку в названии и осторожно опускали в кипяток буквы-печенье.

    К - капуста или картошка,
    М - морковь,
    П - помидоры или петрушка,
    Л - лук...

Когда щи были сварены, мы стали их "разливать" по тарелкам, при этом приговаривая, что же за овощи кому достались. Ели, между прочим, с большим аппетитом! И нахваливали поваров.

Стоит ли устраивать целые театрализованные представления по поводу какой-то одной буковки? Не знаю. Но играют мои подопечные с удовольствием! Мне кажется, что даже мамы, не все, конечно. Запоминают ли дети при этом буквы, новые слова и понятия? Бывает по-разному. Но, может быть, важнее то, что они учатся играть друг с другом, а родители учатся играть со своими детьми? А значит, все учатся жить друг с другом! Или я слишком много на себя беру? Одно для меня бесспорно - малышу не должно показаться, что учиться - это скучно".

Галина Ершова.

Статья из январского номера журнала.